вверх
Сегодня: 18.05.21
2.png

БЦБК проводили в последний путь

Целлюлозное производство на Байкале уходит в историю. 

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат выпустил финальную партию бумаги и остановил последнюю машину. Таким образом, производственный процесс на предприятии, которое по решению российского правительства будет закрыто, полностью прекращен, персонал сокращается. Впрочем, во Внешэкономбанке, который является основным кредитором БЦБК и которому власти поручили заниматься решением вопросов закрытия комбината, уверяют, что прилагают все усилия для трудоустройства высвобождающихся людей. На комбинате в работе остается только ТЭЦ, потому что она отапливает 15-тысячный Байкальск. На БЦБК готовятся к распродаже имущества, параллельно рассматривается вопрос модернизации теплоисточника, поскольку мощности ТЭЦ, рассчитанные на производственный процесс, не соразмерны со скромными потребностями Байкальска. Вместе с этим ООО «ВЭБ Инжиниринг» вырабатывает варианты ликвидации накопленных отходов комбината и рекультивации земель. Кроме того, ведется поиск инвесторов для создания замещающих предприятий.

 

— 50 млн рублей убытков каждый месяц несет комбинат. Экономика давит БЦБК. Три года подряд лихорадит рынок целлюлозы. Если бы я был кровожадным коммерсантом, я бы сейчас заставил конкурсного управляющего БЦБК продать все оборудование по цене металла, чтобы получить хоть какие-то деньги, — говорит генеральный директор ООО «ВЭБ Инжиниринг» Дмитрий Шейбе. — Но у ВЭБа такой цели нет. Мы делаем все, чтобы сгладить волну социальной напряженности в Байкальске, вызванную закрытием комбината, в частности, мы ищем способы создания рабочих мест на том имуществе БЦБК, которое еще способно двигаться и работать.

 

Дежурные караулят мародеров

В производственных помещениях Байкальского ЦБК теперь гудит только вентиляция, поддерживая положительную температуру воздуха в опустевших цехах, где уже не работают бригады. Только дежурные электрики и мастера смен присматривают за утихшими машинами, на которые, как рассказывает конкурсный управляющий БЦБК Александр Иванов, уже были посягательства со стороны искателей металла. Чтобы не допустить разворовывания имущества комбината, на предприятии по максимуму заварили входы-выходы.

 

Дежурные отряды, которые состоят из двух-трех человек, сформированы из так называемой категории социально-защищенных работников, которых нельзя сократить. До останова на комбинате работало 1,5 тыс. человек. В связи с принятием решения о закрытии БЦБК 800 сотрудников идут под сокращение, 297 уже уволено по соглашению сторон, остальных сократят до конца декабря. Останется 741 работник для администрации, поддержания работы ТЭЦ, осуществления охраны.

 

Последнюю машину на комбинате отключили 7 октября после того, как выпустили финальную партию бумаги. Основное же производство остановилось раньше — 13-го сентября комбинат прекратил варку целлюлозы. «После того, как у нас закончились все химические компоненты для производства беленой целлюлозы, мы для выработки древесины и щепы сделали небеленую, а потом ее переработали в бумагу, — рассказал в ходе пресс-тура на БЦБК Александр Иванов. — Потому что небеленая целлюлоза по цене дешевле на 40%, чем беленая, ее невыгодно было бы продавать. Бумага у нас производилась для внутренних нужд — для упаковки, а излишки шли на продажу».

 

Имущество с молотка

По состоянию на вечер 7 октября на складе предприятия оставалось 36 тонн вискозной целлюлозы и 50 тонн бумаги. Как рассказал «МК Байкал» конкурсный управляющий, остатки вискозной целлюлозы будут реализованы внутри страны, поскольку с китайскими покупателями, которым раньше шла основная масса продукции, БЦБК уже не сотрудничает. «Заключение контракта с китайской компанией — это валютные регулирования, это открытие паспорта сделки в банке, это очень строгий контроль. Поэтому мы все продадим здесь. Тем более, что есть покупатель, который берет небольшие объемы», — говорит Александр Иванов.

 

Что касается оборудования БЦБК, то на него покупателей пока нет. В Байкальск приезжали специалисты с Селенгинского целлюлозно-картонного комбината, которые осмотрели машины на предмет их возможного приобретения, но информации о том, какое решение приняли коллеги из Бурятии, на БЦБК пока не поступало. Если покупателей на оборудование Байкальского ЦБК так и не появится, машины, которые являются ровесниками 47-летнего комбината, будут утилизированы и реализованы, как металлолом.

 

На комбинате сейчас как раз и занимаются подготовкой имущества к продаже. Как говорит Александр Иванов, на многие строения у БЦБК нет кадастровых документов. «Нам приходится их делать заново. На сегодняшний день у нас из 317 объектов только на 203 оформлены документы, — рассказал конкурсный управляющий. — После получения всех бумаг мы сможем сформировать имущественные комплексы, например, из железнодорожного хозяйства, которые могут представлять интерес для развития различных бизнесов. Потом будет проводиться оценка, которая определит рыночную стоимость имущества, после чего мы выставим комплексы на открытые торги за исключением ТЭЦ». Теплоисточник, как социально значимый объект, будет реализован через закрытие торги.

 

Балансовая стоимость имущества БЦБК составляет 1,7 млрд рублей. Первым планируется продать недостроенное общежитие. Начальная цена 15 млн рублей. По словам Александра Иванова, интерес к зданию пока проявила только администрация Слюдянского района, намеренная достроить его и заселить туда учителей и врачей. Муниципальные власти готовы вложить в завершение общежития еще порядка 15 млн.

 

Прохладное тепло

Готовится к реализации и ТЭЦ, но, как сообщил Дмитрий Шейбе, до сих пор не удалось достигнуть компромисса в переговорах с «Иркутскэнерго» по поводу освобождения теплоисточника из-под залога энергоугольной компании, которая между тем хочет вернуть себе возможность поставлять уголь в Байкальск. Конфликт между БЦБК и входящим в «Иркутскэнерго» ООО «Востсибуголь», как известно, произошел минувшей зимой. Поставщик топлива прекратил отгрузку в Байкальск, сославшись на то, что БЦБК не платит за уголь. Отопительный сезон в городе тогда оказался на грани срыва. Как вспоминает Дмитрий Шейбе, были случаи, когда топлива оставалось всего на полдня.

 

«Востсибуголь» тогда расторг контракт с БЦБК. Комбинат с тех пор покупает уголь у красноярской компании с Бородинского месторождения, но поскольку он непроектный, его приходится смешивать с каменным углем, который поставляет с Тарасовского месторождения одно из иркутских предприятий. «Чтобы приблизить характеристики бородинского угля к проектному, мы его смешиваем с каменным, — объясняет Александр Иванов. — Это не самодеятельность, специалисты провели исследования, и у нас есть документация, подтверждающая, что это безопасно для оборудования. Это было сделано в тот период, когда у нас были ограничения по проектному углю».

 

По состоянию на 8 октября, на комбинате есть запас угля на месяц — это 15 тыс. тонн. Кроме того, в тот день под разгрузкой стояли 127 вагонов — это еще примерно 8,5 тыс. тонн. Такого запаса не было за весь период банкротства предприятия. Дмитрий Шейбе и Александр Иванов уверены, что этот отопительный сезон в Байкальске пройдет спокойно. Впрочем, Шейбе признается, что с федерацией еще не достигнуты договоренности о компенсации комбинату из бюджета убытков, которые предприятие будет нести от деятельности по теплообеспечению города, ведь БЦБК придется сжигать больше топлива, чем нужно Байкальску.

 

— Для отопления города достаточно сжечь 200 тонн, а мы будем сжигать от 500 до 750, — говорит Александр Иванов. — Мы не можем подавать в котел меньше, он тогда не будет работать. Поэтому обязательно рассматривается вопрос модернизации ТЭЦ под потребности города. А пока нам нужно как-то компенсировать производство излишней энергии. Сейчас это компенсируется ВЭБом. Как будет в следующем году — я пока не знаю.

 

— Средняя дотация, как мы рассчитываем, будет на уровне 250-260 млн рублей. Но вопрос еще не решен, мы только обосновали затраты, — сообщил Дмитрий Шейбе.

 

Кроме того, по словам конкурсного управляющего, в ближайшее время БЦБК, вероятно, возобновит сотрудничество с «Востсибуглем», но не рискнет возвращаться к стопроцентным поставкам этой компании. Впрочем, решение о том, восстанавливать ли отношения с прежним поставщиком, еще будет зависеть от того, с каким итогом завершится судебная тяжба БЦБК с «Востсибуглем».

 

— Дело в том, что, когда мы в феврале погасили перед ними долги, мы им еще переплатили, теперь через суд требуем 7 млн рублей возврата. Они их засчитали в счет неустойки, которая не подтверждена судом, — рассказал Александр Иванов. — Кроме того, мы понесли убытки в связи с тем, что ограничивали генерацию. Когда мы генерировали электроэнергию, мы ее использовали для себя, а избыток продавали. И для того, чтобы сократить расход угля, мы выключали турбины в период проблем с топливом. То есть с февраля по конец апреля мы не генерировали электроэнергию, пока не сделали нормативный запас угля. И за это время потеряли 48 млн рублей.

 

Мамонт в шлам-лигнине

Таким образом, этот отопительный сезон в Байкальске пройдет по прежней схеме, как будет на следующий год — пока непонятно, но очевидно, что теплоисточник нуждается в скорейшей модернизации. По словам Дмитрия Шейбе, для этого уже профинансирован комплекс предпроектных и проектных работ. Обсуждаются разные варианты реконструкции.

 

— Я думаю, что после ТЭО как минимум три варианта мы предложим. После этого будет проект. И если все будет идти так, как мы планируем, финансирование модернизации ТЭЦ, возможно, будет осуществляться из средств, направляемых на создание туристкой особой экономической зоны «Ворота Байкала». В любом случае, зона не может существовать без энергообеспечения.

 

Кроме того, по словам Шейбе, к 20 октября «ВЭБ Инжиниринг» планирует озвучить первые варианты ликвидации накопленного от деятельности БЦБК экологического ущерба и рекультивации земель. Но уже сейчас можно утверждать, что на эти цели потребуется больше тех 2,9 млрд рублей, заложенных в федеральном бюджете.

 

— 6 млн тонн киселя. Это не водная суспензия, там в шлам-картах за 50 лет накопилось все, я не удивлюсь, если там мамонта отроем. Перед нами стоит задача провести рекультивацию в центральной экологической зоне, то есть с минимальными экологическими последствиями. Мы подключили достаточно профессиональных международных специалистов. Велика вероятность, что выбор будет сделан за так называемым омоноличиванием — цементированием обезвоженной массы, которая перед этим будет нейтрализована. Сверху будет плодородный слой.

 

Жизнь продолжается

По словам Шейбе, в настоящее время идет процесс создания хозрасчетных единиц, которым, в том числе предстоит заниматься ликвидацией карт с шлам-лигнином. На данный момент в эти организации трудоустроено больше 30 человек, уволенных с комбината.

 

— Во главу угла ставится задача на основе того имущества, которое есть у БЦБК, формировать отдельные хозрасчетные единицы. Будет проведена работа по отделению ТЭЦ, очистных сооружений и водоотвода с водозабором от комбината. Часть персонала перейдет в сервисные предприятия, создаваемые на базе комбината. Это, к примеру, железнодорожная служба, ремонтная компания. Это все позволит дополнительно трудоустроить 150-200 человек.

 

Кроме того, часть бывших работников БЦБК нашли работу вне Иркутской области. Так, 23 человек трудоустроились на Тихвинский вагоностроительный завод в Ленобласти. А к весне ожидается открытие новых вакансий на БЦБК — опять же на работы, связанные с рекультивацией.

 

Светлана Латынина

 

Источник: http://baikal.mk.ru

Air Jordan 1 Retro High OG "UNC Patent" Obsidian/Blue Chill-White For Sale

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА И ТАЙНА, СВЯЗАННАЯ С ЖУРНАЛОМ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ», НО ТАК ИМ И НЕ РАСКРЫТАЯ, – ЭТО ТАЙНА ВЫЖИВАНИЯ ЖУРНАЛА. У ВАС ВЕДЬ СОВЕРШЕННО НЕТ РЕКЛАМЫ! ДОЛЖЕН ЖЕ БЫТЬ КАКОЙ-ТО СПОНСОР!? ИЛИ НЕТ?

 

 Александр Васильев, бизнесмен

Nike