вверх
Сегодня: 04.02.23
1.png

Журналы

Не стреляйте в пианиста…

Всегда интересно заглянуть за кулисы, правда же? Увидеть то, что недоступно взгляду обывателя. Там масок нет, там все правдиво. Ну, или почти все! Наш новый автор Александр Шумилов предоставил нам такую возможность: заглянуть одним глазком на то дело, которым он занимается. Ну, или занимался!

 

Предисловие

 

Часто слышу в адрес полиции нелицеприятные оценки их деятельности. Как объективные, так и надуманные. Вторые, чаще всего, по незнанию тонкостей профессии, однако встречаются и провокационные, преднамеренные вбросы. Провокации подобного рода имеют целью своей создание негативного образа полиции в глазах населения, которое, в свою очередь, не особо знает, или даже не стремится знать нюансы в работе «рядового» сотрудника отдела полиции.

 

Совершенно обоснованным будет мысль о том, что не все полицейские профессионалы, по-настоящему преданы своему делу или, например, чисты на руку. Это так. Но я, в своем рассказе, ставлю целью открыть для простого гражданина, далекого от работы правоохранительной системы, новые, еще не известные (в пределах, допустимых законом), стороны деятельности и жизни, что между собой прочно взаимосвязано, сотрудника уголовного розыска, который верит в свое правое дело, коих, кстати, большинство, и стремится делать это дело хорошо.

 

И так, начнем. Предположим я сотрудник уголовного розыска, оперуполномоченный полиции, допустим старший лейтенант. Еще не «зубр» сыска, но уже и не «студент». В мои обязанности, согласно должностной инструкции, «…входит раскрытие преступлений…» и т.д. Нет, не так. Точнее не совсем так. Первоочередной моей задачей, кода я с утра прихожу на службу, задуматься о том, какое раскрытое преступление я буду выдавать в оперативную сводку. Для того, чтобы решить эту архиважную задачу мне необходимо, еще до утреннего рапорта (в переводе на гражданский язык утренняя планерка), пообщаться на предмет «перспективы» с дежурным опером, у которого есть вся информация о преступлениях, совершенных на территории обслуживания за сутки. За частую именно это первое действие предопределит мой день, вечер, ночь. При наличии перспективной, для раскрытия преступления, информации я стремлюсь скорее покинуть райотдел с целью задержания лиц, подозреваемых в совершении этого преступления. К чему такая спешка? Все просто. Впереди утренний рапорт, разбор полетов по совершаемым преступлениям на районе, по отсутствию должной реакции с моей стороны, по отсутствию должного оперативного сопровождения уголовных дел, уже находящихся в производстве следственного отдела, отсутствию работы по все возрастающему количеству материалов предварительной проверки, по отсутствию работы с поднадзорными гражданами, проживающими на моей территории. Все это отсекается, главное поставить в курс о твоих планах старшего опера, пусть он за тебя отдувается.

 

Часть I. Преступление

 

Конечно, я еду на задержание не один. Нас, как минимум, двое. Все зависит от числа и характеристики лиц, подозреваемых в преступлении. По дороге от райотдела до точки назначения на мой сотовый телефон поступает звонок от начальника уголовного розыска, которому интересны два вопроса: - «где ты и что ты там делаешь?». Затем идет короткий диалог, в ходе которого я выясняю, что начальник не очень-то верит в мои светлые намерения и в этот момент я понимаю, что «пустым» мне можно не возвращаться.

 

Не усугубляя и без того длинный рассказ, предположим, что я с коллегой задержал-таки подозреваемого. Доставил его в свой кабинет, забрал из дежурной части материал предварительной проверки по этому преступлению и вперед, - доказывать причастность.

 

Вопреки распространённому мнению о процессе «раскалывания», сложившемуся у граждан хочу отметить, что хоть, безусловно, еще встречаются сотрудники, которые нет-нет, да и поработают, как это говорится, «по старинке», но число их неуклонно уменьшается, о чем свидетельствует статистика по уголовным делам в следственном комитете, возбужденным по статье 286 УК РФ. В настоящее время доказывание причастности подозреваемого к совершению преступления выходит на качественно новый, технический, интеллектуальный уровень. Конечно, не обходится и без хитростей. Оперативная смекалка должна присутствовать.

 

Вот и я, старший лейтенант полиции, стремлюсь доказать причастность моего задержанного основываясь на доказательствах. Ввиду того, что так называемая «перспектива», это большей своей частью очевидные или полуочевидные преступления (например, родственник-наркоман, который всем надоел до ужаса, украл из дома золотые украшения своей матери, сестры и т.д.) то процесс «раскалывания» особых усилий в поисках доказательств не требует, часто эти доказательства лежат на поверхности.

 

Так вышло и в этот раз. Подозреваемый пишет «явку с повинной», я беру с него объяснение о его «проделанной работе» и устанавливаю куда он сбыл похищенное имущество. Если подозреваемый сбыл похищенное в течение суток, есть большая вероятность вернуть имущество законному владельцу. Проще всего «догонять» похищенную технику, телефоны, велосипеды, детские коляски. Скупщики техники стараются не идти ка конфронтации с полицией, поэтому, по большей части, добровольно выдают ворованное. Сложнее с золотом. В основном золотые изделия сдаются в ломбарды, откуда даже по истечении непродолжительного времени, как из заколдованного места, практически невозможно изъять ничего. В этих случаях хорошо прижилась практика изъятия копии залогового билета.

 

Собрав полный пакет документов в материале предварительной проверки, я со всем этим добром направляюсь в следственный отдел, точнее к его руководителю.

 

Начальник следственного отдела, личность неординарная. На его (а чаще ее) плечи ложится не только руководство непосредственно коллективом следователей, но и, при необходимости, раздача указаний сотрудникам уголовного розыска, участковым по предоставляемым ими материалам. Такой своеобразный начальник всея…

 

После скрупулёзного изучения предоставленного мной материала проверки вынесен вердикт, - «Неси на возбуждение дежурному следователю», - о чем на обложку материала наносится соответствующая резолюция.

 

За день работы у дежурного следователя на руках уже скопилось некоторое количество других материалов, которые ему нужно возбудить «объектами», т.е. по факту совершенного преступления, когда в материалах усматриваются признаки состава того или иного преступления и дополнительной проверки не требуется. Когда я захожу к нему в кабинет и протягиваю свой материал с просьбой, - «возбуди?», - при этом виновато улыбаясь, я уже знаю, что он думает обо мне и этом самом материале. Иногда, непроизвольно, эти мысли озвучиваются. После возбуждения уголовного дела у этого следователя мне необходимо получить отдельное поручение на производство отдельных следственных действий, на основании которого я, в последствии, буду изымать вещ доки у скупщика. Обычно процедура розыска и изъятия похищенного имущества не занимает много времени.

 

В принципе, основная моя работа именно по раскрытию преступления закончена. В процессе работы по уголовному делу, допроса подозреваемого и иных следственных действий, последующего сопровождения и помещения задержанного в ИВС, я выступаю в банальной роли конвоира.

 

Если у вас сложилось мнение, что это все, чем я занимаюсь на своем рабочем месте, то… это еще не все.

 

Часть II. Материалы предварительной проверки

 

После двух-трех лет работы в полиции (я, напомню, старший лейтенант) я твердо уверен, что заниматься материалами предварительной проверки должны следователи. Более того, все мои коллеги меня поддерживают. Только не поддерживает начальство и, конечно, следователи. Они тем более меня и моих коллег не поддерживают. И у них есть на это все основания: - «Мы тут со своими уголовными делами зашились, а ты на нас еще и материалы повесить хочешь?».

 

Законодательно установлено, что срок предварительной проверки должен составлять трое суток с момента регистрации обращения в полицию. При необходимости (эта необходимость возникает всегда) срок проверки может быть продлен до десяти суток, о чем выносится мотивированное постановление, с разрешающей визой руководителя.

 

Материал подобен кокону бабочки. Точно так же как в коконе созревает плод, в материале происходят процессы по формированию оснований для последующего его преобразования в «прекрасное» уголовное дело. Материал, изначально, может остаться материалом по разным причинам. Чаще всего это происходит потому что в нем отсутствуют те или иные, необходимые для возбуждения уголовного дела, письменные объяснения потерпевших, свидетелей, отсутствует протокол осмотра места происшествия или не изъяты записи с камер видеонаблюдения.

 

Предположим в моем материале проверки отсутствует запись с камер видеонаблюдения, расположенных на магазинах и офисах, прилегающих к месту совершения преступления. С целью их изъятия, с соответствующим запросом (а то и несколькими) в папке, я еду на «территорию» (место совершения преступления). Уже на месте я начинаю обход этой самой «территории». Основываясь на показаниях потерпевших и свидетелей иду по маршруту, предположительно по которому могли скрыться подозреваемые, параллельно фиксируя все «конторы» с видеонаблюдением. На обратном пути мне жизненно необходимо зайти в каждую из этих «контор», «замучить» продавца, парикмахера, девушку за стойкой, бабушку вахтера, сотрудника охраны, но добыть-таки заветную видеозапись со всех камер, так или иначе охватывающих место преступления и предполагаемый путь следования преступников. Почему для меня это жизненно необходимо? Да потому, что моя более-менее спокойная жизнь закончится ровно тогда, когда мой «старший» (старший опер) узнает, что видео нет. А его спокойная жизнь, в свою очередь, закончится после вопроса начальника уголовного розыска, - «Где запись?!».

 

На подобные путешествия может уйти от нескольких часов, до нескольких дней. Не всегда бабушка вахтер, девушка за стойкой, продавец, парикмахер и даже сотрудник охраны могут разбираться в аппаратуре, иметь доступ к снятию информации с носителей и т.д. Поэтому приходится по нескольку раз настойчиво приезжать к ним в гости.

 

В реальности бытия у меня на руках порядка шести-семи материалов, с разными, но пока в пределах, установленных законом, сроками. По всем этим материалам необходимо провести разные действия (а то и ряд действий), для того, чтобы «родилось» уголовное дело.

 

Даже сейчас, когда я изложил в тексте два основных своих «развлечения» на работе, я не могу сказать вам, что это все…

 

Карикатуры Вячеслава Шляхова

 

adidas Yeezy Boost 350 V2 "Asriel" (Carbon) October 2020 Александр Шумилов

Иркутские кулуары

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер

Air Jordan 1