вверх
Сегодня: 12.12.17
6.png

Еще раз о провинциальности Иркутска… Интервью с Олегом Геевским

Олег Геевский

Мы настаиваем, что сегодняшняя «столица Восточной Сибири» далеко не столичный город и стремительно приближается по своей общественной ментальности если не к деревне, то уж к поселку городского типа – точно! Правда, мы готовы выслушать аргументы тех, кто с нами не согласен. Например, аргументы Олега Геевского, директора объединения «Ермак», депутата Думы Иркутска…

 

– Олег Анатольевич, согласитесь, что любая столица – это бурление, динамичная, яркая жизнь городского сообщества. Это споры в публичном поле. Это общественные лидеры и их Поступки – с большой буквы. Где у нас все это?

– А я вот не буду спорить с вами – в отношении споров в публичном пространстве. Соглашусь! У нас есть та же «Восточка», АИСТ и другие СМИ, которые выгодно отличаются в этом смысле, но все равно не многие в регионе активно используют стилистику и жанр диалога или хотя бы призывают в своих материалах к диалогу. А кто-то и вовсе дает сплошные отчеты и материалы, авторы или герои которых демонстрируют собственную непогрешимость и непоколебимость.

– Ну, есть еще так называемые наезды и откровенная «желтизна» с демонстрацией нижнего белья!

– Да, в этом отдельные газеты тоже поднаторели. А желания обсудить проблемы – для того чтобы выйти на некое решение, найти компромисс в интересах всего сообщества, на мой взгляд, недостаточно. Хотя, справедливости ради, давайте уточним, что до столичных СМИ иркутским, слава богу, далеко. У меня такое впечатление, что на федеральном уровне значительная часть информационного пространства – особенно та, что ориентирована на широкого потребителя, – формируется вообще людьми откровенно нездоровыми. Или просто идёт целенаправленная работа. Конечно, есть единичные каналы и издания, штучные программы, но основной           фон создается по принципу: у человека должно сложиться ощущение, что он сам чудом не стал жертвой взрыва, цунами и пьяного водителя, не угодил под трамвай… Недавно я был в Пекине, там есть канал для российских зрителей, где информация подаётся очень взвешенно. Подход такой: автотрасса хорошая, но ответвления от неё – не очень. И так далее. Нам в этом смысле ещё учиться и учиться.

– То есть вы за сбалансированный подход?

– Да, и это не та песня о счастье, которая была у нас в Советском Союзе, когда всё настолько хорошо, что недостатков просто не может быть. Проблем выше крыши, но очевидно есть и позитивное, а люди думающие сами сделают вывод, чего больше и что важнее из этих плюсов и минусов. А главное: такая подача материала заставляет, с одной стороны, размышлять, искать своё место в этом мире, а с другой – не позволяет впадать в панику, в общественный аутизм. Мы же сегодня сами формируем изначально негативное отношение к себе самим и собственной жизни. Я бы даже сказал, что мы живём, не чуя под собой страны!

– Зато у региональных СМИ явный крен в сторону влюбленности во власть: отражают едва ли не каждый вздох, каждый шаг и биение сердца руководителей!

– Ну, наверное. Хотя, быть может, журналисты как люди творческие просто влюбчивы?

– Ха-ха-ха!

– Но если быть объективным, то, конечно, перехлесты такого рода тоже заметны, и мера в этом должна быть.

– А как ей быть, если власть платит хорошие деньги за публикации, а сообщество – те самые представители региональных элит – не в состоянии обеспечить выживаемость СМИ за счет естественной самоокупаемости?

– Да-да, я читал в последнем номере журнала «Иркутские кулуары» материалы, посвященные иркутским элитам. Видимо, у многих журналистов накопилось серьезное раздражение по поводу какой-то несостоятельности элит, недостаточности усилий по обустройству жизни в городе, «на благо общества»…

– И не только, поверьте, у журналистов. Многим нашим читателям вообще бальзамом на сердце пролились слова губернатора области Сергея Ерощенко о том, что ему не о чем советоваться с элитами. Многие просто «на ура» воспринимают мысль о смене нынешних элит…

– На перстне царя Соломона, по преданию, была надпись: «И это пройдет!». Элиты, конечно, обязательно сменятся. Когда-нибудь. И надеюсь, без революций. Но вот больше ли будет новых фамилий в этих элитах? Тут я не уверен.

– А в чем уверены?

– В том, что надо бы провести разделительную черту. В Российской Федерации, по сути, два вида экономики. Главенствующий, превалирующий называется «экономика на вынос» и связан с экспортом энергоносителей, чёрных металлов, алюминия – всего, что только можно. Эта экономика охватывает, по оценкам наших заклятых сегодняшних друзей-американцев, что-то около 30–35% населения нашей страны – с учётом, конечно, федеральных чиновников и силовиков, которые такую экономику обслуживают. У всех этих людей формируются жизненные взгляды, учитывающие интересы тех, кто находится наверху пирамиды, работающей «на вынос». У этих людей всё хорошо. Единственное, чего им не хватает, так это понимания – а куда остальную часть населения девать? Ну не определили они окончательно, куда именно девать! Думают еще…

– А ее, получается, надо куда-то девать?

– А как иначе, если следовать логике? Две трети населения страны вне этой экономики. Они мешают жить одной трети своим присутствием, своей «вознёй». И вот можно ли в таком контексте употреблять слово «элиты»? «Представитель элиты» сейчас – выдуманное, очень искусственное понятие. И применимо оно разве что к лошадям, к тем или иным породам. Ну да ещё к тем или иным сортам злаков. Тут я совершенно согласен с автором – всерьез…

– А что же тогда подходит людям – тем, кто реально, что называется, «колотится», что-то делает, выделяется среди большинства?

– Я бы сказал, это активная часть населения. Причем, на мой взгляд, это те люди, которые не попали в «экономику на вынос», но они связаны со своей территорией другими узами: это строительство, промышленность, сельское хозяйство, торговля, услуги. Почему Иркутск на боку-то в экономическом смысле никогда и не лежал. Мы всегда были центром большой промышленной площадки, захватывавшей не только наш регион, но и соседние. И это далеко не всегда в значительной степени не экономика «на вынос». Плюс ко всему здесь всегда было довольно много активных, беспокойных, деятельных и, естественно, результативных людей, создававших и создающих вполне самостоятельный экономический фон, основу жизнедеятельности областного центра и региона в целом…

– Себя вы тоже относите к этой части иркутян?

– Безусловно, и стараюсь доказывать это. Прежде всего, мы обустраиваем свою территорию – ту, что вокруг нас. Мы ещё не научились объединять усилия вокруг этого обустройства, но мысль эта – работать не только для себя, а для общества – движет всеми теми людьми, которых я называю активной частью. И нам надо учиться, потому что мы, как говорят в подобных случаях, просто приговорены жизнью к тому, чтобы договариваться, чтобы понимать, где и чья зона преимущественной ответственности, кто и чем может лично пожертвовать, чтобы лучше обустроить нашу общую жизнь. И думаю, что со мной солидарны в этом смысле большинство иркутян, включая представителей власти. Другое дело, что, быть может, заявлениями «в адрес элит» губернатор посылает своего рода сигналы о том, что объектом договоренностей в сообществе должно быть общественное благо, а никак не узкокорыстные интересы отдельных лиц или групп. И тогда с этим трудно не согласиться…

– А в Иркутске вообще возможны долговременные общественные союзы? В принципе?

– Убежден, что возможны! Я буквально на днях был приглашен на блины – Масленица все-таки! – к митрополиту Иркутскому и Ангарскому Вадиму. У него собрались те, кто помогает епархии, и одной из ключевых тем в разговоре как раз стала тема о том, что все мы, живущие здесь, предельно заинтересованы в сотрудничестве, в тесном контакте и работе на то самое общее благо. Но – пока проходим, как правило, мимо возможностей объединить усилия. Владыка высказывался недвусмысленно по этому поводу, и все участники беседы его поддержали…

– То есть, скорее всего, в ближайшие годы регион обойдется без крупных конфликтов в элитах?

– Думаю, обойдется. И когда кто-то их журналистов и политологов прогнозирует чью-то обязательную войну против губернатора, я не понимаю, на каком основании он это делает. Да, в Иркутске были противостояния одних людей и интересов против других. И наверняка есть. И будут. Но есть и огромное поле общих интересов и, главное, дел. У нас ведь нет потомственных промышленников, купцов, мы все, если хотите, самоназванцы, мы все – в первом поколении. Так вот, чтоб наши дети и никто вообще не начинал всё сначала, с нового первого поколения, мы должны организовать благоприятную среду для того, чтобы возможности, шансы для самореализации, для созидания – уж простите за довольно затертое сегодня (и несправедливо затертое) слово! – были у всех. И мы можем это сделать. Вспомните хотя бы акцию «Иркутск ЭКО-логичный»! Вот в ней как раз проявилось это желание людей не просто говорить и призывать, а ДЕЛАТЬ своими руками свой город чистым и красивым. Причём интересно, что на акцию вышло много людей из числа небедных, но при этом некоторые другие горожане соглашались выходить на уборку исключительно за деньги! Дескать, давайте по тысяче рублей на человека – и мы приведём в порядок… собственный двор. Как к этому относиться прикажете? Вот это внутреннее понимание того, что многое в нашем городе и в нашей жизни зависит именно от нас, а не от кого-то еще, тоже надо в себе воспитывать.

– С этим трудно спорить… Но давайте вспомним, что остались буквально считанные месяцы до главного события политического сезона – выборов в региональный парламент. И еще давайте вспомним, что мы все обсуждаем в связи с этим? Знаем ли хотя бы кандидатов в депутаты, их программы, намерения? А лидеры должны все-таки обозначать, что они – лидеры?

– Должны, должны. Думаю, сейчас сказывается обыкновенная привычка все делать в последний момент.

– Ага! Та самая русская провинциальная привычка!

– Называйте ее, как хотите, но вы же не будете спорить, что Москва сдвинула нынче выборы на крайне неудобное время? На месяц с лишним раньше привычной даты, впритык с окончанием сезона массовых отпусков? И желающим избраться в Законодательное Собрание области пришлось переверстывать и подходы к организации предвыборного процесса, и собственно режим жизни. Причем все это, безусловно, выгодно действующим депутатам, потому что у них-то какой-никакой политический ресурс, но имеется – в силу объективных причин. А вот новичкам придется вдвойне туго. И тем жестче, по моему убеждению, будет борьба! Вот увидите: в июне–июле, даже на фоне отпусков, а тем более в августе от политической – и провинциальной, как вы говорите, – вялости в регионе останется только пшик.

– В том же номере «Иркутских кулуаров», где были статьи об элитах, мы дали и большой материал о депутатах Думы города – наши читатели захотели узнать, чем реально эти люди заняты, занимаются…

– Да-да, я прекрасно помню этот материал. Вы очень удачно показали именно людей, а не автоматы для голосования. Активных людей, которые хотят видеть наш город более благоустроенным, более комфортным. Не будем никого идеализировать, но это люди, знающие проблемы и старающиеся их решать, по-настоящему несущие ответственность перед избирателями.

– Слуги народа, одним словом.

– Вот, честно говоря, не нравится мне это определение депутата. «Служить бы рад – прислуживаться тошно». Не слуги мы, а представители народа, часть его. Не с Марса же каждый из нас прилетел?! Марсиане вам намарсианят! Я рассматриваю депутатскую деятельность исключительно как возможность реализации определенного потенциала, способностей: своих и, разумеется, тех людей, которых я представляю.

– Каждому депутату наверняка приходится сталкиваться с тем, что его компетенции иногда недостаточно – что-то можно решить только на более высоком уровне власти…

– Это правда! И если областной парламент пополнится депутатами из рядов гордумцев – думаю, это будет только на пользу Иркутску.

– А вы сами не задумывались о том, чтобы пойти в Законодательное Собрание?

– Дело не в моем личном желании или нежелании. Человек, который будет представлять город на столь серьёзном уровне власти, должен руководствоваться не мотивами собственного благополучия в первую очередь, а понимать, что его работа будет нужна в целом городу. А значит, он должен принимать на себя какие-то серьёзные обязательства и может рассчитывать на поддержку руководства города, других депутатов городской Думы и, конечно, учитывать мнение избирателей своего округа.

– Я слышал, что в городской Думе уже состоялась некая встреча, участники которой обсуждали, кого именно нужно делегировать в Законодательное Собрание области…

– Ну да, была такая встреча – с участием руководства регионального отделения партии «Единая Россия». И на ней был назван ряд имен тех депутатов Думы, которые, по мнению участников беседы, могли бы достойно представлять город в региональном парламенте: Андрея Лабыгина, Алексея Красноштанова, Юрия Коренева, мое имя… Но все это будет еще обсуждаться неоднократно, и я еще не принял решения по поводу ближайших выборов. Хотя доверие коллег лично мне чрезвычайно приятно.

– Не жалеете в связи с этим, что год назад вышли из состава партии «Единая Россия»? Проще бы, наверное, было что-то решать партийцем…

– Не жалею. Это вопрос личных предпочтений. Где-то до 2006–07 гг. действия от имени партии соответствовали моему ощущению правильного: был взят путь на объединение, на сплочение страны. Но в какой-то момент главной своей задачей партия стала считать исключительно борьбу за власть, причем без реального спарринг-партнера. И это создает некую такую фантасмагорию, которая не полезна нашей политической системе.

– Но у вас же немало, наверное, друзей-товарищей осталось в этой партии? Не испортились отношения с ними?

– Отношение к партии – это, повторяю, вопрос самоощущения в жизни, и тут каждый решает по-своему. Но мы по-прежнему с ними общаемся.

– И вы не собираетесь вступать в иную партию?

– Не вижу ни идей, ни серьезных задач, альтернативных тем, что исповедует «Единая Россия», и при этом созвучных моим ощущениям. «Единая Россия» остается у нас в стране единственной, на мой взгляд, партией в полном смысле этого слова. Остальные демонстрируют даже не борьбу за власть, а желание «посуетиться рядом», «поучаствовать во власти».

– А как вы относитесь к протестам? Одобрительно? Или они вас всё-таки напрягли?

– Они вызвали у меня гамму чувств. Но прежде всего я вижу в них проявление гражданской позиции. Кроме майских событий, протестующие, при таком их немалом количестве, умудрились уважительно относиться и к себе, и к окружающим. Толчок был экономический, но из него проросло требование уважения к себе. И к людям, которые вышли на улицы, у меня в целом позитивное отношение. Большинство из них не хотят жить в «экономике на вынос» – и хотят реальных перемен. А вот те, кто был на трибунах, позитива не вызывают.

– И вы ждёте, что…

– Я ничего не жду. Просто делаю то, что могу, что должен. Мы делать должны больше и объединяться вокруг дел!

– Но разве ничего не ждете от федеральной власти, которая обещает, что вот-вот-вот что-нибудь сделает, чтобы кардинально изменить социально-экономическую ситуацию в сибирских и дальневосточных регионах? Госкорпорацию какую-нибудь, допустим, присобачат к нам – сбоку или сверху…

– Ну что тут скажешь? Мы не рабы, рабы не мы… Не хочется, чтоб Сибирь оставалась по сути колонией? Да! Мы ею по факту являемся? Тоже – да! И если мы не нужны никому, то тогда не надо забывать, что в основном нефть и газ, так уж получилось, – за Уралом. И у нас же под боком динамично развивающаяся Азия. И если мы внутреннюю экономику здесь и сейчас не будем обустраивать, то не только сибиряков, но и всю страну ждут серьёзные проблемы.

– И последний вопрос… Олег Анатольевич, почему в публичном пространстве – помимо официальных мероприятий высокого уровня – практически невозможно обнаружить иркутских депутатов, чиновников, бизнесменов? Сколько острых тем и вопросов, а попробуй найди кого-нибудь прокомментировать тот или иной закон, событие, проблему! Как будто попрятались все по норкам своим – вип-класса – и дышат в одну ноздрю… Даже в социальных сетях никого! Это вам не провинция глухая?

– Сдаюсь! В этом смысле мы, конечно, народ отсталый! Грешен, но сам только на днях завел аккаунт в Фейсбуке и Твиттере и дал задание создать специальный сайт…

– А сайт для чего?

– Сайт должен стать площадкой как раз для общения: с избирателями, с коллегами-депутатами, с журналистами. И искать те самые точки соприкосновения, конструктив, решения для того, чтобы помочь нашему городу стать лучше.

– Менее провинциальным?

– Далось вам это слово, ей-богу! Вы что и правда думаете, что Иркутск можно назвать поселком городского типа?

 

Беседовал Андрей Старовер

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НИКОГДА НЕ НРАВИЛСЯ И НЕ НРАВИТСЯ АНДРЕЙ ФОМИН. НО ЕСЛИ БЕЗ ШУТОК, ХОТЯ БЕЗ ШУТОК НЕ ОБХОДИТСЯ ВСЕ РАВНО: ЕСТЬ КАКИЕ-ТО КОММЕНТАРИИ, ЕСТЬ КАКОЙ-ТО СТЕБ. И ЭТО НИСКОЛЬКО НЕ МЕШАЕТ ПРОНИКАТЬ ВГЛУБЬ "КУЛУАРНЫХ" ПРОЦЕССОВ, ПРОИСХОДЯЩИХ ВОКРУГ ТОГО ИЛИ ИНОГО СОБЫТИЯ, - И, ПОЖАЛУЙ, ЭТО САМАЯ ВАЖНАЯ , ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ В "ИРКУТСКИХ КУЛУАРАХ", КАЖДЫЙ ВЫПУСК КОТОРОГО Я С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ И ЧИТАЮ ОТ КОРКИ ДО КОРКИ.
 

Леонид Альков, заместитель начальника управления пресс-службы и информации губернатора Иркутской области и правительства Иркутской области

 

Архив новостей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мысли напрокат

1477639427_demotivatory-13.jpg