вверх
Сегодня: 18.11.17
11.png

Руководитель аппарата губернатора Иркутской области Дмитрий Чернышов: о «сутевом контроле», агломерации и высшей школе региона

Возрождение Регионального совета, чего хотят мэры, оптимизация органов исполнительной власти и укрупнение муниципалитетов: в интервью Телеинформу  руководитель аппарата губернатора и правительства Иркутской области Дмитрий Чернышов откровенно рассказал о наиболее значимых направлениях своей работы и поделился «инсайдами».

Дмитрий Чернышов окончил Иркутский государственный университет по специальности «юриспруденция», после работал в должности старшего следователя прокуратуры Ангарска. Вскоре молодой юрист уже занял пост заместителя главы Ангарска, затем советника губернатора Иркутской области и руководителя региональной общественной организации «Антикоррупционный комитет Иркутской области». С октября 2015 года Дмитрий Чернышов назначен на одну из ключевых для региональной власти должность руководителя аппарата губернатора и правительства Иркутской области.

РЕАНИМАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО СОВЕТА

Немалая часть работы аппарата – это взаимодействие с мэрами Иркутской области. Не секрет, что тут все непросто. Каковы функции аппарата по этому направлению работы? Удалось ли достичь консенсуса по повестке назначенного на середину ноября Регионального совета?

– Региональные советы существуют и успешно действуют на территории многих субъектов РФ. Не исключение и Иркутская область, где Региональный совет работал при предыдущих губернаторах. Возобновление его работы было запланировано ещё на август прошлого года, тогда с мэрами муниципальных образований уже была согласована повестка, но по известной причине он не состоялся. Не далее как месяц назад мэры муниципальных округов обратились к губернатору с просьбой возобновить работу регсовета, как площадки, которой не хватает для обсуждения важных хозяйственных вопросов. Таких обращений поступило более тридцати. В ответ на просьбы мэров губернатор поставил мне задачу подготовить повестку регсовета и решить организационные вопросы.

Сейчас основные вопросы повестки уже предварительно согласованы с мэрами, министрами, сотрудниками служб и агентств. Например, планируется озвучить механизм работы Регионального совета. Заседания совета будут проходить системно, предположительно четыре раза в год. Мы понимаем, что этого мало для системного функционала. Необходима работа постоянно действующих комиссий, где, совместно с мэрами, будет готовиться проблемная тематика. Предполагается, что будет создано пять комиссий: по экономике и бюджету, экологии, природопользованию и сельскому хозяйству, по ЖКХ и так далее. Перед началом работы мэрам будет предложено анкетирование на предмет того, в какую комиссию они желают войти. Думаю, что один мэр сможет работать не более чем в двух комиссиях. Комиссии будут собираться по мере необходимости, в их работе я планирую принимать участие лично.

Что касается других вопросов повестки заседания первого Регсовета, то будет рассмотрен проект закона о бюджете на 2018-2020 плановые годы, проведён анализ работы территорий по сбору налога по упрощённой системе налогообложения, обсуждены вопросы по отопительному сезону 2017-2018. Помимо этого, будет подведение промежуточных итогов реализации программы «Комфортная городская среда», а также подготовки к 2018 году. В следующем году мы значительно расширяем аспекты и горизонты данной программы. В повестку обязательно войдёт вопрос переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Здесь тоже есть недочёты у ряда муниципалитетов, например, таких как Братск, Усть-Илимск.

ЧЕГО ХОТЯТ МЭРЫ?

Что послужило поводом для обращения к губернатору от мэров?

– Невозможно вырабатывать общие позиции и реализовывать выбранные направления без обсуждения этих задач всеми участниками. Возможно, мэры просто устали ходить поодиночке, от отсутствия площадки, на которой можно было заявлять, в частности, о проблемах, которые волнуют группы муниципалитетов. Например, сельских, либо лесных районов области. Таким образом, обращения мэров ожидаемы и объяснимы. Наверное, кто-то осознал, что принял неверное решение, отказавшись участвовать в прошлогоднем региональном совете.

Мэры стоят на переднем крае работы с жителями. Конечно, они хотят хорошее благоустройство и дороги, помощи малому и среднему бизнесу. Но есть разумные пределы: параметры областного бюджета. Не будем забывать, что на областном бюджете лежит одно из основных направлений: это выполнение указов президента и субвенции на заработную плату бюджетников. Зарплата — это основная составляющая расходов областной казны. Недаром мы говорим о том, что бюджет у нас социально-ориентированный: свыше 73 процентов бюджета — это социальные расходы.

А что касается глав поселений?

– Не будем забывать, система местного самоуправления выстроена таким образом, что сельские поселения хоть и самостоятельны в решении вопросов местного значения, но входят в муниципальный район. В любом случае мэр муниципального района является для них таким «старшим братом». Не все органы местного самоуправления сельских поселений в состоянии решать те вопросы  местного значения, которые им определены по закону. По ряду причин: нет бюджетного обеспечения, кадров, условий и прочего. Поэтому мы каждый год принимаем закон о перераспределении полномочий между первым и вторым уровнем местного самоуправления. Многие вопросы район на себя забирает и решает. В любом случае выработка позиций на Региональном совете будет транслироваться в поселения. Цепочка эта прерываться не должна.

«СУТЕВОЙ КОНТРОЛЬ»

Аппарат получил функции финансового контроля, а также упраздненного министерства юстиции и многие другие. Расскажите, каковы результаты работы по новым направлениям, эффективно ли было это функциональное перераспределение?

– В положении об аппарате губернатора Иркутской области предусмотрены контрольные функции аппарата. При губернаторе Александре Тишанине было контрольное управление аппарата губернатора, затем его благополучно свернули, по неизвестной причине. Во многих субъектах РФ есть такие подразделения, и сама жизнь подтвердила их необходимость. Более того, контрольное управление работает и на федеральном уровне в администрации Президента РФ.

Для контроля сроков исполнения поручений губернатора, президента, исполнения контрольных сроков, поступивших в Законодательное собрание, есть канцелярия в аппарате губернатора. Но канцелярия ведёт контроль за исполнением сроков. Однако нет «сутевого» контроля, нет понимания, насколько качественно исполнено то или иное поручение, все ли выполнено для решения задачи, достижения цели.

Поэтому возникает вопрос – кто должен этим заниматься? В моём понимании, ответ такой: контрольная функция качественного сутевого исполнения поручений должна быть у аппарата губернатора. При этом в структуре контрольного подразделения, конечно, должны быть специалисты различных отраслей. Системная работа – это чёткая постановка задач руководителям и исполнителям, сроки, обеспечение ресурсами, контроль и ответственность. Все эти элементы позволят машине исполнительной власти работать более эффективно. Это не новация или реформа, это выстроенная система, от которой в Иркутской области, по неизвестным причинам, отказались несколько лет назад.

ОПТИМИЗАЦИЯ

Что касается остальных мероприятий, то стоит вспомнить предысторию. С 1 января 2015 году в структуре регионального правительства было создано министерство юстиции. На мой взгляд, абсолютно неэффективно работающий орган, к которому было много замечаний как по существу, так и структурно. В прошлом году министерство было ликвидировано. Мы вернулись к хорошо забытому старому, возвратили главное правовое управление в аппарате губернатора. Таким образом мы значительно оптимизировали численность. Министерство — это самостоятельный орган. Там был министр, заместители министра, помощники, начальники управлений, отделов и так далее. Сегодня в ГПУ работает 47 человек, которые занимаются всем правовым обеспечением: прохождением нормативно-правовых актов, антикоррупционной экспертизой документов, регистрами муниципальных актов, формируют модельные правовые акты для муниципалитетов, поддерживают много других направлений.

Эта оптимизация позволила нам вернуть ГПУ, а также создать новое управление по профилактике коррупционных и иных правонарушений. Такое управление надлежало организовать в каждом субъекте РФ по указу президента. Когда я был назначен руководителем аппарата губернатора 3 октября 2015 года, до окончания исполнения этого указа президента оставалось два месяца, а никто новое управление не собирался создавать. Пришлось идти через реформу: создавать на месте одного министерства два управления. Кроме того, без увеличения штатной численности мы создали на восьми территориях общественные приёмные губернатора.

ГПУ заработало гораздо эффективнее. Очень много положительных откликов от прокуратуры. Например, по ведению регистров муниципальных правовых актов мы были на последнем месте, теперь мы третьи в России. Когда я приступил к обязанностям в аппарате, в архиве накопились целые коробки проектов муниципальных правовых актов за несколько лет, которые по закону муниципалитеты должны отправлять в аппарат на согласование и проверку. Всего за полтора года мы полностью ликвидировали всю задолженность по этим проектам, сейчас работаем в нормальном режиме. Всё это вопрос выстраивания эффективной работы, функционала.

ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Взять Институт регионального законодательства и правовой информации имени Сперанского. Там множество сотрудников с учёными степенями занимались тем, что писали научные статьи, но за бюджетные деньги. Это ненормально. С момента начала реформы руководителю этого учреждения были поставлены новые задачи. Помимо создания проектов законов и других нормативно-правовых актов областного уровня, по заданию руководителя аппарата сейчас они пишут модельные правовые акты для муниципалитетов. Таким образом, путём перепрофилирования института, мы взяли шефство над муниципалитетами. Для того, чтобы заниматься такой работой, не надо быть светилом юриспруденции, нужно просто понимать задачи, обладать определённым уровнем компетенции и желанием. В нашем случае и руководитель института, и большинство сотрудников такими качествами, безусловно, обладают.

Отдельных слов заслуживает Управление по профилактике коррупции. Не буду называть фамилии, но после проверок  этого управления отдельные руководители органов исполнительной власти были уволены, либо уволились сами. Где-то был выявлен конфликт интересов, либо недостоверные декларации доходов. Хочу сказать, что в скором времени может быть принято соответствующее решение в отношении одного из руководителей. С 1 января 2018 года Управлению передана функции контроля за доходами и расходами лиц, замещающих муниципальные должности. А это главы, мэры, депутаты Дум, руководители контрольно-счётных палат. Трудно будет переоценить добавленные функции.

Помимо этого, в подведомственности аппарата находятся Служба государственного финансового контроля и Служба жилищного надзора. Ранее они были подотчётны правительству, но к их работе были претензии. Губернатор поручил мне взять под контроль Службу жилищного надзора четыре месяца назад. Там были серьезные проблемы – огромная просрочка в рассмотрении обращений граждан, вал представлений из прокуратуры. В рейтинге Минстроя России, по итогам первого квартала 2017 года, мы были на последнем – 85-м – месте. Пришёл новый руководитель – Александр Проценко. В результате, по итогам первого полугодия 2017 года, за три месяца мы поднялись на 34-е место.

Служба государственного финансового контроля занимается проверкой расходования бюджетных средств, которые направляются либо органам-распорядителям, либо муниципалитетам. Здесь тоже проводится серьёзнейшая работа. За девять месяцев 2017 года в сфере госфинконтроля находилось 3 миллиарда 513 миллионов рублей. По результатам контроля в бюджете устранено нарушений на 40 миллионов рублей, на сумму 64 миллиона предъявлено исков о возмещении ущерба области. Проверено 2497 закупок на общую сумму 3 миллиарда 102 миллиона рублей. Более того, Служба финконтроля и Минстрой проверили исполнение мероприятий по переселению из ветхого и аварийного жилья в Черемхово, где обнаружили, что построено жилья на общую сумму 336 миллионов рублей, в которое никого не заселили. Деньги потрачены, муниципалитет отчитался, что люди заселены, а жильё стоит пустое.

УКРУПНЕНИЕ МУНИЦИПАЛИТЕТОВ

Дмитрий Викторович, будет ли продолжена работа по укрупнению муниципальных образований?

– Хороший вопрос. По нашим оценкам, есть много муниципальных образований с малочисленным населением, по которым можно на сегодняшний день рассматривать вопрос объединения. Конечно, это не означает переселения людей из закрывающихся населённых пунктов. Речь идёт о сёлах и деревнях, имеющих статус муниципального образования. В этом году процедуру укрупнения прошли четыре подобных муниципалитета. Четыре планируется упразднить.

Проблема там одна: необходимо волеизъявление от органов местного самоуправления.

Часто бывает так, что глава поселения, которому, по известным причинам, и так хорошо, либо не собирает сход граждан, или влияет на людей, которые и должны принять решение. Тем не менее, укрупнение – это экономия для бюджета, она необходима. На прошлой неделе я разговаривал об этом с заместителем прокурора области Андреем Некрасовым. В результате мы договорились совместно поработать по этой теме с главами, которые препятствуют укрупнению. Что-то мне подсказывает, что в следующем году результат будет получше, чем в текущем.

АГЛОМЕРАЦИЯ

Как вы относитесь к идее агломерации «Иркутск – Ангарск – Шелехов»?

– К этой «штанге» подходит уже не первое правительство. На самом деле, в этом что-то есть. Город, либо агломерация городов с населением более миллиона человек, как мне кажется, может рассчитывать на более широкое участие в федеральных программах. Но здесь, как и в любом деле, важна идея. Однако когда приступаешь к реализации, возникает много сопутствующих задач. Мне видится, что тут основная тема – развитие инфраструктуры, которая способна будет обеспечить жителей всем необходимым: коммунальными ресурсами, транспортом. Нужно начать с инвентаризации существующей инфраструктуры, понять, что необходимо дополнить, чтобы говорить об агломерации.

Не далее как два месяца назад агломерация обсуждалась на заседании правительства под руководством губернатора. Есть дорожная карта, есть поручение председателю правительства Иркутской области. В течение двух дней я планирую актуализировать её для себя с точки зрения контроля выполнения и доклада губернатору. Следует отметить, что тему стоит развивать не только «сверху». Нужен диалог с мэрами городов. Должна быть проведена техническая ревизия, только потом следует выдавать принятое решение с учётом чёткого понимания, что необходимо и чего не хватает для реализации плана агломерации. У любой идеи или стратегии должен быть план мероприятий.

ВЫСШАЯ ШКОЛА

Вопрос о высшей школе. В ИГУ не получилось выбрать ректора. А какова позиция Аппарата губернатора относительно поддержки кого-либо на этот пост и должна ли региональная власть как-то влиять на эти процессы в высшей школе?

– Ситуация здесь очень интересная. Высшая школа – это тонкая сфера регулирования различных уровней: министерства образования и науки РФ, профильных для вузов федеральных ведомств и региональной власти как регулятора отношений с субъектом РФ. Первая сложность – не определены чёткие «водоразделы» пределов регулирования отношений. Как юрист могу сказать, когда не определены чёткие границы регулирования – всегда возникает некая путаница. Понимая это, губернатор дал поручение министерству образования Иркутской области создать управление, которое будет курировать высшую школу. До конца года это управление должно заработать. Что же касается выборов в ИГУ, то куратором этого направления является первый заместитель губернатора Владимир Дорофеев. Будет некорректно комментировать свою позицию по этому вопросу, я могу лишь быть проводником позиции губернатора.

Год назад вы на «четыре с минусом» оценили работу регионального правительства. А как сейчас, на ваш взгляд, работает областная власть?

– Точный анализ нужно проводить по каждой отдельной позиции, и это тема для отдельного разговора. Я бы отметил проблемные вопросы, с которыми удалось справиться.

Считаю, что мы справились с темой обеспечения погорельцев жильём. Вопрос пришлось решать в очень короткие сроки, в неопределённом режиме регулирования. Безусловно, здесь очень серьёзную роль сыграл приезд президента и его поручение правительству РФ. Однако я бы отметил роль министерства социального развития Иркутской области и министра Владимира Родионова. Они объективно хорошо отработали.

Второе, что хотелось бы выделить – это деятельность по пополнению доходной части областного бюджета. Эту работу мы проводим совместно с налоговой службой Иркутской области. Здесь я бы выделил скорее не правительство, а губернатора Сергея Левченко и руководителя управления ФНС Константина Зайцева.



ИА "Телеинформ"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС

Архив новостей

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Мысли напрокат

14344734_1102486263122066_1533998651895541425_n.jpg