вверх
Сегодня: 19.12.18
8.png

«Карлик»-террорист против диктатуры «высоких»

История душевнобольного терапевта, взорвавшего в 1971 году рейсовый автобус в Краснодаре.

 

История России начала ХХ века изобилует примерами идейного террора. Бомбами и политическими убийствами свои идеи продвигали в народ эсеры, большевики, анархисты, кавказские и украинские националисты. В СССР, особенно позднем, считалось, что террористическое подполье ликвидировано. Были разгромлены и массовые нелегальные организации — от советских маоистов до северокавказских горцев и армянских дашнаков. Двум последним удалось организовать громкие акции — попытку захвата Нальчика и взрывы в московском метро, но, как казалось, это было просто рецидивом кавказского бандитизма, ничего не имеющего общего с идеологическим противостоянием Советам.

 

Однако сосредоточившись на поиске и ликвидации массовых нелегальных организаций, КГБ упустил из виду индивидуальный террор советских граждан. Против радикальных одиночек невозможно было применять классические методы спецслужб — внедрения агентов, отслеживания их связей, прослушек и слежек. В любой стране — и СССР тут не был исключением — индивидуальный террор устроен так, что о его акциях можно было узнать только постфактум, но никак не предупредить его.

 

В послевоенном СССР террористы-одиночки совершали покушения на генеральных секретарей КПСС Брежнева и Горбачева, захватывали самолеты, пытались подорвать Мавзолей. Ими было организовано не менее десятка взрывов и расстрелов в местах массового скопления людей. К примеру, в 1970 году на первомайской демонстрации в Архангельске на трибуну, занимаемую местным партийным руководством, проник местный житель и очередью из автомата убил пять человек. А в 1981-м в Челябинске мужчина, недовольный тем, что местный совет отказал ему в квартире, подорвал самодельной бомбой трамвай (двое погибших, семеро раненых).

 

Но самыми «знаменитым» делом террориста-одиночки стал подрыв автобуса в Краснодаре в 1971 году, унесший жизни 10 человек. Теракт совершил бывший врач Петр Волынский, решивший таким способом выразить протест «против диктатуры высоких людей над маленькими».

 

В 1965 году терапевт Волынский написал свою первую анонимку: в ней он указывал на «морального разложенца» — депутата Краснодарского совета. Хода анонимке не дали, но это не остановило врача-правдоруба. С 1964-го по 1967 год Волынский написал более 80 анонимок, открытых писем в советские и партийные органы, в газеты.

 

Он обличал взяточников, спекулянтов, вредителей, саботажников, хулиганов и двоеженцев. В каждом из писем он приводил цитаты из Ленина или Маркса.

 

Волынский был уверен, что в СССР утрачены идеалы социализма. В конце 1967 года, после очередного разоблачительного письма в Москву, за ним приехала скорая психиатрическая помощь. Волынскому поставили популярный тогда в среде правдорубов диагноз «вялотекущая шизофрения». В психбольнице его продержали восемь месяцев, после выписки лишили права заниматься врачебной деятельностью и назначили пенсию по инвалидности в 65 рублей.

 

етр Волынский. Фото: архив МВД

Петр Волынский. Фото: архив МВД

 

Но психбольница не успокоила Волынского. Он понял, что если привлекать внимание компетентных органов к язвам общества, то это пойдет ему только во вред. Им овладели две навязчивые идеи: рассчитаться с людьми, испортившими ему жизнь, и отомстить «высоким», которым принадлежала власть в стране. Волынский имел небольшой рост — 164 см — и часто сталкивался с дискриминацией по этому признаку. В частности, лечивший его психиатр был уверен, что спусковым крючком болезни Волынского стал «комплекс Наполеона».

 

В 1970 году Волынскому удалось переквалифицировать свою инвалидность со второй группы на более легкую, третью. Он устроился работать на склад бытовой химии. Этот склад стал для него и личной лабораторией по изготовлению бомб, благо почти все компоненты взрывчатки были под рукой — аммиачная селитра, алюминиевый порошок, сера и т. д.

 

Первый акт возмездия Волынский решил устроить лечившему его психиатру. Он заминировал дверь врача. Но бомба на растяжке не успела сработать — ее вовремя заметила соседка. Милиция же посчитала этот инцидент обыкновенным хулиганством и быстро прекратила поиски бомбиста.

 

Во второй раз Волынский хотел подложить чемодан со взрывчаткой в кинотеатре, когда советский и партийный актив Краснодара смотрел там итальянский фильм. Бдительный вахтер не пропустил бомбиста в кинозал, так как у того не оказалось пригласительного билета.

 

Третья попытка Волынского оказалась результативной. В утренний час пик 14 июня 1971 года террорист вошел в автобус маршрута № 1. Он оставил в нем чемодан со взрывчаткой и вышел на ближайшей остановке. Часовой механизм бомбы сработал через три минуты после того, как Волынский покинул автобус.

 

Взрыв был таким мощным, что автобус подбросило в воздух и в нем сразу начался пожар. На месте погибли пять человек, еще пятеро впоследствии скончались от полученных ранений, более 40 человек получили ранения (шесть из них стали инвалидами второй и первой групп).

 

Как потом выяснил взявшийся за расследование теракта краснодарский КГБ, бомба представляла собой корпус огнетушителя, начиненный аммонитовой взрывчаткой и металлическими шариками и гвоздями для усиления поражающего эффекта. Она была установлена в автобусе со знанием дела — близко к топливному баку, чтобы вызвать моментальное возникновение пожара и увеличить число жертв.

 

Из экспертизы был сделан вывод, что бомбу изготовил опытный взрывотехник, а потому КГБ в первую очередь стал разыскивать террориста среди людей, знакомых со взрывным делом, — служивших в саперных частях. Также комитетчиками отрабатывался кавказский след — подозревали кого-то из репрессированных горных народов, мстивших за сталинские депортации.

 

И только один человек из следственной бригады,старший лейтенант КГБ (его имя до сих пор неизвестно) вспомнил, что несколькими месяцами ранее подобное взрывное устройство было обезврежено перед дверью психиатра.

 

Врач рассказал о нескольких своих пациентах, которых он подозревал в закладке бомбы. В этом списке оказался и Петр Волынский.

 

В результате обыска на квартире Волынского КГБ обнаружил еще две самодельные бомбы того же образца, а также детонаторы. Бывший врач не отрицал своей вины. Во время следствия он поведал о существовании заговора «высоких» людей против «маленьких». На вопрос, чем же провинились те несчастные люди в автобусе, Волынский ответил, что главная их вина в том, что они предали идеалы ленинизма, позволили захватить власть в СССР «прохиндеям».

 

Волынский был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психбольницу. В середине нулевых в местной прессе было скромно объявлено, что террорист Волынский скончался в психиатрической клинике поселка Новый Абинского района Краснодарского края. В ней он провел около тридцати пяти лет. Также сообщалось, за это время он отправил в различные инстанции СССР, а позднее России около двух тысяч писем (все они остались у главврача психбольницы).

 

Источник: http://rusplt.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер