вверх
Сегодня: 24.09.17
16.png

Пять мировых лидеров, которые уйдут или могут уйти в 2013 году

В наступившем году список мировых лидеров серьезно изменится. «Газета.Ru» представляет пятерку политиков, которые в 2013 году с высокой долей вероятности завершают свою карьеру: Махмуд Ахмадинеджад, Хиллари Клинтон, Башар Асад, Михаил Саакашвили, Уго Чавес.

 

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад

Светский лидер исламской республики оставит свой пост после восьми лет пребывания у власти по итогам выборов, назначенных на 14 июня 2013 года. Обеспечивший себе переизбрание в 2009 году и переживший самый серьезный политический кризис за все 30 лет существования исламского Ирана, «зеленую волну», лидеров которой он заставил замолчать или посадил под домашний арест,

Ахмадинеджад проиграл в борьбе с куда более сильным соперником — духовным главой Ирана аятоллой Али Хаменеи.

Поддержки богословского истеблишмента, благодаря которому он удержался у власти четыре года назад, Ахмадинеджад лишился потому, что посчитал себя независимым. Камнем преткновения стали попытки светского главы государства провернуть «операцию преемник» в иранском варианте, выдвинув своего свойственника и главу администрации Исфандияра Рахим-Машаи. Борьба перешла в активную стадию весной прошлого года, когда несколько сотрудников аппарата президента во главе с так и не ставшим вице-президентом Машаи были ненадолго арестованы по подозрению в коррупции. Это стало началом долгой кампании по дискредитации президентского окружения, причем контролируемый консервативными богословами меджлис несколько раз публично унижал Ахмадинеджада, вызывая на ковер и обсуждая перспективы импичмента. Сторонники Ахмадинеджада с треском проиграли на мартовских выборах в меджлис, который попал под полный контроль консервативного духовенства, известного как принципалисты (т. е. приверженцы принципов исламской революции 1979 года).

Сторонники аятоллы Хаменеи вознамерились застраховать себя не только от Ахмадинеджада, но и от возможной угрозы со стороны разгромленного либерального лагеря.

Они готовятся изменить правила избрания президента, с тем чтобы светским главой государства мог стать иранец не младше 45 и не старше 75 лет, который заручится поддержкой не менее 25 членов совета экспертов (высшего органа, избирающего духовного правителя и контролирующего соответствие политической жизни страны формуле исламского правления «велаят-э-факих») и не менее 100 членов меджлиса, в котором всего 290 членов. Кроме того, у кандидата должно быть высшее образование, 8-летний опыт работы на госслужбе и принадлежность к нечетко обозначенной категории «религиозного и политического руководства» исламской республики. Сам Ахмадинеджад называет эти поправки неконституционными. В случае их принятия соратники Рахбара Али Хаменеи (нынешнего высшего руководителя Ирана) окажутся единственными, кто в действительности будет определять имя следующего президента Ирана), и команде действующего светского главы республики в их расчетах гарантированно не будет места.

 

Государственный секретарь США Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон, весь 2008 год боровшаяся с Бараком Обамой за право называться кандидатом в президенты США от Демократической партии и принявшая затем его предложение возглавить в случае его избрания госдепартамент, завершает дипломатическую карьеру. Свой уход из команды Обамы Клинтон анонсировала еще осенью 2011 года.

«Сейчас мне больше всего хотелось бы посвятить себя личной жизни, семье», — заявила тогда журналистам госсекретарь, добавив, что не останется на государственном посту даже в случае переизбрания Обамы.

Клинтон неоднократно подтверждала свой уход из политики, но столь же часто резервировала для себя и возможность своего возвращения, утверждая, что «все двери остаются открытыми». Она не собирается уходить в тень и будет «продолжать приносить пользу обществу, возможно, через филантропию или преподавание», заявила Клинтон в эксклюзивном интервью Барбаре Уотерс с телеканала ABC.

Уход Клинтон многие воспринимают как далеко не окончательный и рассматривают ее как серьезного кандидата от демократов на выборах 2016 года. Заранее известно, что нынешний вице-президент Джозеф Байден не станет выдвигать свою кандидатуру: ко дню голосования он будет готовиться к празднованию своего 74-го дня рождения, и Демпартия окажется в том же положении, что и республиканцы за восемь лет до этого, — в поиске кандидата, который достойно сможет продолжить дело команды Обамы.

Клинтон, которая, правда, всего на пять лет младше Байдена, считается едва ли не первым из самоочевидных кандидатов на выдвижение от демократов.

Если она будет выдвигаться, «многие откажутся от этой идеи самостоятельно», замечает авторитетный журнал The Atlantic:

«Кто захочет тягаться с оппонентом, у которого лучше поставлен сбор средств, лучше резюме и есть муж, который, так уж вышло, лучше всех олицетворяет Америку?» «Послужной список миссис Клинтон в качестве госсекретаря, сенатора США и вовлеченной в политику первой леди будет трудно сопоставить с тем, что будет иметь любой ее соперник из Демократической или Республиканской партий», — соглашается создатель политологического блога FiveThirtyEight на страницах The New York Times Нейт Сильвер.

 

Президент Сирии Башар Асад

Несмотря на то что президентский срок Башара Асада истекает только в 2014 году, мало кто сомневается, что ему не удастся усидеть в своем кресле даже до конца наступившего года. Режим, казавшийся незыблемым за счет тесного союза между поддерживаемыми Ираном спецслужбами, номенклатурой социалистической партии БААС и привилегированным алавитским религиозным меньшинством, к которому принадлежат президент республики и его ближайшее окружение, поставила на грань краха полномасштабная гражданская война.

Все началось в марте 2011 года с волнений на почве земельного конфликта в отдаленной провинции Деръа. Но на фоне «арабской весны» они быстро вылились в широкомасштабные антиправительственные протесты, которые охватили всю страну. Первоначально все развивалось по «ливийскому сценарию»: за рубежом было сформировано альтернативное эмигрантское правительство, вооруженные отряды оппозиции с помощью дезертировавших армейских подразделений сформировали Сирийскую свободную армию, а Асада один за другим стали покидать высокопоставленные функционеры режима. В заголовках новостей «Сирийское восстание» вскоре заменила «Сирийская революция», а потом и «Гражданская война в Сирии». 18 июля оппозиция предприняла дерзкую диверсию: в штаб-квартире госбезопасности в Дамаске прогремел взрыв, который унес жизни министра обороны Дауда Раджи, одного из его предшественников на этом посту Хасана аль-Туркмани, а также зятя президента Асефа Шауката, занимавшего пост замглавы минобороны. Несмотря на то что вооруженная оппозиция не смогла развить успех операции, названной «Вулкан в Дамаске — землетрясение в Сирии», теракт показал уязвимость правительственных позиций. В последующие месяцы оппозиция сумела консолидироваться, образовав Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил, светские, исламистские и курдские организации, и добиться признания со стороны ряда европейских государств, стран Персидского залива.

11 декабря о признании НКОРС законным представителем сирийского народа объявил президент Барак Обама.

К конце декабря, когда счет погибших в конфликте уже перевалил за 40 тыс. человек, все более критично по отношению к Асаду стала выступать и Москва, безоговорочно поддерживавшая сирийского лидера на протяжении полутора лет. Высшее российское руководство стало открещиваться от прозвища «адвокаты Асада», и в середине декабря замминистра иностранных дел Михаил Богданов сделал признание: «Что касается подготовки к победе оппозиции, то этого, конечно, нельзя исключать. Но надо смотреть фактам в глаза: тенденция как раз в том направлении, что режим правительства теряет все больше контроля над все большей территорией страны». На следующий день МИД дезавуировал это замечание, но слова произвели нужный эффект: на Западе заговорили о перемене российской позиции, а представитель госдепа Виктория Нуланд объявила, что в Москве «наконец очнулись».

После неизбежного падения Асада перед странами Запада и монархиями Персидского залива встанет задача добиться установления сколько-нибудь дееспособного режима, одновременно изолировав исламистов, которые сыграли едва ли не решающую роль в нынешнем конфликте.

 

Президент Грузии Михаил Саакашвили

Проигрыш партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» на парламентских выборах 1 октября не только привел к власти его заклятого врага олигарха Бидзину Иванишвили, но и положил конец почти десятилетнему периоду в новейшей истории Грузии, связанному с беспощадной борьбой с коррупцией, ворами в законе и наследием советского прошлого.

Саакашвили, пришедший к власти в 2003 году на воле «революции роз» и досрочно переизбравшийся в 2008 году, и так должен был покинуть этот пост в этом году, но сейчас подготовка к сложению полномочий больше похоже на выдавливание в изгнание.

Саакашвили не скрывал, что был бы готов к грузинскому варианту «операции преемник»: летом минувшего года новое правительство сформировал Вано Мерабишвили, а на парламентских выборах список ЕНД возглавил спикер парламента Давид Бакрадзе — они должны были обеспечить преемственность прозападного курса Саакашвили на следующие пять лет вне зависимости от того, насколько успешной была бы конституционная реформа, перераспределившая президентские полномочия в пользу парламента. Однако разгром ЕНД на выборах поставил крест на этих планах. Пришедшая к власти коалиция «Грузинская мечта» во главе с новым премьером Иванишвили начала тотальную зачистку органов власти от сторонников действующего президента. Уголовные дела были возбуждены в отношении экс-министра обороны и внутренних дел Бачо Ахалы, бывшего начальника объединенного штаба Георгия Каландадзе, под прицел следственных органов попал и бывший премьер Мерабишвили, якобы воспользовавшийся подложным паспортом при пересечении границы.

Страдает и сам глава государства: Саакашвили лишили одного из двух президентских самолетов, а новые власти порекомендовали ему освободить президентский дворец и перебраться в канцелярию правительства, поскольку содержание резиденции обходится слишком дорого.

Полномочия Саакашвили официально истекают 5 января, а президентские выборы назначены на октябрь, в стране обсуждают возможность досрочного проведения выборов.

Саакашвили как-то признался, что в связи с последними событиями ему «вспоминается один из лидеров Французской революции Робеспьер».

 

Президент Венесуэлы Уго Чавес

Уго Чавес только в октябре одержал очередную победу — он переизбрался на новый срок, четвертый по счету, который истекает в 2018 году. Согласно одобренным на референдуме 2009 года поправкам в конституцию страны, он вообще может переизбираться бесконечное число раз.

Однако в оставшейся оппозиционной прессе, а вслед за ней и на Западе всерьез рассуждают о том, что в этом году Чавес может покинуть не только пост президента, но и этот мир: в середине декабря он вновь вынужден был подвергнуться операции по удалению раковых метастазов и впервые назвал имя преемника — вице-президента Николаса Мадера, который исполнял обязанности главы венесуэльского государства во время операции.

О серьезных проблемах лидера «боливарианской революции» и главного мирового «борца с империализмом» стало известно еще летом 2011 года, когда неожиданно он почти на месяц исчез с глаз публики, отправившись на Кубу, где перенес операцию «по удалению абсцесса в области таза». В начале июля, не покидая Гаваны, он обратился к народу с видеообращением, в котором признал, что действительно проходил лечение по удалению раковой опухоли.

С тех пор, несмотря на неоднократные заявления Чавеса и деятелей союзного ему кубинского режима о «благоприятных прогнозах» или «полном выздоровлении», венесуэльский президент несколько раз отправлялся в Гавану для лечения, как оперативного, так и химиотерапевтического. В последний раз, в декабре прошлого года, накануне очередного курса лечения Чавес впервые назвал имя и. о. президента на время хирургической операции. Это лишь усилило слухи о том, что дела у президента-популиста плохи: венесуэльский врач-эмигрант Хосе Рафаэль Маркина, который утверждает, что близок к кругу медиков, занятых восстановлением здоровья президента, объявил, что Чавес вряд ли переживет апрель этого года. «Похоже, болезнь снова обострилась. У него опять появились раковые клетки, о чем я узнал из источников, приближенных к медикам, которые второй год пытаются поднять Уго на ноги, — рассказывал Маркина. — В ходе самой операции здоровью президента, скорее всего, ничто угрожать не будет. Решающими будут первые три дня после операции — за это время в организме больного могут произойти серьезные осложнения».

Конечно, венесуэльского президента хоронят уже не первый раз, в 2011 году два года жизни пророчил его бывший лечащий врач Сальвадор Наварите, бежавший из страны, а в мае прошлого года тяжелый диагноз — метастатическую рабдомиосаркому — ставил источник в окружении президента, но слова Чавеса о том, что у него есть «полная как луна» уверенность в том, что если что-то случится, то венесуэльцы должны проголосовать за его вице-президента Мадеру, говорят о том, что за состоянием здоровья венесуэльского лидера в наступившем году стоит внимательно последить.

 

Источник: http://www.gazeta.ru/

 

Автор:Александр Артемьев


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Хорошо, что есть такой журнал, который нам помогает задуматься, обращает внимание на то, что в рутине мы стараемся не замечать, – да потому, что жить так проще, наверное... Иногда даже думаешь: вот что этим энтузиастам, этой Переломовой, Фомину и их журналистам больше всех надо, что ли? Ведь это такой труд, сколько времени, сил и нервов уходит на создание журнала. Остается сказать спасибо и пожелать развития и творческой бдительности к нелюбимому гламуру и пафосу.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер, директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK

Архив новостей

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Мысли напрокат

1477639427_demotivatory-13.jpg