вверх
Сегодня: 21.09.20
10.png

Реклама медицины вне закона

Борьба властей с шарлатанами закончилась победой последних.

 

Жители Иркутской области, как, впрочем, и всей России, оказались отрезанными от информации о деятельности организаций, предоставляющих медицинские услуги, потому что их погрузили в информационный вакуум. Теперь, чтобы сделать имплантацию или лазерное омоложение, провести ультразвуковую диагностику или сеанс лечебного массажа, потенциальному потребителю необходимо самостоятельно обзвонить или обойти массу учреждений. Кроме того, желательно навести справки в Росздравнадзоре о наличии жалоб на ту клинику, в которую вы намерены обратиться. С 1 января 2014 рекламу этих и других медицинских услуг, в том числе совершенно новых, на любых информационных и рекламных ресурсах размещать нельзя. Только на официальных сайтах организаций и в специализированных медицинских изданиях. Врачи считают, что один из пунктов вступивших в силу изменений в закон о рекламе медицинских услуг является по меньшей мере ошибкой. Здравнадзор же полагает, что пациенты должны быть как минимум семи пядей во лбу и сами разбираться в наличии лицензий и разрешительных документов у медучреждений. Фактически реклама медицинских услуг запрещена вовсе, рекламировать можно только вид деятельности, прописанный в лицензии. Сделано это было для того, чтобы поставить заслон деятельности недобросовестных организаций, всевозможных лекарей, знахарок, продажу БАДов. Однако хотели, как лучше, а получилось, как всегда. 

 

— С этого года, согласно федеральному законодательству, введен запрет на размещение рекламы отпускаемых по рецептам лекарственных препаратов и медицинских услуг, в том числе методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, а также медицинских изделий, для использования которых требуется специальная подготовка, — сообщил заместитель руководителя управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области Александр Кулиш. — Данная реклама разрешена только на медицинских и фармацевтических выставках, конференциях, семинарах и других подобных мероприятиях, а также в специализированных печатных изданиях.

 

Чиновник отметил, что в ФАСе довольно долго, до конца января, ждали разъяснений от федеральных властей по данной норме закона, потому что не знали, как ее применять. Документ содержит много противоречий, поэтому и комитет Госдумы РФ по охране здоровья заявил о намерении направить письмо министру здравоохранения РФ о том, что данная норма закона требует более четкой формулировки.

 

Однако поправки уже вступили в силу, и рекламный рынок существенно сузился из-за введения запрета на рекламу именно медицинских услуг, наименования которых прописаны в специальном перечне. По сути, медицинским учреждениям оставили право информировать население только о видах деятельности, которые прописаны в их лицензии, при этом дословно. Тем самым, потребители смогут получать только весьма общую информацию, а подробности умудряться находить сами. «Например, можно рекламировать стоматологическую клинику, которая предоставляет услуги терапевтической стоматологии, если так прописано в ее лицензии. Однако отдельно указывать, что клиника проводит лечение и профилактику кариеса, пародонтита и прочее, нельзя» — объясняет Александр Кулиш. Он подчеркнул, что УФАС готово консультировать медицинские учреждения по разъяснению поправок в закон.

 

— Поправки в закон поставили медицинские организации в такие условия, при которых мы не можем информировать население об услугах, которые предлагаем, и популяризировать сведения о лечении заболеваний, — говорит менеджер по рекламе Центра молекулярной диагностики города Иркутска Ирина Злобина. — Мы не можем сообщать о новых услугах или новых видах оборудования, на которых проводим уникальные операции. Например, мы вправе сказать про новый сканер, но вот, что на нем можно выявить ту или иную опухоль, нельзя. Но ведь людям важнее знать эти сведения, а не общую информацию. Стоматологический центр не может сообщать, что он оказывает услуги по имплантации. При этом страдают не только частные клиники, государственные учреждения тоже оказывают платные услуги, о которых им теперь нельзя сообщать в рекламном пространстве.

 

Специалист Центра молекулярной диагностики уверен, что принятые поправки, скорее всего, выглядят непроработанными, и их авторы, видимо не просчитали последствия и те трудности, которые возникнут в результате их применения и у клиентов, и у врачей. «Чем руководствовались депутаты Госдумы, принимая данный закон, сейчас уже не важно, куда опаснее то, что в стране сложилась нездоровая ситуация, которую надо лечить», — отметила Ирина Злобина.

 

Работники медицинских учреждений недоумевают, как так вышло, что в результате принятия поправок, случился прямо противоположный эффект. Хотели защитить потребителя от непрофессиональных и недобросовестных специалистов, а вышло так, что сделали ему только хуже. Куда теперь ему бедному податься, в Интернет? Но ведь он доступен не каждому, и поэтому не каждый сможет попасть на официальный сайт организации и самостоятельно и детально его изучить. Есть целая категория людей, например, пожилых, которые читают только газеты. А доступ к специализированным журналам и ярмаркам-выставкам существует только у профессионального сообщества.

 

Руководитель управления Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Иркутской области Наталия Ледяева сообщила, что в регионе в прошлом году в три раза выросло количество жалоб на качество медицинских услуг. А все потому, что лечат шарлатаны, а люди сами не знают, кому они доверяют свое здоровье. «Граждане, обращающиеся за медицинской помощью должны не жалеть времени на получение подробной информации об учреждении. Прежде всего, придя в клинику, необходимо потребовать у медучреждения лицензию. А если врач работает по договору, то и договор, и документы, подтверждающие его квалификацию. Необходимо также потребовать договор на оказание услуг для тщательного изучения его дома. Вам все обязаны показать, а для большей уверенности лучше обратиться в наше управление и выяснить, не было ли жалоб на данную организацию», — подчеркнула Наталия Ледяева.

 

По ее мнению, причиной различных осложнений и даже инвалидности является то, что люди безответственно подходят к выбору специалистов, жалея на это время. А вот на совершение дорогих покупок времени не жалеют. Чиновник уверена, что чем больше человек потратит сил на поиск специалиста, тем ниже станет риск неприятных последствий для его здоровья.

 

Помощник директора центра эстетической медицины «Сатэль» Ольга Логинова уверена, что от принятия этого закона стало хуже и организациям и пациентам. «Например, мы можем решать не только косметологические проблемы, но выходит, что любую процедуру, которую предлагает наш центр, мы не вправе указывать в рекламе, — отметила Ольга Логинова. — Уповать только на сарафанное радио не приходится, людям стало сложнее адаптироваться в однообразном потоке информации и, тем более, найти правильное место, чтобы пройти лечение. Тем более что в медицине все индивидуально, что помогло одному человеку, для другого может иметь прямо противоположный эффект, и вот как им во все этом теперь разбираться?».

 

В большинстве медицинских организаций «МК Байкал» отказались давать комментарии на эту тему, видимо, боясь реакции УФАС и новых сложностей. В связи с этим представитель одного из лечебных учреждений, согласился ответить на вопросы только на условиях анонимности. «Люди практически потеряли право выбора, куда пойти лечиться, в какую клинику, им значительно усложнили задачу по поиску подходящего учреждения и медицинской услуги, — отметили в медицинской организации. — Большинство медучреждений, и не только в Иркутской области, недовольно новым законом, который всколыхнул всю Россию. У многих снижаются доходы, поскольку они не могут предоставить потребителю качественную информацию о своей деятельности, а значит, снизятся налоги и число рабочих мест».

 

Но самое главное, что принятые поправки не решают главной задачи, которую они преследовали — защиту потребителя от недобросовестных участников этого рынка, и всяких шарлатанов, потому что уже сейчас появилось множество способов и уловок эти поправки обойти, закон не нарушая. И кто сказал, что этим не воспользуются шарлатаны?

 

Вот, например, нельзя использовать в рекламе слово «имплантация», пишут «имплантат», взамен запрещенного «услуга УЗИ», «кабинет УЗИ». Выходит нескладно, но законно. Иные изловчились не рекламные модули ставить, а писать статьи про процедуру, при этом не указывая, где ее можно получить и по какой цене, оставляя только свой логотип. Это тоже вроде как законно. А что делать, ведь надо жить. И вот спрашивается, стоило ли вообще огород городить? 

 

Марина Фунт

 

Источник: http://baikal.mk.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва