вверх
Сегодня: 23.07.18
8.png

Тюремный дневник Ходорковского

 

 

Редакция GQ попросила г-на Ходорковского описать свой собственный лагерный опыт — подобно Шаламову в форме кратких максим. Мы отдаем себе отчет, что по уровню происходящего с человеком кошмара Колыма 1937-го и Краснокаменск нулевых — несравнимы. Тем не менее опыт нашего современника многое говорит о ныне существующей формации ада, который есть не кровь, смерть и дерьмо, а скука, предательство, разложение и иное обыденное человеческое свинство. Итак, что видел и понял в лагере Михаил Ходорковский.  

 

Лагерь — это антимир. Здесь ложь — норма, правда — исключение.

 

У нас в стране немало реально вообще безграмотных взрослых людей! 

 

Если сотрудников лагеря поменять местами с его «обитателями», ничего не изменится. Причем этот факт признается представителями обеих «сторон».

 

Жизнь в лагере отдает ностальгией по СССР: никто не работает, но делают вид; никому не платят, но делают вид. Все вместе врут всем «посторонним», местных «правдоискателей» держат в местной «кутузке». 

 

Люди готовы на многое за еду, даже когда, в общем, не голодают.

 

Квалифицированно врать суду умеют только оператив­ники. Обычные люди говорят то, 

что считают правдой. Если врут — их ложь видна. 

 

Жизнь — штука очень дешевая.

 

Интриги в лагере похожи на кремлевские, разница — только в масштабах. 

 

Немало тех, для кого честь гораздо дороже жизни.

 

Лагерь заменяет преступникам университет: это и образование, и связи. 

 

В области наркотиков отставание от США с успехом преодолено. Лагеря «ушли в отрыв». 

 

«Хозяин» — царь, Бог и воинский начальник. Пока не мешает красть. Крадут все и всё. Ну почти... 

 

Да, еще лагерь — это СССР по бесплатной медицине. Она очень бесплатная, но не очень медицина. 

 

Тех, кто ностальгирует по советским порядкам, — приглашаю на экскурсию. Очень отрезвляет! 

 

Образование и навыки всегда пригодятся. Бог все видит! 

 

Сила воли и крепкие нервы важнее просто силы, даже в тюрьме.

 

 

 ГУЛАГ умер, а традиции и привычки пережили СССР, потеряв свой смысл. 

 

 

Вспомнил, что такое очереди в ларек за продуктами и мылом. «Запишитесь», «зайдите через месяц, зубная паста, может, будет», «за чаем больше не занимайте...» 

 

Почти у каждого в душе есть что-то святое. Иногда — очень глубоко, но на это всегда можно опереться. Если опоры нет — нет человека. Оболочка пустая. Видно.

 

Режим, гособеспечение, отсутствие работы и потеря связей с семьей — как специально сделанный конвейер по формированию преступной «пехоты». 

 

90% заключенных никому «за воротами» не нужны, им даже не пишут.

 

Русские — крайние индивидуалисты. 

 

Через пять лет человек привыкает к тюрьме. Через десять — боится воли.

 

Тем, кто понимает, что сидит за дело, — легче. 

 

Тем, кто не думает о воле, сидеть легче, а выходить — тяжелее. 

 

В тюрьме ум, чувства работают острее — «сенсорная депривация». 

 

Каждый отдельный день идет медленно, месяцы и годы летят незаметно. 

 

Чтобы добиться своего, надо быть готовым идти до конца. Тогда все возможно. Но фальшь не пройдет.

 

В лагере выделяться из «массы» всегда опасно и почти всегда вредно. Но можно добиться уважения. 

 

Большинство в лагере ищет подчинения и заботы, прощая «начальству» даже самодурство и тупость.

 

Если китайцы пообещают платить пособие — вся Сибирь переедет в Китай. Останутся только староверы и начальство. 

 

Русский человек очень талантлив и работящ. Когда трезв.

 

В лагере и водка, и работа — в дефиците. 

 

Погоня за вещами — добровольное сумасшествие. Человеку реально очень мало надо.

 

Меркантилизм на свободе часто опасен, в лагере — смешон. 

 

Единственный предмет, по которому скучаю, — компьютер. Зато почерк улучшился.

 

Российское общество и российский преступный мир соревнуются в негуманности друг к другу. И смотреть страшно, и победа невозможна. 

 

Никто не верит судьям. Большинство верит присяжным.

 

Люди! Так жить нельзя, если мы — люди! 

 

Патриотизм выдумала интеллигенция. 

 

Лагерь — большая деревня. Все и всё знают.

 

Источник: http://www.gq.ru



Комментарии  

#1 38 22.12.2013 23:28
"Меркантилизм на свободе часто опасен, в лагере — смешон" - он-то знает! Человек ворочавший миллиардами... И ещё поговаривают, что в современной тюрьме физическая сила важнее. Может, и врут. )
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва

Архив новостей

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Мысли напрокат

nd2.jpg