вверх
Сегодня: 25.05.19
6.png

Гедонисты поневоле

У человека не осталось ничего, кроме стремления к удовольствию.

 

Когда у человека с похмелья очень сильно болит голова, это значит, что у него зашлакована печень и пить ему больше нельзя. Однако человеку не свойственно принимать реальность как факт, и, как правило, он не желает с нею мириться и продолжает пить. Наличие в организме загаженного органа, отказывающегося выполнять функции интоксиканта, вызывает у него лишь раздражение и заставляет проявлять редкостное упорство в достижении желаемых гедонистских утех. Во всем этом виновата печень, но никак не сам человек. В ход могут пойти различные медикаменты, позволяющие на короткое время снять абстинентный синдром, но, как правило, они вызывают еще более тяжелые побочные эффекты, проявляющиеся в аллергии, кожной сыпи, беспрерывной рвоте. И тогда в помощь идут промывание желудка и капельница. Вы думаете, все это имеет отношение к медицине? Совсем нет. Все это имеет самое прямое отношение к российской экономике. В конце прошлого года, когда новогодние праздники, как и новогоднее похмелье, были еще впереди, в российской банковской системе случилась резкая зашлаковка, и она стала задыхаться от рвоты и кожной сыпи, которая вдруг резко полезла наружу. Скрывать заболевание от любопытных глаз далее стало невозможно, однако сам заболевший, как это и свойственно любому алкоголику, свой диагноз резко отрицал.

 

Докредитовались до бомжей

 

Как известно, конец года ознаменовался крахом четырех крупных российских банков и еще почти десятка региональных. Процесс, разумеется, продолжится. Согласно официальной версии, это произошло в результате кризиса ликвидности и стремления финансовых регуляторов навести порядок в финансовом секторе. На самом деле порядка там не было с самого начала существования системы, а кризис ликвидности - это не причина, а следствие. Проще говоря, кризис ликвидности, то есть дефицит финансовых ресурсов, по-простому денег, сам по себе причиной случившегося быть не может. Он тоже по какой-то причине возник. И если смотреть в корень, то банковскую систему отравил бомж. Или банковская система отравилась паленым спиртным, которое он ей подсунул. Смысла случившегося это не меняет. Как, впрочем, и трагизма произошедшего, ведь вместе с гедонистами-банкирами отравились и все мы.

 

Вот что произошло на самом деле. В качестве причин возникновения кризиса ликвидности принято считать наметившуюся и зафиксированную еще с начала прошлого года стагнацию в экономике, когда промышленный рост сначала замедлился, а потом остановился, и произошло резкое снижение спроса на потребительские кредиты. Стагнация в промышленности действительно привела к тому, что количество операций по счетам юридических лиц снизилось и соответственно банковская маржа в валовом исчислении от них тоже. Кроме того, налоговый прессинг все больше заставляет предприятия, особенно мелкие и средние, уходить в тень и выводить деньги в наличность. В этом смысле банки препятствовать им не могут, хотя и рискуют навлечь на себя гнев регуляторов за участие в операциях по отмыванию средств.

 

Что касается потребительских кредитов, то здесь на первый взгляд ничего непонятно, ведь при кредитах банки деньги выдают, а не получают. Совершенно верно, но дело в том, что потребительские кредиты за последние десять лет были единственным стимулом продаж и, стало быть, создавали иллюзию развития экономики. Когда население перестало эти кредиты расхватывать без оглядки, псевдоспрос и псевдоразвитие задохнулись. Стагнация стала очевидной, хотя и имела место задолго до этого.

 

Но при чем тут бомж с его паленым спиртным? В июне прошлого года через федеральные СМИ был произведен пробный вброс информации о так называемой кредитной амнистии. Он носил точечный характер и в сознании у большинства населения отложился как прощение долгов по кредитам. Анализ методов запуска этого пробного шара дает основания сделать вывод о том, что произведен он был по инициативе банкиров, которые эту амнистию сами и стали лоббировать. Зачем? Потому что в их офисах в фигуральном, разумеется, смысле к тому времени бомжи устроили соответствующую их представлениям о культуре употребления горячительных напитков вакханалию.

 

Индульгенция на ростовщичество

 

Разумеется, что бомж заявился за кредитом в банк не сам с резкого перепою. На это высокоинтеллектуальное действие его подвигли ростовщики. От безысходности. Дело в том, что последние шесть лет или около того банки в погоне за легкой прибылью сосредоточились на кредитовании физических лиц, отказавшись от выдачи долгосрочных кредитов промышленности, частному бизнесу и фермерам. Во всех смыслах это было легче. Непуганое население бездумно было готово кредитоваться под заоблачные проценты, а это легкая прибыль. Помимо процентов наивному физику легко было впарить всевозможные комиссии и штрафы. С физиком легче судиться, он безграмотен, напуган и дальше дверей гражданского суда его не запустят. С юридическими лицами коленкор другой. Там свора юристов и арбитражный суд. Физик как осина на ветру дрожит перед коллектором, а юрики бросаются в вас кипой из бумаг и законов. Но это все лишь приятные мелочи. Главное - физику можно ссудить короткие деньги, он все равно ничего не понимает и через 50 дней будет бегать, как ошпаренный дихлофосом таракан, в поисках нового кредита для погашения первого и так далее. Только на одном этом за все эти годы банкиры сколотили несметные состояния, вовлекая в кредитные пирамиды множество людей и разбив огромное количество человеческих судеб. Директору промышленного предприятия, фермеру, грамотному частному предпринимателю короткие деньги под такие проценты не нужны. Ему нужны длинные деньги под цивилизованный процент, потому что его главной задачей является снижение затрат для повышения конкурентоспособности. Физик такими категориями не мыслит. Ему бы дожить до зарплаты, а тут жена, телевизора насмотревшись, новую шубу требует и еще мультиварку.

 

Закономерным исходом в этой алчной погоне за легкой прибылью стал практически полный отказ банков инвестировать в промышленное производство, сельское хозяйство и бизнес. Отечественные банки в секторе кредитования полностью ушли в ритейл. А плачевным результатом этой жадности стала экономическая стагнация, которая и привела, в свою очередь, к стагнации на рынке потребительских кредитов. Круг замкнулся.

 

И тут бы самое время остановиться и начать борьбу с собственной жадностью. Однако нет, здесь берегов не видно. Оголтелая борьба за физиков продолжается, превратившись в настоящую охоту. Те физики, которые напугались или испортили свою кредитную историю, с дистанции сошли. Но в погоне за уже привычной прибылью ростовщики вовлекают на кредитный рынок все новых игроков, тех, кто ранее кредиты не брал. И вот уже любой бомж с улицы может зайти в финансовое учреждение и взять краткосрочный кредит. Возвращать его он, разумеется, не будет, зато менеджер получит премию, у коллектора появится новый фронт работ, в отчетности родятся радостные дополнительные цифры, а то, что кредитный портфель от этого превратится в полное дерьмо, так кому до этого дело. Рядовому менеджеру, коллектору? Что им до судеб отечества. У нас каждый одним днем живет.

 

Короче, осознав, что кредитовать кроме бомжей больше некого, банкиры решили затеять амнистию и стали ее лоббировать, осторожно так, исподтишка. Амнистия - это отнюдь не тотальное прощение долгов всем лоховатым физикам, это возможность начать кредитную историю с чистого листа тем, у кого она испорчена, не более того. Цель - вернуть на рынок кредитования вчерашних простофиль, готовых покупать утюг по цене холодильника и пылесос по цене телевизора, брать дорогие деньги в долг на свадьбу и отпуск, и, как говорится, поехали на второй круг. Амнистия - это сохранение статус-кво на дальнейшее разграбление государственных ресурсов и откровенный грабеж каждого из нас. Банкирская жадность все больше вовлекает нас на участие в цирковой клоунаде, где каждый из нас как будто скачет на своей лошадке гордо по кругу, возомнив себя крутым ездоком и не замечая, что на самом деле оседлали его и он всего лишь ишак. Возвращение вчерашних лохов в толстые ростовщические лапы не спасет печень банковской системы, потому что диагноз ее - цирроз.

 

Сказки Шехерезады

 

Российская промышленность умирает от инвестиционной жажды. Пока она медленно корчится в агонии, издавая жалобные стоны, над ней как воронье кружит жадное ростовщичество в поисках вечной скатерти-самобранки, выдающей ему на-гора бессчетные полчища лохов-заемщиков. В этом стремлении к вечной финансовой нирване банкиры выдумывают и плетут сказки про то, что на высокие банковские проценты их обрекает суровая экономическая реальность. Однако ни в одной стране мира не существует таких грабительских банковских ставок для заемного капитала, как в России, и ни в одной стране мира не существует негласного правила предусматривать вознаграждение наличными средствами банковскому руководству в размере десяти процентов от выдаваемой суммы кредита промышленному предприятию. На родине Ротшильда, основателя известной банковской династии, во Франкфурте-на-Майне, во время встречи журналистов «Московского комсомольца» с руководством одного из известных швейцарских банков переводчик не могла перевести на немецкий так настойчиво произносимое журналистами слово «откат». Немцы не понимали. Ибо только в России существуют исключительно благоприятные условия для развития ростовщичества, и только в России спекулятивные операции принято называть инвестициями. И только здесь банкиры жалуются президенту на высокие ставки по банковским кредитам, в которых, следуя их логике, виноваты бомжи, но никак не они сами.

 

Сегодня нам говорят, что отзыв банковских лицензий у банков-плохишей - это оздоровление банковского сектора и что вот пройдет эта зачистка, и будет всем счастье. Не будет. Во-первых, на оздоровление это никак не похоже. В большей степени это похоже на конкурентную борьбу за финансовые ресурсы, которых из-за стагнации в экономике будет становиться все меньше. В еще большей степени это похоже на пожирание слабых акул сильными. Только в конечном счете не спасется никто, потому что проценты по банковским кредитам должны определяться не алчностью отдельных личностей и даже не президентом. Они определяются здравым смыслом и экономической логикой, при одном условии, что и первое и второе одержало победу над жадностью.

 

Здесь и сейчас

 

Однако на победу шансов остается все меньше. С тотальной жадностью бороться становится все тяжелее, и скоро сопротивляться будет совсем некому. Гедонизм стал идеологией, единственной нормой жизни, пропагандирующей тягу к наслаждению и удовольствию как наиболее естественный и правильный способ существования человеческой особи. Правила «здесь и сейчас» и «живи моментом» не просто стали доминирующими в массовом сознании, они агрессивно внедряются, фактические не оставляя человеку выбора на другие формы реализации себя в этом мире. Уродливые проявления этого утопического забвения можно наблюдать повсеместно, но самый очевидный и самый страшный из них - эта тяга к паразитированию, то есть существованию за чужой счет, и плебейское презрение к созидательному труду в любых его формах и напряженной работе мозга. Однако в погоне за сиюминутным наслаждением не стоит забывать, что паразитарная цепочка, к которой можно присосаться, конечна, как и то, что жизнь паразита зачастую катастрофически коротка. Поэтому, если вы хотите только здесь и сейчас, тогда не обманывайтесь на предмет того, кто вы.

 

Светлана Батутене

Источник: http://baikal.mk.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НРАВИТСЯ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» ОТСУТСТВИЕМ НАЗИДАТЕЛЬНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬЮ САМОСТОЯТЕЛЬНО СФОРМИРОВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ, И ЕЩЁ УМЕНИЕМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ ОСВЕЩАТЬ ПРИВЫЧНОЕ

Татьяна Медведева, медиатор