вверх
Сегодня: 03.06.20
12.png

Как продавались мандаты

Преступная группа не пыталась обвести вокруг носа незадачливых «покупателей», а действительно торговала местами на Охотном Ряду.

 

В понедельник 11 февраля Совет Госдумы назначит дату рассмотрения на пленарном заседании представления Генпрокуратуры России о лишении неприкосновенности депутата от КПРФ из Краснодарского края Константина Ширшова. Думский Комитет по регламенту, который уже изучил материалы, рекомендует своим коллегам удовлетворить ходатайство.

Представление Генпрокуратуры, направленное в Госдуму, довольно-таки куцее. Из него трудно выстроить целостную картину преступления, инкриминируемого Константину Ширшову. И это дает депутату возможность утверждать, что он стал жертвой провокации ФСБ. «Я не брал никогда тех денег, о которых говорится в представлении, я был за пределами того помещения, где был потерпевший, я понятия не имею о том, о чем договаривались эти люди», — заявил депутат в конце января.

«Новая газета» провела собственное расследование и пришла к выводу, что процедуру лишения неприкосновенности депутата Ширшова нужно было начать еще в июле 2011 года.

 

В Тверском районном суде Москвы продолжается судебный процесс над Вадимом Гуржием, которому инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ («Мошенничество»). Прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу № 712026, согласно которому Гуржий с подельниками весной 2011 года начали искать «покупателей» на мандаты депутатов Госдумы России. И нашли. Как минимум одного — Андрея Чернякова. В ходе переговоров, которые продолжались более месяца, договорились, что Черняков будет включен в партийный список «Единой России» по «квоте» «Общероссийского народного фронта», заплатив за «услугу» 7,5 млн евро. Первоначально цена «контракта» составляла 6,5 млн евро: 2 миллиона надо было внести перед включением в предвыборный список, окончательный расчет — после подведения итогов выборов. Но когда выяснилось, что Черняков — фигурант уголовного дела о вымогательстве и находится во всероссийском розыске, сумма сделки была увеличена. Чернякову доходчиво объяснили, что 1 млн евро необходимо передать в Следственный комитет России, чтобы прекратить его уголовное преследование и исключить из базы данных лиц, находящихся в розыске.

По версии следствия, ни Гуржий, ни другие фигуранты этого уголовного дела не собирались предпринимать каких-либо действий, чтобы включить Чернякова в предвыборный список «Единой России». Это якобы была чистая «разводка»: подельники планировали получить с жертвы деньги и «кинуть» его. С этой версией уже согласились двое других фигурантов уголовного дела.

Леонид Карагод (экс-руководитель протокольного отдела партии «Справедливая Россия») и Владимир Мясин (экс-помощник депутата Госдумы 5-го созыва от «Справедливой России») полностью признали вину, пошли на сделку со следствием и в результате «особого порядка» судебного рассмотрения своих уголовных дел уже осуждены и отбывают наказание. Мясина приговорили к 3 годам, Карагод получил 2 года и 6 месяцев колонии общего режима.

Вадим Гуржий, как и депутат Константин Ширшов, своей вины не признает и тоже считает себя жертвой «провокации ФСБ». Возможно, Гуржий не лукавит, и он действительно имел выходы на людей в Кремле, Белом доме и Госдуме, которые занимались формированием предвыборных списков «Единой России». Дело в том, что в материалах уголовного дела есть справка МВД, в которой говорится, что Гуржий имеет «обширные связи среди работников органов законодательной и исполнительной власти РФ, в частности — в Государственной думе и в администрации президента РФ». То есть, обещая Чернякову депутатский мандат, подельники, как я предполагаю, могли выполнить заказ. Кроме того, в уголовном деле № 712026 есть аудиозапись и расшифровка телефонного разговора Константина Ширшова с Владимиром Мясиным, который состоялся 5 июля 2011 года в 20 часов 26 минут.

Разговор шел о последнем этапе операции по включению Чернякова в список ЕР. Собеседники обсуждали, что «клиент» созрел, но хочет хоть каких-то гарантий, потому что аванс надо передать уже сейчас, а мандат «светит» лишь в декабре.

 

Ширшов: <…> через две недели он уже официально в списках фигурировать будет.

Мясин: Через две недели, да?

Ширшов: Да.

Мясин: Нормально.

Ширшов: Но фишка в чем — день в день его никто туда не затащит.

Мясин: Давай с Вадимом тогда будем говорить. Надо просто думать.

Ширшов: Вадим (Гуржий. — И. М.) сказал так, он говорит, ну что я могу сказать: «Я могу землю свою заложить».

Мясин: Что он может?

Ширшов: В Дмитровском районе землю свою заложить.

 

Возникает вопрос, если бы речь шла просто о мошенничестве, стал бы Вадим Гуржий закладывать принадлежащую ему землю? Сомневаюсь.

Один из офицеров ФСБ, участвовавший в оперативном сопровождении этого уголовного дела, с которым мне удалось связаться, на условиях анонимности рассказал, что еще в начале мая 2011 года они получили оперативную информацию, что в околодумских кругах началась «торговля мандатами». Проверка показала, что преступная группа, в которую предположительно входили Ширшов, Гуржий, Карагод, Мясин и еще несколько «неустановленных лиц», ведут активный поиск бизнесменов, готовых заплатить 5—6 млн евро за депутатское кресло:

— Мы получили судебную санкцию на прослушку Гуржия, Карагоды и Мясина. Взять на прослушку Ширшова мы не могли из-за его депутатского статуса. Но он постоянно созванивался с теми, кого мы слушали санкционированно. И установили, что переговоры ведутся с тремя «претендентами». Одним из них и был Андрей Черняков. С ним была проведена работа, и он согласился принять участие в оперативной игре с целью разоблачения преступной группы.

Это версия сотрудника ФСБ. А из материалов уголовного дела следует, что Черняков сам обратился в ФСБ, почуяв неладное. 27 июня 2011 года зарегистрировано его заявление на имя начальника Управления по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой сферы Службы экономической безопасности ФСБ РФ (Управление «К») генерал-лейтенанта Виктора Воронина (копия заявления есть в редакции), в котором Черняков пишет, что согласен принять участие в оперативно-разыскном мероприятии (ОРМ).

Уже 8 июля 2011 года это мероприятие было проведено. Перед операцией Чернякову выдали на Лубянке 66 млн рублей. Деньги были обработаны спецсредством и уложены в спортивную сумку. Сумку понес сотрудник ФСБ, игравший роль телохранителя бизнесмена. Гостиничный номер 418 в фешенебельном «Национале» напичкали оборудованием для аудиозаписи и видеосъемки встречи Чернякова с «продавцами мандата». На встречу, судя по видеозаписи, пришли Ширшов и Мясин.

Из протоколов расшифровки аудиозаписи и видеосъемки, проведенных 8 июля 2011 года в номере № 418 гостиницы «Националь» (том 1, стр. 176—194 уголовного дела № 712026 в отношении Вадима Гуржия):

 

Черняков (Ч.): Я вас вижу первый раз в жизни. Может, это так и должно быть, поэтому вот здесь у меня все есть (показывает на сумку с деньгами), поэтому я думаю, что мы сегодня все сделаем.

Ширшов (Ш.): Честно говоря, очень всё сильно затянули. И ребята очень сильно нервничают, потому что свою часть работы они выполнили.

Ч.: Я могу к вам обращаться просто Константин?

Ш.: Как вам удобно.

Ч.: Окей. Все эти цифры и последовательность, которая была получена ранее, я так понимаю, от вашего имени — они все выполнены, они готовы. Сегодня все это посмотрите и скажете, я так понимаю, завтра — да, мы едем в Белый дом.

Ш.: Вы не в Белый дом едете.

Ч.: В Госдуму? Куда?

Ш.: Вы завтра едете на Старую площадь.

Ч.: А, на Старую площадь? Хорошо.

Ш.: Там начинается процедура, до 12-го числа надо все успеть сделать. Все очень спрессованно.

<…>

Ч.: Ну и всё. Нормально там всё?

Ш.: Ставка дала добро.

Ч.: Ну и слава богу.

Ш.: Уже две недели, как этот вопрос отрабатывается. Ставка бы не дала добро, мы бы не встретились.

Ч.: ОК!

Ш.: У нас всё под контролем.

Ч.: Я стану депутатом Государственной думы? Действительно?

Ш.: (На видео видно, что он кивает головой)…

<…>

Ш.: Просто, чтобы было понятно, основная закладка она вот не сегодня, а 25-го. Вот просьба, чтобы там задержек не было.

Ч.: Я еще раз вам повторяю. Что мы сейчас можем с вами вот здесь, находясь здесь, взять, что есть у нас с собой, после этого поехать в банк, ну открыть, достать ячейку, посчитать, всё, что есть в ячейке, — это 5,5 миллиона евро, вы посмотрите это, пересчитаете и после этого мне бы, но я считаю, вы можете, как вам угодно, забрать всё, что вы считаете необходимым для себя, и после этого я хотел бы сразу с вами, то есть ну как вам сказать, не расходясь, а проехать вот либо в администрацию президента, либо в Белый дом.

Ш.: Это завтра. Вас вызовут не просто пойти, вас пригласят, то есть вы уже придете официально.

Ч.: По мобильному телефону?

Ш.: Вас пригласят. Владимир (кивает на Мясина) вам позвонит, вы спуститесь, и вы пройдете туда, вас приведут, и дальше вы уже пойдете по кабинетам, то есть официально.

Ч.: Хорошо.

Ш.: Будете писать документы, заявление вам нужно будет написать.

Ч.: Ну те документы, которые я вам предоставил.

Ш.: Просто там к этим документам вы должны будете войти в состав ОНФ.

Ч.: ОНФ — это что такое?

Ш.: «Фронт».

Ч.: А, объединенный вот этот вот — «Национальный фронт»? Да?!

Ш.: «Народный».

Ч.: «Народный фронт». «Объединенный народный фронт», это который Владимир Владимирович Путин возглавляет, то есть я вхожу в «Объединенный народный фронт» под, скажем так, предводительством Владимира Владимировича Путина, да? Становлюсь там членом или как? Какая там у меня позиция?

Ш.: Раз. И после этого пишете заявление на праймериз.

Ч.: Угу. ОК. Всё понятно.

Ш.: 12-го числа там подводится черта… <…>

На 9-й минуте видеозаписи в номер входит «телохранитель» Чернякова и передает ему сумку.

Ш.: Так. Тогда он сейчас с Владимиром должен будет сесть, вернее, донести до машины, в багажник положить, чтобы я это все сам не таскал, и я поеду.

Ч.: А у вас машина возле входа?

Ш.: Чуть левее, метров тридцать.

<…>

(На аудиозаписи звук расстегивающейся молнии, шелест, на видео: Черняков расстегивает молнию сумки и показывает деньги).

Ч.: Посмотрите, пожалуйста.

Ш.: Да, вроде все. Целы.

Ч.: Здесь 2 миллиона. Это правильно.

Ш.: Да, а курс какой?

Ч.: Текущий. По банку.

Ш.: 40,50 или 40,60?

Ч.: Ну я заказал 2 миллиона, мне подготовили 2 миллиона. Я вас очень прошу посмотреть, чтобы вы потом не говорили. Но это все равно, наверное, как это будет считаться.

Ш.: Естественно.

Ч.: Или вы сразу заберете?

Ш.: Нет, это сразу мы сейчас кладем это всё в машину.

 

Отнести деньги в машину не успели, в номер ворвались офицеры ФСБ Высоколов, Бас, Трубин, Лесников, Комаров… Не проронивший ни слова Мясин был задержан, а вот Ширшова, защищенного депутатским иммунитетом, пришлось отпустить.

Едва Мясину дали послушать несколько аудиозаписей его разговоров с Ширшовым и Гуржием, он понял, что отпираться бесполезно, и написал «явку с повинной». Вскоре были задержаны и Карагод с Гуржием. А вот по Ширшову никаких действий предпринимать не стали. И в декабре 2011-го он снова стал депутатом по списку КПРФ. Возможно, именно потому, что Ширшов и его подельники не были мошенниками, а у них были реальные контакты с людьми, формировавшими предвыборный список ЕР, и включение Чернякова в этот список было вполне вероятно. Если наша версия верна, то арест Ширшова мог привести к непредсказуемым последствием. Ниточки могли привести к «кураторам» из Кремля. А за полгода до выборов — это был бы грандиозный скандал, который очень сильно ударил бы по репутации партии власти.

 

В поле зрения силовиков Андрей Черняков попал еще в 2008 году. «Новая газета» не раз рассказывала об уголовном преследовании Айгуль Махмутовой, которую обвинили в вымогательстве от 400 до 800 рублей у предпринимателей сезонного рынка в Кузьминках (см. «Новую газету», № 105, 117, 138 за 2010 год). За Махмутову заступились многие известные политики и правозащитники, а после обращения Людмилы Алексеевой к тогдашнему президенту России, дело взял на контроль Дмитрий Медведев. Несмотря на абсурдность обвинений, ее все же приговорили к шести с половиной годам лишения свободы. В январе 2011 года девушка освободилась по УДО.

Фигурантом «дела Махмутовой» был и Андрей Черняков. По версии следствия, именно он руководил «преступными действиями» Махмутовой. Но привлечь Чернякова к ответственности не удалось, и к моменту начала переговоров о включении в предвыборный список ЕР он действительно находился во всероссийском розыске.

Выход из ситуации подсказал Владислав Цеханович, гендиректор «Уренгойгаздорстройматериалы», советником которого работал Черняков. В августе прошлого года Цеханович скоропостижно скончался, но в уголовном деле есть протокол его допроса, в котором он утверждает, что предложил своему советнику найти людей, которые могут обеспечить включение Чернякова в предвыборный список одной из думских партий на «проходное место». Цеханович брался оплатить «хлопоты». Более того, он не исключал возможности «купить мандат» и для себя.

Черняков обратился к Леониду Карагоду, с которым был знаком по партработе в «Справедливой России». Дело в том, что к моменту возбуждения «дела Махмутовой» Черняков был депутатом муниципального совета и издавал газету «Судьба Кузьминок», которая была рупором «Справедливой России» в муниципалитете.

Карагод к просьбе своего однопартийца отнесся очень серьезно. И закипела «работа», которая в итоге вылилась в уголовное дело о мошенничестве. Хотя, честно говоря, чем больше я погружался в материалы уголовного дела, читал документы, слушал аудиозаписи и смотрел видеосъемки, тем больше возникало сомнений, что мошенничество — это именно та статья УК, по которой надо судить Мясина и Карагода, предъявлять обвинение Гуржию и добиваться лишения неприкосновенности Ширшова. Очень похоже на то, что Управление «К» ФСБ пресекло деятельность не мошенников, а вполне реальных «продавцов мандата».

Подтверждением этой версии могут быть события, развернувшиеся после ареста трех фигурантов уголовного дела о «продаже мандата». Вскоре было реанимировано дело № 274310 («дело Махмутовой»). А проявили служебное рвение следователи СКР Ваганов и Власенко. Ваганов, к слову, видимо, хороший знакомый одного из фигурантов «мандатного дела» (в деле есть аудиозапись очень панибратского телефонного разговора Ваганова с Мясиным).

В распоряжении редакции есть оперативная справка управления К ФСБ России, в которой указано, что следователь Ваганов якобы неоднократно «советовал» Чернякову отказаться от своих показаний и не сотрудничать со следствием по «мандатному делу», угрожая «серьезными проблемами» по «делу Махмутовой».

Так ли это или нет — утверждать не берусь: чекистам можно верить, а можно и не доверять. Но если в этом есть хоть доля правды, то можно предположить, что указание «прессовать» Чернякова поступило откуда-то сверху. С этого неизвестного нам верха, вполне вероятно, могло поступить и указание пересадить следователя Власенко (из следственной группы Ваганова) в один кабинет со следователем Некрасовым, который вел «мандатное дело». Получилось, что на допросы и в качестве потерпевшего по «мандатному делу», и в качестве подозреваемого по «делу Махмутовой» Черняков приходил в один и тот же кабинет.

18 сентября прошлого года было вынесено постановление о привлечении Чернякова в качестве обвиняемого. В этот же день он был объявлен в федеральный розыск (розыск, в котором он находился в 2011 году, уже был прекращен). 19 октября следователь Ваганов обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Чернякова А.Г. меры пресечения в виде заключения под стражу.

— Черняков не скрывался, приходил на все следственные действия, не было никаких оснований для объявления его в розыск, — убежден адвокат Михаил Менглибаев. — И это постановление, думаю, было необходимо только для того, чтобы у суда появились основания для ареста моего подзащитного.

Сейчас Андрей Черняков находится в «Матросской Тишине». И в Тверской суд в качестве потерпевшего по уголовному делу в отношении Вадима Гуржия его привозят из СИЗО в автозаке. А депутат-коммунист Константин Ширшов все еще продолжает заседать в Госдуме.

 

P.S. Собирая материалы для этой публикации, я неоднократно обращался в приемную Константина Ширшова с просьбой о встрече, чтобы выслушать его версию событий, произошедших в июле 2011 года. Написал в «Живой журнал» депутата: «Вторую неделю пытаюсь добиться получения ваших комментариев по ситуации. Увы, безрезультатно. Может, все-таки найдете возможность ответить на несколько моих вопросов хотя бы по телефону»? Константин Ширшов ответил предельно лаконично: «Комментарии по ситуации я уже давал».

 

Источник: http://www.novayagazeta.ru

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер