вверх
Сегодня: 21.09.20
15.png

Соль и олимпиада: как спасали сочинский снег

На прошлой неделе в гостинице «Парк-Инн» горнолыжного курорта близ Сочи состоялось экстренное совещание устроителей Олимпиады с цветом спортивного чиновничества. Ситуация сложилась критическая. Нет, на Игры не проникли террористы, с посещаемостью всё в порядке, да и допинговых скандалов пока что нет. 

Соль — вот в чём штука. 


Один из сеятелей доброго и вечного готовит трассу к мужской эстафете. (Фото Dmitry Lovetsky / Associated Press.)


Четыре месяца назад Ханс Пирен, один из ведущих мировых специалистов по соли и снегу, заявил организаторам, что соревнования по горнолыжному спорту потребуют более 19 т соли. Она необходима для того, чтобы растопить снег, который потом замёрзнет (благодаря снижению температуры ночью) и сформирует твёрдую поверхность. Его не послушали, и теперь руки сами тянулись рвать волосы на голове: впереди было почти десять дней состязаний, а многие знаковые виды олимпийской программы оказались под угрозой отмены. 

Источники американской газеты «Нью-Йорк таймс» сообщают, что канадский консультант Тим Гайда, старший советник оргкомитета, в четверг вечером сообщил собравшимся пренеприятнейшее известие: в России нет соли нужного сорта — сильнодействующей, крупнокалиберной, грубейшей соли. Знает ли кто-нибудь, где за одну ночь можно достать 25 тонн? 

Дальше, по словам корреспондента, начинается мероприятие, достойное голливудского сценария. Находят швейцарского продавца соли, который в этот поздний час ещё не ушёл домой. Перенаправляют самолёт, летящий из Болгарии. Олимпиада превращается в соляную пустыню. Российские таможенники решают все бюрократические вопросы за несколько часов, хотя обычно на них уходят месяцы. 


Соль держат наготове. (Фото Doug Mills / The New York Times.)


Но обо всём по порядку. 

Ханс Пирен. 52 года. Румян. Швейцарец. Заядлый лыжник. Участник Олимпийских игр 1988 и 1992 годов. Директор по гонкам Международной федерации лыжного спорта. Он рассуждает о соли так, будто это бриллианты, а он ювелир. Он не выходит из дома без пакетиков с образцами соли разного помола. 

В сентябре прошлого года г-н Пирен приехал с финальной инспекцией на горнолыжные трассы Сочи и на ломаном английском заявил, что не хватает двух тонн мельчайшей соли, семи тонн соли среднего размера и, самое главное, десяти тонн соли самого грубого помола гималайского сорта. Такая соль (около 5 мм в диаметре) уходит глубоко в снег, держится дольше (дни, а не часы) и наиболее эффективна при высокой температуре воздуха. 29 сентября в заявке Иву Димье, отвечающему в сочинском оргкомитете за горнолыжную часть программы, г-н Пирен отметил, что соли может понадобиться даже больше, если потеплеет особенно сильно. «Это не пожелание, — подчеркнул единственный в мире человек, который знает, какому типу снега какую соляную смесь предложить. — Это необходимость». 

Журналистам не стали говорить, почему совета г-на Пирена не послушали. Наверное, дело в том, что на олимпийскую стройку и так угрохали более $50 млрд и поэтому искать ещё несколько тысяч долларов никто не захотел. «Они не разбираются в соли», — сетовал г-н Пирен. 

Соль нужна не только горнолыжникам. Погода в Сочи начала портиться: ярко светило солнце, пляжи заполнились весёлыми людьми, которые стали заплывать всё дальше в море. На это с ужасом смотрели и те, кто нёс ответственность за лыжные гонки, хафпайп, двоеборье. Репортёры с удовольствием выслушивали жалобы главных звёзд. Американский сноубордист Шон Уайт заявил, что хафпайп, стоит на него выехать, превращается в кашу. 


Да, вручную! (Фото Ezra Shaw / Getty Images.)


Когда скандала, казалось, было уже не избежать, г-н Гайда обратился к г-ну Пирену. Тот позвонил в фирму «Соли швейцарского Рейна» (Schweizer Rheinsalinen), основанную 160 лет назад. Трубку взял Марсель Платтнер, менеджер по продажам пищевой соли, которого оторвали от переговоров с супермаркетом по другой линии. «Это склад? — поинтересовался г-н Пирен. — Тот самый? Мне сказали, у вас всё есть. Я не верю, конечно... Могу ли я немедленно заказать двадцать четыре тонны соли крупного помола?» Да, нужное количество можно забрать прямо сейчас. По цене около $150 за тонну компания выручит более $3 500. 

Международная федерация нашла самолёт, который должен был вылететь из Цюриха в 11 часов утра, с солью или без. Позже не имело смысла, ибо снег просто успеет растаять. Г-н Платтнер трудился в своём офисе близ Базеля до одиннадцати вечера, делая необходимые распоряжения. У него не было времени даже уведомить босса. Он не знает, откуда взялся самолёт: «Мне сказали, он прилетел из Софии». 

Проспав всего несколько часов, рано утром в пятницу он был уже на ногах вместе со всеми ответственными за логистику. Г-н Платтнер, обожающий лыжи и хоккей, был только рад помочь спортсменам, которые ни в чём не виноваты. 

Они, конечно, не успели к одиннадцатичасовому самолёту. Пришлось отправить соль следующим рейсом, улетевшим в три часа пополудни. В Сочи груз встретили таможенники, продемонстрировавшие, по словам представителей оргкомитета, «полное понимание ситуации». Через 24 часа соль уже лежала в нужных местах. 

Наблюдая за соревнованиями по гигантскому слалому среди женщин, г-н Пирен, по его словам, чувствовал, что самое страшное осталось позади. Организаторов, в жмене которых лежала грубая соль, уже не пугало потепление. Олимпиада была спасена. 

 

Источник: http://compulenta.computerra.r



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ВСЕГДА ЧИТАЮ ЖУРНАЛ С УДОВОЛЬСТВИЕМ, ПОРАЖАЮСЬ СМЕЛОСТИ СУЖДЕНИЙ. ЖЕЛАЮ БОЛЕЕ ГЛУБОКОГО АНАЛИЗА ЯВЛЕНИЙ И БОЛЬШЕ ЗАДИРИСТОСТИ

 Николай Куцый, профессор, доктор технических наук