вверх
Сегодня: 11.05.21
15.png

Блог Владимира Милова: Исповедь "молчуна", или почему я не понесу свои пенсионные деньги в НПФ

 

 

Сразу предупреждаю: у этого поста нет цели в чем-то вас убедить. Это просто пост о том, что лично я собираюсь делать со своими пенсионными накоплениями и почему. Возможно, он поможет вам определиться с вашей стратегией, возможно нет. При этом необходимо учитывать, что я – это человек, который:

 

Не потерял своих сбережений во время либерализации цен 1992 года, поскольку еще до либерализации вложил небольшие имеющиеся сбережения в материальные активы, которые потом не обесценились;

 

Выгодно вложил семейные ваучеры в середине 1990-х – в акции, которые были проданы несколько лет назад уже на дорогом рынке, и принесли существенные средства;

 

Ничего не потерял на дефолте 1998 года, и даже слегка приобрел, так как имел небольшие сбережения в наличных долларах, покупательная способность которых от дефолта только выросла;

 

Ничего не потерял на кризисе 2008 года, так как сторонился всяких там маржин-коллов и прочих схем быстро заработать.

 

Да, мою стратегию поведения можно назвать консервативной, но зато на человека, который потом бегает вокруг и везде орет, что его обокрали и он все потерял, я тоже по итогам всех этих историй не особо похож (смайл).

 

Итак. Прежде чем всерьез говорить о том, чтобы забрать свои пенсионные накопления из ВЭБа и вложить их в НПФ (а у меня, например, приличные пенсионные накопления, после ухода с госслужбы в 2002 году я получал большую белую зарплату), нужно совершить элементарное действие – посмотреть, а что это собственно за такие НПФ, куда в принципе можно было бы вложить свои средства. Данные об НПФ можно найти на сайте ФСФР здесь. Вот картинка, показывающая крупнейшие в России негосударственные пенсионные фонды (эти Топ-20 НПФ контролируют примерно 86% собственного имущества и пенсионных накоплений в России).

 

Мы видим ту же безрадостную картину, что, скажем, и в банковском секторе: серьезное доминирование на пенсионном рынке крупных НПФ, связанных с крупными государственными банками и корпорациями. Это «Газфонд», «Благосостояние» (фонд РЖД, председатель попечительского совета Якунин), НПФ Сбербанка, «ВТБ Пенсионный фонд», кэптивные пенсионные фонды «Роснефти» («Нефтегарант»), «Транснефти» (НПФ «Транснефть»), «Ростелекома» («Телеком-союз»), правительства Ханты-Мансийского АО (Ханты-Мансийский НПФ), и т.п. Недалеко от них ушли кэптивные НПФ структур, близких к государству «Сургутнефтегаза» (НПФ «Сургутнефтегаз»), Национальный НПФ («Татнефть», «Татэнерго» и т.п.). Эти окологосударственные структуры контролируют почти 60% общего имущества НПФ и более трети пенсионных накоплений.

 

В России имеются и частные пенсионные фонды. Однако не надо обольщаться: здесь основные активы также сосредоточены в руках нескольких крупных игроков. Лишь 4 частных НПФ контролируют примерно пятую часть собственного имущества всех НПФ и почти треть всех пенсионных накоплений. Это «Лукойл-Гарант», НПФ электроэнергетики, «Сталь-фонд» (созданный «Северсталью») и НПФ «Норильский никель», недавно переименованный в «Наследие».

 

Таким образом, почти 80% всего имущества НПФ и примерно две трети пенсионных накоплений контролируются пулом НПФ, связанным с госкомпаниями и госбанками, а также четырьмя крупнейшими частными фондами.

 

Что происходит с этими крупными частными фондами? В последние годы эти НПФ стали объектом активных поглощений: «Лукойл-Гарант» и НПФ электроэнергетики перешли под контроль Вадима Беляева, Бориса Минца и корпорации «Открытие» (полагаю, что за «Открытием» стоит Чубайс, хотя он сам в этом не признается), а «Норникель» и «Сталь-фонд» вознамерился купить Илья Щербович, тот самый, который купил 48% «Вконтакте».

 

Погуглите просто «Щербович и Сечин», я дальше ничего объяснять не буду. Сделка по продаже Щербовичу НПФ «Норникель» вроде должна пойти, а вот сделка по «Сталь-фонду» затормозилась – прежде всего, насколько можно понять, из-за неожиданных поворотов пенсионной политики государства, нанесших серьезный удар по НПФ и увеличивших их риски. При этом «Сталь-фонд» вроде бы все равно собираются продать, но стоить он будет, скорее всего, уже дешевле.

 

Меня не покидает ощущение, что многие последние телодвижения вокруг пенсионной реформы напрямую связаны с происходящим стремительным переделом пенсионного рынка. Как попытки правительства сбить цену и ограничить возможности новых игроков, консолидирующих активы (Беляева, Щербовича) через ограничение отчислений в накопительную систему, так и определенная «ответка» в виде публичных истерик с призывами ко всем «братьям и сестрам» немедленно бросать все на свете и нести все свои пенсионные деньги Беляеву, Щербовичу и прочим бенефициарам перевода средств из ВЭБа в НПФ.

 

Я лично ни Беляеву-Минцу-Чубайсу, ни Щербовичу-Сечину ничего нести не хочу, вот уж извините.

 

В сегменте частных НПФ есть и такой, как я его называю, «серый» сектор, который вроде бы частный, но честно говоря, вызывает сильные предубеждения. Ну вот например такой «Промагрофонд» - по истории создания и деятельности он вроде бы частная контора, но возглавляет его Анатолий Гавриленко – это папа Анатолия Гавриленко-младшего, который возглавляет путинско-газпромовский «Лидер», управляющий средствами того самого «Газфонда» и контролируемый «Согазом» Юрия Ковальчука, «Газпромом» и ВЭБом. Т.е. это выглядит все как одна компашка какая-то. Или КИТ-Финанс – помимо пугающей истории этого названия, с которого начался финансовый обвал 2008 года (а последующая санация банка КИТ-Финанс обошлась государству в рекордные 135 млрд рублей, по поводу чего имеется огромное количество вопросов к А.Л.Кудрину), надо отметить, что пенсионными накоплениями НПФ КИТ-Финанс управляет ВТБ-Капитал. Ну или вот есть такой НПФ с симпатичным названием «Европейский», который сейчас купил известный "европеец", племянник Гуцериева Шишханов.

 

В эти фонды тоже нести деньги не хочется.

 

Остается единственный относительно приемлемый сегмент не очень больших частных НПФ – типа «Райффайзена», РЕСО, РГС, БПФ. К сожалению, серьезной роли на рынке они не играют и масштаб их невелик. Есть, скажем, «Мечел» или «Магнит», но и тут лежит большая печать кэптивности и провинциальности. В любом случае, более мелкие НПФ очевидно пострадают, если правительство продолжит свою линию ползучего наступления на накопительную пенсионную систему. Риски в этом плане сегодня очень серьезные.

 

Что касается кэптивных окологосударственных фондов, то они часто держат пенсионные деньги либо на банковских депозитах и счетах, либо в акциях (на примере «Газфонда»). По большому счету, просто перепродают пенсионные деньги в виде банковских кредитов по завышенным ставкам, либо в фондовый рынок вкладывают. Надо сказать, что и инструментов хороших для инвестирования длинных пенсионных денег у нас в стране особо нет: обещанные инфраструктурные облигации, например, так пока массовым инструментом и не стали.

 

Учитывая неустойчивость нашего банковского сектора, а также большие риски на рынке акций, честно говоря, не очень хочется рисковать своими накоплениями, которые будут инвестировать таким образом – можно вспомнить историю с фондом «Социум», созданным компанией «Базовый элемент» Олега Дерипаски, который после финансового кризиса 2008 года чуть не обанкротился, были протесты вкладчиков и т.п. Так что банкротство НПФ на фоне возможных будущих кризисов – дело вполне реальное. К тому же кэптивные фонды непрозрачны (смотрите например как второй по величине НПФ страны, «Благосостояние» компании РЖД, отвечает на своем сайте на вопрос, куда фонд инвестирует пенсионные накопления в духе "отстаньте, у нас все хорошо"), а обещанное их акционирование может быть отложено.

 

В общем, ни один из вариантов перевода средств для меня сегодня не выглядит привлекательным. Прежде всего с учетом главного – защищенности моих пенсионных накоплений. Можно копаться с лупой по таблицам доходности НПФ, но в том же «Социуме» Дерипаски, в отношении которого после 2008 г. возбуждалось дело о банкротстве, до кризиса 2008 г. доходность была ого-го, сильно выше рынка.

 

Я вовсе не утверждаю, что не нужно нести свои пенсионные средства в НПФ. Ничего плохого в этом нет. Просто, с учетом изложенных выше обстоятельств, лично я – не понесу. Я считаю, что сложившаяся структура рынка пенсионных накоплений (отражающая общую олигопольно-государственную структуру нашей экономики) сама по себе не позволяет мне рассчитывать на надежную защиту и эффективное вложение моей накопительной части пенсии. На этом рынке доминируют кэптивные квазигосударственные фонды, а немногочисленные крупные частные игроки находятся (а) под постоянным риском из-за непредсказуемых действий правительства, перманентно обсуждающего и предпринимающего шаги в сторону сжатия рынка пенсионных накоплений, (б) под значительным риском поглощения со стороны тех же окологосударственных структур. А сами пенсионные накопления сегодня, увы, служат в основном источником финансирования других кэптивных активов тех же самых бизнес-групп, прежде всего – банков, где пенсионные деньги держат на депозитах. В каком месте оказались наши банки во время финансового кризиса 2008 г. и какой ценой государству пришлось их спасать, вы, я думаю, помните.

 

Поскольку пенсии – дело долгосрочное, эти обстоятельства для меня важнее, чем сравнение текущей доходности разных фондов с ВЭБом и т.п. Я не вижу решительно никакой разницы между тем, чтобы держать средства в ВЭБе, и тем, чтобы переводить их в другие пенсионные фонды, похожие на ВЭБ как две капли воды. Частный сектор – да, есть, но Щербовичу и Сечину я свои пенсионные деньги точно не отдам, равно как и Беляев и «Открытие» не вызывают у меня особо большого энтузиазма. А остальные частные фонды играют на рынке периферийную роль, и сильно подвержены рискам очередных недружественных действий по отношению к накопительной пенсионной системе со стороны правительства. У правительства одна задача – вернуть себе контроль над накопительной компонентой пенсионных отчислений (которая была у правительства по сути отобрана и отдана в собственность будущих пенсионеров), чтобы получить контроль над этими средствами ради каких-то своих текущих нужд. А в будущем всегда будет большой соблазн сказать: а, вот это же вы сами совершили действия по переводу своих средств в НПФ, вас никто за руку не тянул, ну так теперь сами и отвечайте за свои шаги.

 

Что же делать в этой ситуации?

 

Вообще эта история довольно патовая, мне она сильно напоминает историю с советскими сбережениями до либерализации цен 1992 года. Вопреки распространенной легенде – «у людей были ценные сбережения, а Гайдар их внезапно ограбил» - на самом деле уже в 1990-1991 годах никто по поводу тех сбережений никаких иллюзий не испытывал. Купить на них было ничего нельзя, а предстоящее обесценение все воспринимали как неизбежность: то ли будет либерализация цен, то ли просто розничные цены повысят, так как либерализация оптовых цен уже фактически была начата Горбачевым осенью 1990 года. Все понимали, что сбережениям, в общем, хана, и каждый выкручивался как мог.

 

Точно так же и здесь. Власть неизбежно будет «давить» накопительную пенсионную компоненту по простой причине: эти средства, в отличие от отчислений, идущих в распределительную систему, становятся собственностью самих граждан, правительство теряет право распоряжаться ими, оно объективно заинтересовано такую возможность у граждан отнять и пенсионные отчисления вернуть под свой контроль (что сейчас и происходит). Даже если случится масштабный переток пенсионных накоплений из ВЭБа в НПФ, все равно правительство будет в состоянии произвольно ограничивать отчисления в накопительную систему в будущем, оставляя эти самые НПФ без перспектив развития. Как сегодня и делается - никто ничего в буквальном смысле слова не отнимает, но накопительную пенсионную систему просто лишают новых поступлений.

 

Эту ситуацию мы с вами, увы, не контролируем. Поэтому лично я не хочу дергаться – нести свои накопления мне, в общем, некуда. Пускай все пока остается как есть. Чуть позже вернемся к этой теме.

 

Источник: http://v-milov.livejournal.com



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер

Air Jordan 1