вверх
Сегодня: 19.08.19
10.png

Блог Андрея Колесникова: Мужичок с сундучок

Старика Вюиттона с его «чемоданом без ручки» не пустили в Кремль. 

 

Каток заливать можно на Красной площади рядом с мумией вождя мирового пролетариата, а сундук Louis Vuitton ставить — нельзя. Каток освящен кремлевским гламуром и одобрен, а вюиттоновский «чемодан без ручки» — нет. Результат: демонтаж — идя навстречу пожеланиям трудящихся, возмущенных оскорблением сакрального.

 

Охотно верится в то, что Михаил Куснирович, Сати Спивакова и приданные им мощнейшие силы мировой закулисы, в том числе в лице Натальи Водяновой, получили все необходимые разрешения, и давно. Не те это люди, чтобы пойти против воли вождя, да еще в тени, которую отбрасывает стена, где томятся неуспокоенные духи железных наркомов и лично т-ща Сталина. Но какая-то общественность вдруг перевозбудилась, обнаружив чрезмерный контраст между советско-имперским величием (итальянского — в архитектурном смысле) Кремля, украшенного «розочкой» из мумии, и символом всего буржуазно-гламурного — чемоданом Louis Vuitton.

 

И я эту общественность понимаю. Тут у нас скипетр и держава, икона над Спасскими воротами, Ленин на всякий случай (в хозяйстве пригодится), лично «Василь Василич» приезжает иной раз в кабинет, серьезные дядьки из ФСО ходят. А рядом — такое вот безобразие гигантского размера (власть у нас имеет монополию на гигантоманию). Ничего святого!

 

Вот в этом «ничего святого» — корень проблемы. Правильно сказал один член фракции КПРФ: Красная площадь — «сакральное место российского государства». Это в европейских и прочих мировых столицах принято смешивать высокие и низкие жанры, осовременивать старую архитектуру постмодернистскими финтифлюшками, снижающими пафос, затевать не только катки и ярмарки на сакральных и «намоленных» площадях, но и учинять экзотические, вроде того сундука, инсталляции — и ничего. Вон что с рейхстагом, сакральным объектом для немецкого народа, сделали — страшно смотреть. Купол какой-то, туристы русские толпами бегают со словами «Я взял рейхстаг!»… А у нас — сплошные святыни.

 

Оставить Louis Vuitton на площади — означало признать победу буржуазного над сакральным, легкомысленного над уныло-серьезным, гламурного над величественным, иронично-подвижного над отлитым в граните. Перебить запах мокрой овчины, казармы и сталинской шинели — «Шанелью».

 

Ладно, играли на Красной площади в футбол, в хоккей. Это по-нашему. Ладно, Dior даже что-то такое учудил. Пол Маккартни пел при зрительском участии Владимира Путина. Но! Это было давно, сейчас настроения во власти и массах пережили движение в сторону охранительно-стыдливой «мизулинщины» и возвращения в мозги духа сталинской архитектуры.

 

Такого допустить нельзя. Чай, не в Париже живем. Да и театр на Красной площади устраивать может только одно лицо — первое. И сама Красная площадь всегда была сценой театра одного актера, очередного в нашей единой истории «мужичка с сундучок» на Мавзолее.

 

А может быть, тут вот еще что. Подсознательно кто-то понял, что гламурный сундук на Красной площади — это и есть символ сегодняшней России. Гламурной по содержанию, мрачно-имперской по форме. Символ богатства, зависящего от связей с Кремлем.

 

Ведь не случайно заговорили о том, что, мол, с администрацией президента сундук не согласован. Во-первых, при чем здесь администрация президента? По своему формальному статусу она — имперская канцелярия, там бумажки носят, а не решения принимают. Во-вторых, всем понятно, что под псевдонимом «администрация президента» скрывается сам президент. С ним-то, может, и забыли согласовать. Не царское это дело — сундуками распоряжаться, если только это не Фонд национального благосостояния.

 

Казус Louis Vuitton — это еще одно напоминание внутренним и внешним частным инвесторам: если вы с кем-то о чем-то договорились по бизнесу, даже на самом верху, это ни о чем не говорит. В России всегда найдется какой-нибудь Росреестр, специально заточенный депутат Сидякин и другие товарищи и организации, которые обнулят ваши договоренности за одну секунду.

 

Это как с теми, кто вышел на Красную площадь в августе 1968-го. Они «мешали движению общественного транспорта». Чемодан-2013 — вовсе не диссидент, а даже совсем наоборот. Но если надо — скажут, что и он мешал движению.

 

Даже если никакого общественного транспорта нет: вас здесь не стояло.

 

Источник: http://www.novayagazeta.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС