вверх
Сегодня: 21.10.20
10.png

Интеллектуальная выдержка

На Иркутском кирпичном заводе научились трудности обращать в преимущества.

 

В Иркутске, превратившемся в последнее время в сплошную барахолку, где все только и думают об удовлетворении личных гламурных потребностей, все-таки существуют производственные островки, где люди заняты настоящим делом. Непрерывный производственный цикл, печи, обжиг, вагонетки и глина – весь этот мир, доставшийся в наследство от советского прошлого, не просто живет, но и великолепно ладит с модерновыми итальянскими прессами, испанским печным оборудованием и современными управленцами. Это совсем не парадокс, оказывается, в нашей реальности с блестящей производственной эффективностью могут уживаться профессиональный опыт советского инженера и креативная дерзость молодого директора. Продукция Иркутского керамического завода, ассортимент кирпичей, которые нарасхват у строительных компаний, яркое тому подтверждение. Качественную продукцию этого завода хотят получить многие. Однако так было далеко не всегда. Путь к производственному успеху для коллектива завода и его руководителей не был выстлан одними сплошными приятностями, как это видится сегодня юноше, начинающему житье. В свои 36 лет исполнительный директор ОАО «Иркутский керамический завод» Михаил Долгих прекрасно понимает, что у успеха есть своя цена, которую можно высчитать по условной Формуле. Формула в его представлении приблизительно может выглядеть так: труд, помноженный на волю в квадрате и интеллект в кубе и разделенный на все возможные степени риска. И еще много, очень много терпения, быстро и сразу не бывает ничего и никогда.

 

– Михаил Александрович, какие моменты в вашей работе и соответственно производственной жизни завода стали для вас поворотными и запомнились как знаковые? Ведь, насколько я поняла, вся ваша профессиональная деятельность связана с Иркутским керамическим заводом.

 

– Да, это так. В 2000 году я получил юридическое образование и сразу попал в бизнес. Работал коммерческим директором, а впоследствии и гендиректором в компании ООО «Моби Трейд», которая находилась в тесных партнерских отношениях с керамическим заводом и занималась реализацией его продукции. Это были очень тяжелые времена, потому что строительство в городе в таких масштабах, как сейчас, не велось и нам приходилось практически лелеять каждого контрагента, изобретать различные схемы, идти на бартер и взаимозачеты. Это была очень жесткая школа, мы учились находить рынки сбыта в таких условиях, которые сегодня нам показались бы невыносимыми. Поэтому когда в 2006 году после трагического инцидента, случившегося на заводе, гендиректор Алексей Игнатенков предложил мне перейти непосредственно на завод. Было принято решение объединиться, с целью более эффективного развития производства и сбыта.

 

– После какого трагического инцидента?

 

– В 2005 году на заводе случилось несчастье. Прямо на производственной площадке были убиты тогдашний директор завода Василий Михайлович Игнатенков и его охранник. Преступление так и осталось нераскрытым, как и его мотивы. Когда коллектив завода остался без руководителя, совет директоров принял решение доверить руководство его сыну. И поскольку была сохранена преемственность, потеря не отразилась на производственных показателях, более того, утрата сплотила нас и заставила забыть об отчаянии. Мы стали бороться за будущее завода, и результатом стало его динамичное развитие и рост производительности. К 2007–2008 годам мы вышли на проектную мощность 75 млн штук кирпича в год. Несомненно, мой переход из статуса партнера завода в статус управленца стал для меня поворотным, поскольку в разы увеличивал степень моей ответственности, в первую очередь за сбыт продукции. Достижение проектных показателей вдохновило нас. Мы стали думать о перспективе, выстраивать новые производственные приоритеты. Такими приоритетными задачами для нас стали качество и ассортимент, но решить их можно было, только проведя масштабную модернизацию. Оборудование-то ведь на заводе старое, с высоким износом. В сентябре этого года будет двадцать лет, как была забита первая свая фундаментов производственного корпуса. А технология производства кирпича такова, что из-за наличия песка и кварца в глине оборудование изнашивается очень быстро. Поэтому вопрос модернизации производства встал очень остро. Но кризис 2008–2009 годов смешал все наши планы. Это кризисное время, когда нам пришлось остановить завод на три месяца, также стало для меня поворотным. Можно было с перепугу растеряться, вы помните, стройка тогда замерла. Но нам удалось эту ситуацию повернуть с пользой для себя, извлечь из нее выгоду. Как говорится, нет худа без добра.

 

– И каким образом вы это сделали, какую извлекли выгоду из этого кризиса? Чем он оказался для вас полезен?

 

– Когда кирпич у нас перестали брать и завод встал, собственники могли запаниковать, броситься спасать свои деньги, отправить работников в неоплаченные отпуска. Все это могло быть, если бы мы в принятии решений руководствовались сиюминутной выгодой и не выстраивали бы будущее предприятия на долгосрочную перспективу. Но таких пораженческих мыслей, по счастью, ни у кого не было и быть не могло. Мы понимали, что тяжелые времена пройдут, нужно запастись терпением и их пережить. Но мы не собирались просто сидеть и ждать, мы обязаны были заставить ситуацию работать на нас. Производственники сказали, что если людей сейчас отпустить в неоплаченные отпуска, мы их навсегда потеряем. И производство, если ничего не будем делать и просто сидеть, уже никогда не запустим. Ни первого, ни второго мы допустить не могли, поэтому было принято решение найти средства для ремонта производства. То есть мы решили: если кирпич сегодня некуда продавать, мы будем ремонтировать наши производственные мощности. Ведь когда-то же день, когда наша продукция будет снова нужна людям, наступит. Даже за самой длинной ночью всегда наступает рассвет. Мы верили в будущее нашего завода, и это нас всех спасло. Мы не только провели капитальный ремонт оборудования и его перенастройку, но и проводили эксперименты по выпуску ассортимента, разных кирпичей в нашей линейке. Кроме того, что наши операторы овладели навыками ремонтников, нас перестали мучить простои, когда мы 15 минут работали и 30 минут ремонтировались. Во время кризиса мы поняли, что можем выпускать облицовочные кирпичи разных размеров и даже печной кирпич, на выпуск которого долгое время не могли решиться старожилы. Так вот, кризис 2008 года вывел нас на новый виток развития, скажем прямо, подтолкнул. Предпринятые нами усилия дали возможность повысить качество продукции, поэтому уже в 2009 и в 2010 годах многие строительные компании перешли на использование в строительстве нашей продукции.

 

– Однако одними капитальными ремонтами старого оборудования вы не могли решить задачу повышения качества кардинально. Что стало с планами по модернизации? Она была проведена?

 

– Разумеется, на одних ремонтах мы и не собирались останавливаться. Кризис никак ни повлиял на наши планы по модернизации. Работать над ними мы не прекращали, скажем так, даже в самые тяжелые моменты, близкие к отчаянию, на которое мы не имели права. Параллельно с капитальным ремонтом мы вели подготовительные мероприятия, изучали рынок оборудования, опыт его эксплуатации, искали поставщиков, ездили в командировки. В результате в декабре 2011 года был заключен контракт с итальянской фирмой на поставку прессового агрегата. В июле следующего года под руководством итальянских специалистов был произведен монтаж и пусконаладочные работы, а в августе пресс запустили в эксплуатацию. Это стало первым этапом модернизации, который обошелся нам в 600 тыс. евро. Для этого мы брали в банке коммерческий кредит, но в рамках специального соглашения с министерством строительства Иркутской области мы получили субсидию на возмещение части затрат на оплату процентов по кредиту. Второй этап модернизации был завершен совсем недавно, в мае этого года, когда вместе с испанскими специалистами мы заменили печное оборудование – печные горелки. Сейчас идет процесс отладки. На второй этап модернизации было потрачено около 800 тыс. евро. На очереди третий этап, которым мы планируем автоматизировать участки укладки и выгрузки, где сейчас сохраняется ручной труд. Таким образом, на сегодняшний день вопрос качества нашего кирпича полностью решен. Но мы должны думать о расширении производства и рабочих мест, поскольку самый эффективный способ снижения себестоимости – это увеличение объемов производимой продукции. Сейчас руководством завода обсуждается необходимость ввода второй производственной линии мощностью 30 млн штук в год.

 

– А региональный рынок к этому готов? Вы просчитывали потребности иркутских строителей?

 

– Иркутские строители постоянно заявляют о том, что Иркутск исчерпал возможности по наличию свободных земельных участков. Даже если это и так, то в городе много аварийного и ветхого жилья, старых деревянных домов, которым по 80 лет. Люди не могут жить в таких условиях в 21 веке. Когда я думаю о развитии нашего производства, я не имею в виду только завод. Я не разделяю завод и город, они для меня существуют в совокупности. Я вижу будущее завода вместе с развитием города и хочу видеть город красивым. С кирпичными разноцветными фасадами. У строителей это желание тоже есть. Мы видим, как они меняют подходы, просят нас производить разные цвета. Как житель города я хочу, чтобы из кирпича строилось как можно больше жилых строений, именно жилых, а не офисных. Мы должны понимать, что человеку лучше живется в кирпичном доме, потому что процесс производства кирпича экологически чистый. Это всего лишь обожженная глина. А утверждения о том, что это дорого, всего лишь миф. Кирпич вполне конкурентоспособный строительный материал. Мы на свою продукцию не повышаем цену с 2010 года.

 

Несмотря на это, борьбу за своего потребителя мы ведем каждый день. У нас очень гибкие подходы, с каждой строительной компанией мы работаем индивидуально и делаем все для того, чтобы поддержать нашего внутреннего строителя. К примеру, не каждая компания обладает высоколиквидным товаром с точки зрения расположения земельного участка. Кто строит в центре, проблем с реализацией у них нет, а если стройка расположена в Ново-Ленино или Свердловском районе, продать тяжелее. В этом случае мы идем навстречу и занимаемся реализацией этих квадратных метров, привлекая риелторов. То есть даем возможность строителям рассчитаться за продукцию квартирами. Если мы видим, что компании хотят строить, но у них нет финансовой возможности, мы идем им навстречу. Это может показаться нестандартным способом поддержки потребителя, но, тем не менее, мы идем на это, сознательно снижая свою рентабельность, но обеспечивая себе растущий сбыт.

 

– Это несколько странно, что строители постоянно говорят о том, что возможности Иркутска по наличию площадей под строительство исчерпаны. Ведь Иркутск – единственный город в Сибири, где не ведется жилищное строительство микрорайонами, а все уперлись в точечную застройку. Каждый стремится залезть и впихнуть между двумя или тремя деревянными развалинами каменную высотку. А ведь микрорайоны – масштабы, широкий фронт, а значит, и более дешевые квадратные метры.

 

– Абсолютно верно. Все это делается в погоне за быстрой прибылью. Конечно, исходя из краткосрочной перспективы, выгоднее строить так. Построил один объект, сдал, прибыль получил, переходишь на следующий. Однако от точечной застройки необходимо уходить. У нее нет будущего, потому что в долгосрочной перспективе гораздо выгоднее строить микрорайонами. Предприниматель, который хочет получить все и сразу, не понимает, что если бы он мыслил и строил свой бизнес масштабно, отказавшись от сиюминутной прибыли, он получил бы возможность в долгосрочной перспективе увеличить ее в разы. Но даже и это не самое главное, перспективные подходы обеспечивают комплексное развитие и производству, и городу, и каждому жителю в отдельности.

 

Но я хочу сказать, что менталитет строителей постепенно меняется. Сдвиги в этом направлении есть, и их можно увидеть. Ярким примером попытки ухода от точечной застройки может служить строительство микрорайона «Союз». Я не знаю, что там в конечном счете выйдет, но попытка налицо. Ассоциация застройщиков города Иркутска «АЗГИ» ведет совместный проект по расселению и застройке домов на углу улиц Депутатской и Зверева, они же строят «Союз». УКС Иркутска строит в Ново-Ленино микрорайон «Эволюция». Логика развития, так или иначе, заставит нас соотносить наши частные амбиции с потребностями общества. А устремления отдельных лиц бывают успешными лишь тогда, когда они работают на благо большинства людей.

 

Светлана Батутене

 

Источник: МК Байкал



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

В последние годы стало модным выпускать журналы, похожие на комиксы: цветные картинки, мало текста, много тщеславия... Впервые, получив в руки номер «Кулуаров», я получил – хотя бы на время чтения – ощущение правдивости написанного и… порадовался за Иркутск! А самому журналу добавляют уважения со стороны читателя (с моей-то стороны уж точно) такие редкие сегодня остроумие и насмешливая снисходительность главного редактора. Правда, не исключаю, что неглупый кулуарный сарказм не добавляет журналу тиражей. А жаль.


Дмитрий Дорожков, экономист, путешественник, искусствовед, отец 4 детей