вверх
Сегодня: 31.10.20
8.png

Дамоклов меч над Байкалом


Главы и мэры прибайкальских районов Иркутской области и Республики Бурятия вставили свои пять копеек в продолжающуюся в Государственной думе РФ второй год дискуссию о внесении в закон об охране Байкала поправок, позволяющих переводить земли лесного фонда у берегов озера в пригодные для хозяйственной деятельности. Горячее одобрение этих законодательных изменений со стороны руководителей муниципалитетов призвано склонить федеральные власти к принятию решения в пользу снятия запрета на застройку территорий лесов у Байкала. Инициаторы законодательной инициативы оправдывают это необходимостью развития местных поселений за счет создания и расширения объектов местного значения, таких как кладбища, ЛЭП, полигоны ТБО и очистные сооружения. Однако часть депутатов Госдумы от Иркутской области небезосновательно считают, что новые послабления дадут местным властям возможность попросту распродать земли у озера под коммерческую застройку. Из трех мэров районов на территории Приангарья, поддержавших поправки, охотно признался в содеянном только мэр Слюдянского района Андрей Должиков. У него на повестке дня разрешение социальной напряженности в Байкальске после закрытия БЦБК, и развитие муниципалитета жизненно необходимо. А в Иркутском и Ольхонском районах отрицают, что имеют свой интерес в застройке берегов Байкала, объясняя выступление в поддержку неоднозначных поправок солидарностью с коллегами с бурятской стороны.

— Безусловно, главам районов очень выгодно переводить земли лесного фонда в земли городских поселений, чтобы ими торговать. Это выгодный бизнес, лакомые кусочки. Но такие манипуляции с землей — это прямая угроза Байкалу. Приедут люди не только из Иркутска и Улан-Удэ, но и со всего мира и скупят это побережье. Если смотреть на берега Байкала уже сейчас, что с иркутской, что с бурятской стороны, то видно, что алчность людей безгранична, — подчеркнул депутат Госдумы от Приангарья Антон Романов. — Депутаты Госдумы от Иркутской области выступили против этих предложений и потребовали дать правовую и экологическую оценку предложенным поправкам, потому что проживание у берегов Байкала должно быть ограничено. На них не должно возникнуть урбанизированных поселений из коттеджей и многоэтажек.

Леса — под вырубку

Обсуждение законодательных изменений, внесенных в Госдуму министерством природных ресурсов РФ, второй год ведется на заседаниях рабочей группы по доработке федерального закона № 94 «Об охране озера Байкал». По словам одного из участников рабочей группы, директора общественной организации «Бурятское региональное отделение по Байкалу» Сергея Шапхаева, норма, позволяющая переводить земли лесных фондов в иные категории, сразу же стала наиболее дискуссионной. «Практически все земли, прилегающие к Байкалу, являются лесными фондами, и, чтобы проложить просеку для линии электропередачи, утилизировать отходы или расширить населенный пункт новой застройкой, необходимо переводить лесной фонд в участки поселения или промышленные земли, что в настоящее время запрещено», — пояснил Сергей Шапхаев.

Главная сложность, по словам общественника из Бурятии, заключается в том, чтобы процедура перевода земель из одной категорию в другую после внесения поправок контролировалась и не превратилась в раздачу участков лесного фонда направо и налево. «В последнем варианте формулировки закона это практически исключено, — уверен Сергей Шапхаев. — По каждому отдельному случаю будет проводиться государственная экологическая экспертиза, которая ранее была отменена. То есть восстанавливается институт экологической экспертизы — понятный и привычный для общественности инструмент. Кроме того, в законе будут максимально точно названы те виды деятельности, под которые можно будет переводить лесные фонды».

По словам члена Совета Федерации РФ от Бурятии Арнольда Тулохонова, к необходимым для местного населения видам деятельности помимо складирования отходов и электрификации относится еще и расширение кладбищ. Однако далеко не все участники рабочей группы признают необходимость законодательных изменений. «У нас сложилась конфликтная ситуация с иркутскими депутатами в Госдуме и «зелеными», которые выступают резко против изменений в закон о Байкале. В результате уже состоялось шестое заседание рабочей группы, а мы опять на том же месте, — пожаловался сенатор. — Между тем президент РФ в декабрьском послании поручил нам повышать роль местного самоуправления, которое ближе всех к народу, но при этом все важнейшие вопросы региона решаются без него, где-то в Иркутске или в Москве».

Глас народа

Руководствуясь напутствием президента, для продвижения забуксовавшего законопроекта Арнольд Тулохонов собрал в образовательном центре возглавляемого им Байкальского института природопользования СО РАН глав и мэров семи прибайкальских районов, призвав их выступить в поддержку перевода земель лесного фонда в иные категории. Для взаимодействия муниципалитетов в достижении общих целей была создана некоммерческая организация «Муниципальное Прибайкалье», в которую вошли руководители Слюдянского, Иркутского и Ольхонского районов Иркутской области, а также Прибайкальского, Кабанского, Баргузинского и Северо-Байкальского районов Бурятии. Их первой совместной инициативой как раз стало подписание письма с предложением внести в ст. 11 федерального закона №94 «Об охране озера Байкал» необходимые послабления. Однако признавать публично подписание этого документа некоторые мэры иркутских территорий не захотели.

— Письмо о необходимости разрешения перевода земель лесных фондов лежало у меня на столе, но я его не подписал. Мою подпись могли только откуда-то скопировать, — заявил «МК Байкал» мэр Иркутского района Игорь Наумов, чья подпись стоит в выложенной на сайте Байкальского института природопользования копии письма. — Мы против таких переводов и заниматься этим не будем. Все прибрежные лесные фонды находятся в границах Прибайкальского национального парка, они были согласованы с районной администрацией, мы считаем эти границы незыблемыми. Мы решили, что это не актуальная для нас тема. Необходимо беречь леса — их осталось не так много.

Мэр Ольхонского района Сергей Копылов и вовсе заявил об отсутствии на его территории лесных фондов, земли под которыми требовалось бы переводить в иные категории. «Это актуально для южного Байкала, у нас нет лесных земель», — подчеркнул руководитель района. На вопрос корреспондента «МК Байкал», для чего в таком случае он поставил свою подпись под обращением к депутатам, Сергей Копылов ответил, что решил просто поддержать своих коллег. «Поддержал, потому что надо было поддержать», — не стал более распространяться о причинах своего решения мэр Ольхонского района.

В отличие от него руководитель Слюдянского района Андрей Должиков довольно внятно объяснил свое решение поддержать законодательную инициативу. «Площадь Слюдянского района составляет 630 тыс. га, а фактически площадь, пригодная для хозяйственной деятельности, очень небольшая, что не позволяет вести дальнейшее развитие территории. В частности, невозможно развивать Култук, Байкальск, Слюдянку, Мурино и другие населенные пункты, поскольку земли невозможно перевести под строительство и ведение бизнеса, — подчеркнул мэр района. — Мы поддержали инициативу бурятской стороны, но и сами ранее выступали с такой идеей, вели переговоры с соседним Ольхонским и Иркутским районами и нашли полное взаимопонимание».

Действие без разбора

В Слюдянском районе остро стоит вопрос утилизации оставшихся отходов производства закрытого Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, а также создания новых рабочих мест для 921 уволенного с БЦБК сотрудника. Поэтому возможность расширения Байкальска и соседних городов может быть жизненно необходима.

Но если где-то поправки, вносимые в законодательство, действительно могут быть полезны, то есть территории, для которых они могут стать убийственными. Ведь действие измененного закона будет распространяться не на отдельно взятые территории, а на все прибайкальские районы. Например, после уничтожения законодательных барьеров местные предприниматели могут убедить чиновников в необходимости создания новых туристических объектов где-нибудь в Листвянке. Местный бизнес давно облизывается на этот поселок, предлагая вывести территории вокруг Листвянки из национального парка.

— В любой точке рядом с Байкалом туристический бизнес упирается в одну-единственную проблему — это наличие национального парка, — подчеркнул в ходе круглого стола, посвященного теме внутреннего туризма, 18 марта текущего года руководитель комиссии по туризму Иркутского регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Сергей Скворцов. — На территории площадью 2 тыс. га, которая сейчас относится к нацпарку, можно будет построить спортивные, оздоровительные, развлекательные, общественно-деловые центры и гостиницы.

При этом, по признанию заместителя главы Листвянки Александра Позднякова, в поселке уже сейчас в выходные дни, когда происходит наибольший наплыв туристов, сложно проехать и некуда ставить машины. А экологи вообще считают Листвянку зоной экологического бедствия. По данным сопредседателя «Байкальской экологической волны» Марины Рихвановой, в популярном среди иркутян и приезжих поселке наблюдается сильное загрязнение окружающей среды, а недавние исследования Лимнологического института показали, что на водной полосе вдоль Листвянки шириной 4 км экосистема Байкала попросту уничтожена.

Неотвратимый итог

По информации Сергея Шапхаева, изменения в закон об охране озера Байкал в окончательном чтении, вероятнее всего, будут рассмотрены и одобрены депутатами до конца текущей весенней сессии. «Думаю, до ухода Государственной Думы в отпуск они должны быть приняты в окончательном чтении, после чего они пойдут в Совет Федерации», — отметил Сергей Шапхаев. А в Совете Федерации, который тестирует законы на пригодность применения их в регионах, разрешение на застройку территории лесных фондов помимо сенатора от Бурятии Арнольда Тулохонова уже поддерживает, по крайней мере, член СФ от Иркутской области Олег Каньков. «Такие поправки нужны. С существующей программой охраны Байкала мы даже перегибаем палку», — заявил «МК Байкал» сенатор.

Депутат Госдумы от Иркутской области Андрей Крутов, выступающий против изменений в закон об охране озера Байкал, также подтвердил, что обсуждаемые поправки, скорее всего, все-таки будут приняты. «Позиция правительства РФ в том, что земли нужно так или иначе вовлекать в оборот, тем более, в данном случае это делается под таким благовидным предлогом, как развитие местных промыслов, — пояснил парламентарий. — Даже если не удастся сохранить существующий запрет на застройку Байкала, должна быть создана четкая система контроля за этим процессом. Хотя она все равно будет работать менее эффективно, чем полный запрет».

То, что такая жесткая система будет создана, вызывает сомнения, ибо российские законы имеют особенность на этапах своего редактирования и принятия изменяться до неузнаваемости. Но самое главное, в них, как правило, отсутствуют внятные механизмы реализации и контроля за их исполнением. Это вынуждает законодателей для применения их на практике принимать многочисленные подзаконные акты, которые зачастую противоречат друг другу и создают условия для использования отдельных пунктов закона выборочно, кому какой в данный момент удобен. Это значит, что прибайкальские территории рискуют быть растасканными на куски алчными коммерсантами. В таком случае можно будет вовсе поставить крест на теме особых экономических зон туристско-рекреационного типа, создание которых на Байкале и так идет ни шатко, ни валко. Даже генеральный директор ОАО «ОЭЗ» Вадим Третьяков в марте в одном из интервью заявил, что туристическую зону «Байкальская гавань» в Бурятии ждет, скорее всего, участь локального курорта, поскольку туда так и не пришло ни одного владельца иностранного бренда, да и российские инвесторы не особо активны.

 

Илья Новиков

Источник: baikal.mk.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь