вверх
Сегодня: 06.12.20
1.png

Шведское начало украинского флага





О флаге и речь… 

Существует версия, что цветовое решение современного украинского флага (желто-синее) – это результат личной унии шведского короля Карла XII и гетмана Украины Ивана Мазепы. Или, как считает Президент Украины Виктор Ющенко – украино-шведского союза начала XVIII. 
Кстати, нынешний король Швеции Карл XVI Густав так не считает. Для него события 1708-1709 годов – это, все-таки, личная уния лидеров. Но переубедить украинского президента ему, судя по всему, не удалось. 
Но, как бы то ни было, версия яйца выеденного не стоит. Документальных подтверждений нет, да и до того ли было Карлу, которого подвел Мазепа или Мазепе, который подвел Карла. Они той морозной зимой 1708-1709 годов рука об руку двигались к Полтавской катастрофе, вышвырнувшей их из активной европейской политики в городок Бендеры, крайнее захолустье Турецкой Империи. Мазепа там и остался навеки. Карл бежал из Османской Империи в 1714 году, но лишь для того, что бы в ноябре 1718-го погибнуть при осаде норвежской крепости Фридрихсгаль. То ли от пули, то ли в грудь, то ли в спину. То ли от норвежцев, то ли от своих.
А утверждение цветового решения украинского флага следует связывать с именем другого европейца, немца графа фон Стадиона, губернатора Галиции в 1847-1848 годах, когда Западная Украина находилась в составе австрийской Габсбургской империи. Кстати, сына Иоганна Филиппа Карла Иосифа Стадион фон Вартхаузена, министра иностранных дел Австрийской империи и, между прочим, кавалера высшего ордена империи Российской, ордена Андрея Первозванного. 
Именно при его снисходительной поддержке в 1848 году, в ответ на создание галицейскими поляками Польской Рады Народовой украинцы создали во Львове свой представительский орган и орган национального самоуправления – Головную Русскую Раду. В то время украинцы называли себя «русинами», иногда – «русинами польской нации» (gente ruteni natione poloni).
Именно комиссией этой Рады 18 мая 1848 года было принято решение: считать «знаменем земли русской – льва, а цветами – желтый и синий». И когда, в сентябре того же года, Рада начала формировать отряды Русской национальной гвардии, ее знаменем был утверждено изображение взбирающегося на скалу золотого льва на лазоревом фоне. Существует легенда, что первое «знамя со львом» своими руками вышила мать австрийского императора Франца Иосифа. И именно под этим знаменем 1700 «гвардейцев» ушли на подавление революции в Венгрии. А либерал граф Стадион в июне 1848 г. был заменен венской администрацией на поляка В.Залеского.
Дизайн флага был очень сложен, поэтому сформировалась упрощенная его версия – из двух горизонтальных полос – желтой и синей. Порядок полос не регламентировался, что проявилось и в ХХ веке: флаги Украинской народной республики и Западноукраинской народной республики отличались порядком чередования полос: у УНР сверху была желтая полоса, у ЗУНР – синяя.
Но вернемся к цветовому решению и связи со шведским флагом. Что это – случайное совпадение? И связи нет? Думаю, что все-таки есть. Но для этого придется отправиться в путешествие

Вниз по лестнице, ведущей вверх


То есть – вглубь истории. И найти там желто-синие сочетания и аналогичные изображения. 
Казацкая эпоха нам не поможет. Во времена Хмельницкого цвета казацких знамен были, в основном, красные или белые. Когда, в апреле 1648-го, Богдан Хмельницкий вернулся на Сечь из Крыма, его избрали гетманом запорожцев. Во время церемонии «…посланные вынесли из скарбницы ярко-красную, писанную золотом, королевскую хоругвь, дарованную запорожцам Владиславом IV, бунчук с позолоченной на высоком древке галкой» (Яворницкий). 
В 1655 году, под Львовом, Хмельницкого сопровождали «хоругвь новая красная златотканая» с изображением архангела Михаила, бунчук из белого конского волоса и белое знамя с вышитым изображением герба гетмана «Абданк»: белой фигуры в виде буквы «W» на красном поле с золотым крестом (Добешовский). 
Во всяком случае, на известных мне 13 козацких хоругвях XVI-XVIII веков желто-синее сочетание не встречается. Но в 1848 году комиссией Головной Русской Рады образцы казацких хоругвей даже не рассматривались. В качестве прототипа было принято знамя, известное в истории вексиллографии как «галицийский лев»: золотой коронованный лев «восстающий» на синем (лазоревом) фоне, взбирающийся на золотую скалу. 
Сейчас это герб города Львовской области. Первое его описание дано польским историком XV века Яном Длугошем. При описании польских военных отрядов (хоругвей), участвовавших в Грюнвальдской битве 1415 года, двенадцатым номером он назвал хоругвь «земли Леопольской, имела на знамени желтого льва, всходящего как бы на скалу, на лазурном поле». 
Слава Земле Леопольской-Львовской! Они сделали все, что могли, и немцев разнесли очень качественно. Но еще большая слава Земле Подольской, которые выставили на битву три хоругви (17, 18 и 19 у Длугоша), под знаменем «солнечный лик на красном поле»! Слава Земле Галицкой (20-я хоругвь), пришедших на битву под знаменем «черная галка с короной на голове на белом поле»! Да здравствует 40-я хоругвь из Славска, имевшая «на знамени в верхней части черного льва, в нижней части — четыре камня»! Потомки не забудут хоругви Киевскую, Волковыскую, Дрогичинскую, Кременецкую, сражавшиеся под знаменами с гербом Великого князя Литовского «Гедеминовы столпы на красном поле». Кстати, если присмотреться к этим «столпам», то в них не так уж сложно увидеть «тризуб» древнекиевских Великих Князей.
Так почему же создатели украинской символики, что австрийские, что независимые, сделали такой выбор? Почему «галицийский лев»? Почему желто-синее сочетание, встречающееся на Грюнвальдском поле еще только один раз? У хоругви земли Пшемысльской (14 у Длугоша): «желтый орел с двумя головами, повернутыми равномерно в разные стороны, на лазурном поле». А Перемышль это ныне польская территория.
Ведь вряд ли только потому, что этот герб был гербом Русского воеводства в составе Польского королевства. Значит надо рыть еще глубже. 
Первое упоминание о Львове относится к 1256 году, когда Даниил, Великий князь Галицко-Волынский, основал город и назвал его в честь старшего сына, Льва. В 1272 году туда была перенесена столица княжества. Точнее, королевства. Потому что между 1253 и 1254 годом «прислал папа (римский первосвященник – А.Г.) почетных послов, которые принесли венец, корону и скипетр, которыми означается королевское достоинство, со словами: Сын мой! Прими от нас венец королевства» (Галицкая летопись). И до 1323 года пять поколений потомков Даниила носили титулы «Regis Rusie» (король Руси) и «Ducis Ladimerie (герцог Лодомерии). А потом, после полувековой войны, эти земли были разделены между Польским королевством и Великим княжеством Литовским.
Меня сейчас не интересует история Галицкого королевства, но вот факт коронации Даниила… 
Ведь XIII век – это уже расцвет западноевропейского рыцарства. А рыцарские века невозможно представить себе без такого явления, как «герб». То есть, эмблемы с определёнными символическими фигурами, выражающей исторические традиции владельца и передающаяся из поколения в поколение. 
История Киевской Руси гербов не знает, максимум – родовые знаки Рюриковичей. Те самые «тризубы», один из которых (Владимира Крестителя) являются ныне Малым Гербом Украины. Но Даниил был коронован «с подачи» римского папы, следовательно – в русле европейских традиций. 
А насколько я знаю, в истории европейских монархий был только один король (не детского возраста), который одел корону, не будучи посвящен в рыцари. Это 20-летний немецкий король Вильгельм Голландский (1247-1256). Но от Вильгельма ничего не зависело: он был ставленником герцогской оппозиции Королю Конраду IV. 
А Даниилу Галицкому, к моменту принятия короны, было за пятьдесят. Следовательно, перед коронацией, он наверняка был посвящен в рыцари. И «восстающий лев» стал его гербом, передающимся наследнику. На печати внука Даниила, короля Юрия (1301-1308), изображён рыцарь на коне, держащий в руке щит с изображением «льва восстающего и опирающегося на скалу». А на рыцарском щите того времени мог быть изображен только герб. Следовательно, «галицийский лев» - это родовой герб династии Романовичей.
Известный геральдист Стефан Слейтер назвал герб «закодированной историей монархий». Если предположить, что «галицийский лев» является закодированной историей Галицкого королевского дома, то мы добились своей цели – найти в украинском флаге

Шведский след


Почти за 300 лет до Даниила, в конце Х века, в Швеции правили братья-соправители, Эйрик VI Победоносный и Олаф II. Эйрик решил отказаться от системы «соправителей»: она была опасна, ибо власть на двоих делится с огромным трудом. «Победоносный» это знал лучше других, ибо он сам отравил своего брата, после пяти лет совместного правления.
Но что бы то ни было, с Х века в Швеции вводится институт «ярлов», облеченных властью доверенных лиц короля. Ярлов при короле могло быть несколько, но «верховный ярл», riksjarl, мог быть только один. Со 2-й четверти XIII века этот титул принадлежал представителям знатного семейства Фолькунгов. Сначала Олафу Фаси, а затем, с 1248 года, его кузену, Биргеру Магнуссону. Тому самому, которому Александр Невский «возложи печать на лице острым своим копиемъ» (Новгородская первая летопись). Правда, участие Биргера в Невской битве 1240 года известно только по русским источникам. «Историю с копьем» можно было бы свести к «русскому тщеславию», если бы не одно но… В 2002 году могила Биргера была вскрыта и останки переданы на исследование. Шведы честные, и при антропологической реконструкции показали глубокий шрам над правой бровью ярла. Тем более, что он виден и на скульптурных изображениях. Так что, «Александрова печать» - это, очевидно, не вымысел самолюбивого русского летописца. 
Но вообще-то Биргеру везло. В 1237 году он женился на сестре короля Эрика XI, а в 1250 посалил на шведский трон своего сына, 11-летнего Вольдемара. В Швеции пришла к власти королевская династия Фолькунгов. Ярл Биргер еще 16 лет железной рукой правил Швецией. Даже Стокгольм основал.
Так вот, возвращаясь к гербу Даниила Галицкого. Безусловным прототипом «галицийского льва» является Folkungavapen, родовой герб Фолькунгов: золотой коронованный «лев восстающий» на серебряно-лазоревом (бело-синем) поле. Разница только в колоре поля. 
Это вполне естественно. Гербы не могли быть одинаковыми, это в XIV веке знали даже женщины. Во всяком случае, Кристина де Пизан, одна из самых умных женщин Средневековья, на вопрос: «Если человек принимает герб, который уже принадлежит другому, может ли он сохранить его?» сама себе твердо ответила «Нет!».
Поэтому неудивительно, что поле «галицийского льва» отличается от такового на родовом гербе Фолькунгов. Но содержание герба, безусловно, идентично. Отличий два. 
Во-первых, на знамени Леопольской хоругви фигура льва была, по всей вероятности, не коронована. Во всяком случае, Длугош скрупулезно подмечает короны на знаменах других хоругвей. Но это не удивительно. С XIII века такой атрибут, как «корона» изображался в гербах только венценосных особ. А в Галиции после отстранения от власти в 1325 году праправнука Даниила, Владимира Львовича, королевская династия, прекратилась. Последний независимый правитель этой земли, Юрий-Болеслав Тройденович, муж правнучки Даниила, именовал себя не более, как «duces Minora Rusia» (герцог Малой Руси). Вот, кстати, откуда идет вызывающий бурное негодование у части украинского населения термин «Малороссия». Совсем не от «клятых москалей», а от преемников Галицкой короны.
Естественно, что, после его смерти, королевская корона из герба уже зависимой (от Польши и Литвы) территории, исчезла. Во всяком случае, точно можно сказать одно: на монете польского короля Людовика 1382 года, чеканенной для Галиции (она даже снабжена надписью «MONETA RUSSIE»), лев изображен без какой-либо короны. 
Во-вторых, скала, на которую «восстает» геральдический лев. И которую можно рассмотреть на печати Юрия I. Но, об этом – немного позже. 
А цветовое решение герба (золото и лазурь) – тоже, безусловно, шведское. Потому что шведская геральдика дает ему историко-легендарное объяснение. Оно символизирует золотое сияние, которое, согласно легенде увидел шведский король Эрик IX Святой (1156-1160) перед походом на язычников-финнов. С тех пор эти цвета стали шведской геральдической традицией. И щит второго сына Биргера, короля Магнуса I Ладулоса (1275-1290) украшали именно «золото-лазурные» (желто-синие, жовто-блакитні) полосы. И именно на печати Магнуса I впервые появился символ современной Швеции – «тре крунур», три золотые короны на лазоревом поле. 
И опять возникает вопрос: почему? Почему именно Швеция. Где она, а где Прикарпатская Украина. Ответ можно дать только в формате версии. Я предлагаю версию:

«Политическая интрига XIII века» 


Любая интрига начинается с оценки своих возможностей и связей. Так вот, связи Швеции и Руси, особенно ее юго-западных княжеств на Галичине и Волыни, наиболее сильны с династической точки зрения. И не потому, что шведских принцесс часто брали в жены. Их брали вовремя. В результате получилось, что именно шведки дали начало основным княжеским родам Киевской Руси. 
В XI-XIII веках все русские удельные князья, за исключением князей Полоцких, Минских, Друцких и Витебских, были потомками Ярослава Мудрого. И его жены, шведской принцессы Ингигерды-Ирины, дочери шведского короля Олафа Шетконунга (995-1026). Так что все русские князья эпохи монголо-татарского нашествия были потомками этого шведского короля в 7-8 колене. 
Что касается волынских князей и их младшей ветви, князей Галицких, то там связь со Швецией еще более тесная. Их родоначальником был Изяслав II Мстиславович, Великий князь Киевский в 1146-1149 и 1151-1154 годах. И сын шведской принцессы Кристина, дочери короля Инги I Старшего, правившего Швецией в 1076-1112 годах. Короля очень авторитетного в глазах христианской Европы, поскольку именно он, в 1087 году, убил последнего шведского языческого короля, Блота Свена. Окружил его в доме и, со всем христианским смирением, сжег.
Потомком Инги Старшего в 5 колене, по материнской линии, и был Даниил Галицкий. А родство в пятом колене для аристократии того времени – это родство достаточно близкое. Церковные правила тогда вообще запрещали королям брать жен со степенью родства ближе седьмого колена. Монархи Европы в XI-XIII веках чуть не вымерли!
Хотя, конечно, в гораздо более близкой степени родства Даниил был с польским и венгерским домами: правнук польского короля Болеслава III Кривоустого, сват венгерских королей Андрея II и Белы IV. Так почему же Швеция, а не эти соседние страны?
Из-за монголов. 
В 1238-1240 годах монголы Батыя покорили Северо-Восточную и Юго-Западную Русь (современную Украину). Княжество Даниила было разгромлено, уцелела только одна крепость – Кременец (на Тернопольщине). После этого татары рванули в Европу – в Польшу (корпус Байдара) и в Венгрию (корпус Батыя). Апрель 1241 года, наверно, был самым страшным месяцем в истории Европы. 9 апреля около Легницы корпус Байдара разгромил объединенное польско-немецкое войско. Голову европейского командующего, краковского князя Генриха II Набожного татары насадили на копье и принесли к воротам городка Легница. Городок тут же сдался.
А через два дня, 11 апреля, в битве на реке Шайо, венгерско-хорватские войска были разгромлены корпусом Батыя. В середине лета корпуса Батыя и Байдара соединились. Монголы стояли под Веной и вышли к Адриатическому морю. Центральная Европа (Польша, Чехия, Венгрия, Балканы) лежала в развалинах. Европа напряглась в ожидании если не гибели, то знатной взбучки. Но ее спас алкоголь. 
11 декабря 1241 года, в Каракоруме (Монголия), судя по всему – от цирроза печени, умер Великий Хан монголов Угедей. Согласно закону все принцы империи (а Батый, внук Чингисхана, именно им и был) вернулись в Монголию для выбора нового Великого хана. Которые затянулись на пять лет. 
Можно понять Даниила. « Гордый потомок Рюрика, один из самых могущественных властителей Русской Земли (в начале 1240 он даже занял Киев) – и вдруг покорен монголами, о которых еще 15 лет назад никто еще ведать не ведал. Теперь надо ездить в ставку хана, пить кумыс, кланяться порогу ханской юрты, стоять на коленях перед Батыем. И ездил, и пил, и кланялся, и стоял… Свою землю он спас, признав себя данником монголов. Но, одновременно, готовился к борьбе.
А для борьбы нужны союзники. И очень нужным и удобным союзником являлась Скандинавия. В Норвегии правил король Хакон IV, многим обязанный римскому папе (ибо без его стараний Хакон никогда не был бы коронован).
В Дании произошла драма, достойная пера Шекспира. Король Эйрик IV, в 1250 году, был захвачен в плен своим братом Абелем, скован по рукам и ногам, вывезен на остров на реке Шлей и там повешен. Кара настигла Абеля очень быстро. Через два года он потерпел поражение и был зарублен. А на его вдове Матильде вторым браком женился Биргер. К тому времени уже даже не «Великий Ярл», а регент Швеции, правитель при малолетнем сыне, короле Вальдемаре. Брат и наследник Абеля, Кристофер I, был очень благодарен Биргеру, за то, что он увел из королевского двора такой раздражитель, как бывшая королева. 
В общем, Биргер контролировал Скандинавию и желал закончить то, что ему не позволила сделать Невская битва 1240 года – захватить Карелию. 
Но на востоке сидел его старый враг, Александр Ярославович Невский, который контролировал Новгород. И который был очень недоволен тем обстоятельством, что «ярлык» на Великое княжество Владимирское монголы отдали ни ему, а его младшему брату Андрею Ярославовичу. Ведь именно этот ярлык и титул «Великого князя Владимирского» символизировал старшинство среди русских князей, покоренных во времена Батыя. А вот Биргер против Андрея Ярославовича ничего не имел: ведь последний не принимал участия в позорной для шведского регента Невской битве.
Андрей же был совсем не рад ярлыку, поскольку горд был не менее Даниила. Поэтому готовился к борьбе с монголами и тоже искал союзников. Поэтому и взял в жены Устинью, дочь Даниила Галицкого. 
Вот и закрутилась интрига. С одной стороны – Биргер (против Новгорода и Александра) и Даниил с Андреем (против монголов), с другой – Александр Невский и монголы его анды (побратима) Сартака, сына хана Батыя. В такой замечательный сюжет не мог не вмешаться Римский Папа, желавший ослабления монголов для «гарантий европейской безопасности». И, заодно, распространения католичества на Восток, на русские земли, православная церковь которых была ослаблена монгольским нашествием. Отсюда – начатые с 1248 года переговоры о королевской короне для Галицкого князя, закончившиеся ее принятием в 1253 году. Но

Корона не помогла 


Первыми не выдержали нервы у Андрея Ярославовича. В 1252 году он отказался платить дань монголам. Батый послал на Северо-Восточную Русь карательный корпус темника Неврюя и под Переяславль-Залесским Андрей был разгромлен. Русь опять была залита кровью, а князь со своей семьей бежал. Через Новгород, Псков, Таллинн – в Швецию. «Шведы встретили его и приняли его с честью» (Никоновская летопись), хотя Андрей чего-то опасался. Во всяком случае, в Швецию он поехал один, оставив семью в Таллинне. И вызвав ее к себе, только убедившись в собственной безопасности.
Первый противник монголов был выведен из игры. 
Необходимо было удержать Даниила Галицкого. Поэтому не удивительно, что именно после поражения Андрея ему вручают самый ценный приз политической игры средневековья – королевскую корону. Со всеми сопутствующими атрибутами, в том числе и рыцарским гербом. Причем гербом, органически связанным с гербом королевской династии европейской страны. 
И здесь следует вернуться ко второму отличию «галицийского льва» от герба Фолькунгов. К скале, на которую опирается лев. В геральдике позиция «лев восстающий» практически идентична позиции «лев дерущийся». И если при раскодировании герба признать, что «лев» – это символ нового короля, Даниила Галицкого, то «скала» может означать только одно – монголов, которых с львиной смелостью атакует потомок шведских королей. 
Но до этого шведы опять попытались атаковать Александра. В 1256 году они высадились на побережье финского залива и начали «чинити город на Нарове» (Новгородская первая летопись). Получилось плохо. Только при слухах о приближении Александра с новгородскими и суздальскими полками шведы бежали. Из активной игры выбыл второй противник монголов.
«Галицийский лев» начал успешнее своих партнеров по интриге. В 1254 году Даниил перешел в наступление против войск племянника Батыя, Куремсы, которые, в качестве оккупационного корпуса, стояли на территории современной Украины. Момент был выбран удачно: основные силы монголов участвовали в азиатских кампаниях Великого хана Менгу. Даниилу удалось дважды победить Куремсу (в Болоховской земле и под Луцком), захватить 14 крупных городов и расчистить путь на Киев. 
Однако надо признать одно – создатели герба Даниила правильно оценили силу противника. Ибо монголы в то время были несокрушимы. В 1258 году Куремсу заменил темник Бурундай «с множеством полков татарских и великой силой» (Галицкая летопись). Мудрый был азиат! Он не воевал с Даниилом. А пошел воевать с Литвой. Пригласив с собой галичан. Разгром Литвы произвел сильное впечатление на Даниила и он поспешил «замириться» с Бурундаем. Что тому и требовалось. В 1260 году он заявил Галицкому королю: «Если вы мои мирники, разметайте все свои города». Сил для сопротивления не было, и Даниилу пришлось снести оборонительные укрепления Луцка, Кременца, Львова и Владимира. 
Все было закончено. Папа обещанной помощи не оказал, союзник Андрей вернулся с покаянной к старшему брату и стал основателем династии суздальских князей. Регент Биргер благородно старился в им основанном Стокгольме. «Скала» победила «льва».
В 1264 году Галицкий король умер в своем любимом городе Холм. Любимом потому, что это был единственный укрепленный (а, значит, и безопасный) город королевства. В 1260 году гарнизон Холма отказался выполнить требование Бурундая. 

А герб и цветовое решение остались


И прошли традиционный путь. Сначала личный герб монарха, шведский по своему содержанию, превратился территориальный герб (Львовской земли) и в этом качестве перешел на флаг. А начиная с XVI века, с Великих географических открытий, принцип создания флагов претерпевает коренные изменения, в сторону его упрощения. Флаг теперь необходимо было рассмотреть в море, на большом расстоянии, на флагштоке встречного корабля. Поэтому основное внимание уделяется не фигуре на флаге, а его цвету и цветосочетанию. Но колористика любого флага в своей основе имеет колористику герба. 
Хотя Украина и не морская держава, но ее флаг прошел тот же путь. В соответствии с принципом упрощения, в основу украинского флага был взят цвет фигуры и цвет поля «галицийского льва»: желтый и синий. В результате получилось двуцветное полотнище знамени самостоятельной страны. 
Хотя, с точки зрения историка, это знамя – продукт исторического развития герба одной из шведских королевских династий. Слегка подкорректированный местной спецификой этого развития. 
Насколько этот продукт отражает историю развития собственно украинского государства и насколько он способен консолидировать население страны (а это – прямая функция любого флага) – на этот вопрос каждый должен ответить себе сам.

 

Источник: http://politikan.com.ua



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 ВОТ ЕСЛИ УМОЗРИТЕЛЬНО ПРЕДСТАВИТЬ ТАКУЮ СИТУАЦИЮ, ЧТО НА НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ МОЖНО С СОБОЙ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ОДИН ЖУРНАЛ, ТО ЭТО БЕЗ СОМНЕНИЯ "ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ"... ИНТЕРЕСНЫЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ, УМНЫЕ ТЕКСТЫ, УДАЧНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ, ОБАЯТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ ЖУРНАЛА. ДАЖЕ ФОРМАТ ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЗЯТЬ ЕГО С СОБОЙ. ЧТО ЕЩЕ ГОВОРИТЬ? ЧИТАЙТЕ КУЛУАРЫ - УВИДИТЕ САМИ!

 

Александр Новиков, фотограф

Air Jordan Release Dates Calendar