вверх
Сегодня: 26.10.20
6.png

Барахолка заползла в скорлупу

Торговцы «Шанхайки» предприняли попытки разжалобить власть.

В Иркутске собственники вещевого рынка, именуемого в народе «Шанхайка», испугались штрафов и предписаний надзорных органов и закрыли наглухо ворота торговых рядов. Такой пустынной обычно перегруженную и едва доступную для проезда машин улицу Софьи Перовской многие горожане не видели много лет. Проезжая часть освободилась по всей своей ширине, на пустых павильонах остались только сиротливые вывески «Шторы», «Распродажа», «Дубленки». Доступ к рынкам перекрыли, а в торговых рядах остались лишь коробки, куски полиэтилена, металлические листы и прочий мусор, напоминающий о недавно кипевшей здесь жизни. Такая картина обнаружилась взору после того, как чиновники городской администрации, которые в течение трех лет вели бесплодные переговоры с предпринимателями и выступали с мертворожденными инициативами по наведению порядка на «Шанхайке», пришли к торгашам с проверками и подкреплением в виде полиции, сотрудников Роспотребнадзора, противопожарной и миграционной службы. Заложниками полного прекращения торговли стали мелкие и по большей части вполне легальные предприниматели, которым оказалось негде реализовывать закупленный под крупные кредиты впрок товар, а также небогатые граждане, за много лет привыкшие к доступным ценам «китайского» рынка. Однако мэрия, до сих пор игнорируемая собственниками местных земельных участков и впервые заговорившая с ними с позиции силы, считает это не более чем временными трудностями на пути к большой, поддерживаемой многими горожанами и продиктованной федеральным законом цели — полной ликвидации барахолок вне торговых центров. 

шанхайка иркутск виктор кондрашов рынок дельта
 
  Фото Алены Перегудовой  

 

— Наша позиция будет непреклонной. То, что мы видим на «Шанхайке», — это полное нарушение закона. Проверки будут идти до тех пор, пока не будут устранены все нарушения, — заявил мэр Иркутска Виктор Кондрашов. — Через месяц-два предприниматели, которые здесь работают и потеряют в доходе, все равно возьмутся за ум и построят нормальные торговые площади. А как только мы закончим с этим рынком, мы возьмемся за следующий.

 

Фронт против нелегалов

Осаду уличных торговцев в центре города путем тщательной проверки исполнения закона городские власти, правоохранители и надзорные органы начали в первых числах апреля в границах улиц Байкальской, Софьи Перовской, Борцов Революции и Подгорной. На рынках сразу же выявили полный комплект нарушений от несанкционированной торговли и нелегальной миграции до игнорирования санитарных требований и правил дорожного движения. Уже к в середине первого дня комплексных проверок большинство павильонов были закрыты. Однако затем выяснилось, что некоторые предпринимателя стали торговать оптом с пяти до восьми утра, для пресечения чего полиция выставила дополнительные посты. Рынки пытались открыться и в субботу в расчете на то, что в выходной контролирующие органы работать не будут, но и тогда проверяющие появились на «Шанхайке».

В итоге через несколько дней удерживания «фронта» по истреблению нелегальной торговли администрации рынков не только прекратили свою деятельность и закрыли ворота торговых рядов, но и начали вывоз прилавков и демонтаж павильонов. Внешние стены пустых павильонов оказались очерчены жирной синей линией, означающей их незаконное размещение на муниципальной земле. На них развесили предписания с требованием демонтировать торговые объекты до конца месяца.

— Этот рынок уже свободен. С территории муниципальных земель частично вывезены павильоны, — наперебой отчитываются о проделанной работе сотрудники городской администрации. — А рынки на частной территории мы не закрывали, но когда они открываются, к ним заходят все уполномоченные проверяющие службы — Роспотребнадзор, полиция, миграционная и противопожарная службы — и работают каждая по своему направлению. В итоге собирается клубок нарушений, все результаты проверок аккумулируются у прокуратуры, которая уже будет добиваться закрытия рынка в судебном порядке. Но до этого пока не дошло, потому что владельцы просто боятся открыть рынок для проверяющих.

 
   
 

Фото Алены Перегудовой

 
 

 

Заложники перемен

Тем временем у рынка «Дельта», также считающегося частью «Шанхайки» и закрывшего свои двери, в ожидании Виктора Кондрашова, который решил принять участие в очередной проверке, собралась группа местных торговцев из более чем 150 человек. На разведку к чиновникам мэрии сначала отправились восемь предпринимателей, интересующихся, когда они смогут высказать свои претензии градоначальнику.

— Вот я, например, предприниматель, — привлек внимание сотрудников администрации мужчина с сильным кавказским акцентом — У меня сейчас кредит — три миллиона. И каждый месяц я должен, например, отдавать по 80 тысяч. И что мне делать? Дали бы нам хотя бы месяц прежде, чем что-то делать...

— Мы все в кредитах, уже ночи не спим, плачем. Вообще рыдаем. Уже сил нету, — неподдельно всхлипывает рядом стоящая женщина. — И не только мы, все страдают — Братск, Улан-Удэ, все люди страдают сегодня, все плачут. Что нам делать?

Однако чиновники оставались непреклонны. «Вы прекрасно понимаете, что предпринимательская деятельность — это риск, — напомнила торговцам сотрудница мэрии. — Мы отрабатываем данную территорию уже в течение двух недель. Там, где успели проверить, выявлена масса нарушений вплоть до выдворения с территории РФ иностранцев. Конфискат вывозится грузовиками. Рынки в таком виде, в каком они сейчас есть, существовать больше не будут».

Наконец, на улицу Софьи Перовской из салона авто выходит мэр и сразу начинает принимать отчет у ответственных за легализацию «Шанхайки» чиновников. В это же время толпа мгновенно замыкает мэра и его подчиненных в плотное кольцо. «Так, а что вы собрались? — вынужден отвлечься Виктор Кондрашов от документов. — Проверять вас будут и дальше, поскольку работать без правил невозможно. И население Иркутска избрало меня для того, чтобы я работал по правилам. А от 90% населения поступают жалобы, что здесь полная антисанитария. Мы что должны делать, терпеть это?»

— Это все уважаемые директора, их надо штрафовать по 500 тысяч! — кричат из толпы.

— Что мы и делаем. На сегодня вы все попали в ситуацию как заложники, — входит в положение собравшихся градоначальник. — Отдельные предприниматели завладели земельными участками, предназначенными для индивидуального жилищного строительства и других назначений, и наставили здесь павильонов для торговли. Но по федеральному законодательству с 1 января текущего года открытые рынки запрещены.

Однако в толпе помимо «заложников» оказались и сами «уважаемые директора», которые стали выдвигать градоначальнику обвинения в нерасторопности сотрудников администрации, по их мнению, годами оформляющих необходимые для перестройки рынка документы. «Все, что я успела сделать за два года, — это перевести землю в соответствующее пользование», — заявила директор рынка «Сан-Вояж» Наталья Исакова. «Вы правила землепользования и застройки приняли только в 2013 году, и по ним весь наш 108 квартал предназначен для автостоянки», — бросил мэру собственник одного из местных домов — памятников архитектуры.

— Вот это памятник? Что вы с ним сделали, с памятником? — оглянулся мэр на указанный предпринимателем дом, завешанный рекламными конструкциями.

— Я уже приготовил проект реставрации на этот памятник, заплатил за это 500 тысяч, — оскорбился собственник. — Где у нас простые люди могут дом себе отреставрировать?

— На этой территории среди владельцев простых людей уже не осталось. Доходы рынка превышают годовой бюджет Иркутска в течение года! — отрезал Виктор Кондрашов. И тут же подсчитал, что «Сан-Вояж» приносит владельцу 1,5 млн рублей в месяц. «Вам трудно было переделать все это?», — пристыдил мэр хозяйку рынка.

 
   
 

Фото Алены Перегудовой

 
 

 

Конец доступным ценам

Женщина из толпы прервала зашедший в тупик диалог мэра с землевладельцами: «У нас в данный момент 60% населения малообеспечены. Они приходят к нам, чтобы что-то прикупить, приодеться. Ведь ни одна многодетная семья теперь не сможет нормально одеться».

— Рядом есть вполне цивилизованный пример — «Шанхай-Сити Молл», — махнул рукой в сторону торгового центра мэр.

— Сразу дороже, — отрезали из толпы.

— Насколько дороже? Зато можно будет купить вещи уже в безопасном месте, а здесь у нас самая высокая преступность, кошельки крадут постоянно. Нет камер наблюдения, ничего, — пояснил Виктор Кондрашов.

— А сейчас в Иркутске есть торговый центр, который может обеспечить местами всех арендаторов, которые здесь находятся? — поинтересовался владелец памятника архитектуры.

— В Иркутске много торговых мест помимо «Шанхайки», — подчеркнул градоначальник. — Я понимаю, что после такого ажиотажа многие, кто владеют помещениями, начнут цену аренды поднимать, руки людям выкручивать. Но и вы меня тоже поймите, я не могу нарушать федеральный закон.

— Ну, хоть маленько нарушьте, — слезно попросили из толпы.

Однако мэрия не стала прислушиваться к мелким торговцам. На следующий день встречи с градоначальником попросили их арендодатели — семь владельцев земли «китайского» рынка, также возмущенные внезапностью принимаемых мер. Виктор Кондрашов предложил им тоже, что убеждал сделать в течение последних трех лет. То есть обменять между собой и с муниципалитетом принадлежащие им небольшие хаотично расположенные участки таким образом, чтобы у предпринимателей появилась возможность построить на них полноценные торговые площади, а у городских властей — расширить до четырех полос дорогу по улице Софьи Перовской и установить на ней остановочный пункт. Вместе с тем, градоначальник вспомнил еще одну свою давнюю инициативу — перенос торговли из центрального 108 квартала в периферийные районы города. «В районе «Шанхайки» такой концентрации торговли уже не будет», — в очередной раз заявили предпринимателям в администрации. Однако впервые за все время существования несанкционированной торговли, мэрия выступила в роли вершителя судеб, а не просящего. 

 

Источник: http://baikal.mk.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь