вверх
Сегодня: 28.02.20
14.png

В новогоднюю ночь рубль сбросил три нуля

Первого января исполнилось 15 лет крайней на данный момент деноминации 1998 года, в результате которой 1 тысяча рублей потеряла три нуля и превратилась в 1 рубль. Неприятных воспоминаний у населения она почти не оставила и даже получила название "бархатной". Во-первых, о грядущих переменах стало известно за несколько месяцев до события, когда тогдашний президент Борис Ельцин подписал указ. Во-вторых, старые и новые деньги имели параллельное хождение еще 5 лет.

Можно было бы оставить знаменательную дату без внимания, кабы не новая волна слухов об очередной замене дензнаков. Достаточно забить в поисковой системе "деноминация", как добрая шпаргалка выдает подсказку "деноминация 2013".

Но стоит открыть выпавшие ссылки и становится понятно, что народ активно упражняется в переписывании старых статей. Хотя дыма, как известно, без огня не бывает. На все есть свои причины.

 

Отголоски 47-го

Тлеет в наших людях огонек недоверия, тлеет. Они всегда, а в периоды нестабильности особенно, болезненно реагируют на иностранные слова, начинающиеся на "ре" и "де". Реформа, реорганизация, революция, девальвация, деноминация. Причем все эти понятия часто путают. А в кризисные периоды и вовсе кипят в сознании единой кашей, густо сдобренной неуверенностью в будущем.

В отличие от большинства упомянутых процессов деноминация ничего страшного по определению не несет. Более того, она может восприниматься как благо, поскольку к изменению номинального значения дензнаков власти прибегают, как правило, после победы над гиперинфляцией. Ситуация пришла в норму, цены перестали расти стахановскими темпами, а значит самое время упростить расчеты и денежное обращение. Согласитесь, куда проще расплачиваться деньгами с одним, двумя, в крайнем случае, тремя нулями, чем оперировать миллионами и миллиардами.

Но наш народ всегда настороже. В истории страны случались неприятные моменты, когда деноминация использовалась властями для отъема денег у населения. Например, в 1947 году, когда 10 рублей приравняли к одному, а цены оставили на прежнем уровне. Фактически это был один из способов изъятия излишней наличности у населения. Не добавила в копилку доверия к замене дензнаков и павловская реформа начала 90-х прошлого века. По сути, деноминацией она не являлась, но в памяти людей осталась как обман.

Деноминация 1998 года конфискацию денег не подразумевала, и прошла спокойно. И если будет следующая, обещали власти пять лет назад, когда слухи о новом сокращении нулей на банкнотах достигли апогея, то и о ней заранее предупредят.

Да только рано еще начинать об этом думать. "Сейчас нет смысла проводить деноминацию, – ответил первый зампред ЦБ Георгий Лунтовский, который отвечает за денежное обращение, отвечая на мой вопрос. – Пока инфляция недостаточно низкая. Вот будет 1-2% в год, тогда и подумаем".

А точно ли нет смысла? Ведь аргументы есть как за, так и против.

 

Мелочь возвращается

Плюсов предостаточно.

Первый – чем меньше нулей на купюрах, тем более это психологически комфортно, это говорит о стабильности национальной валюты. Согласитесь, куда приятней, когда доллар, скажем, стоит не 30 рублей, а хотя бы три.

Второй – деноминация мгновенно решает проблему с мелкими монетами, которые сейчас практически не используются, поскольку обесценились. Центробанк давно просит законодателей отменить монетки меньше рубля, но те уже много лет к решению вопроса даже не подступаются. А как же? Копейки используются в ценниках аптек, к примеру, что сразу вызовет негодование у людей старшего возраста.

Вот и приходится Гознаку чеканить мелочь, которая оседает по нашим карманам, валяется в прихожих и практического смысла не имеет. Вообще, производство монет до 2 рублей не окупается. Что уж говорить об 1 или 5 копейках. Их, кстати, уже не чеканят, официально оправдываясь, что их достаточно в обращении. Но, думается, просто жалко бросать деньги на ветер. Деноминация вернула бы нам копейку! Весомую и настоящую. Другой вопрос, во сколько нам влетит копеечка?

 

На мелочь размениваться не хотят

Деноминация – мероприятие затратное. И хотя официально стоимость "печати" наличности не раскрывают, но в свое время по косвенным признакам я рассчитала, что годовой денежный запас обходится примерно в $700 млн. Если проводить деноминацию, то придется не только тратиться на новые купюры, но и какое-то время продолжать выпускать старые.

При этом очевидного смысла запускать печатный станок на дополнительную мощность нет, поскольку необходимость в замене возникает, когда ощущается реальное неудобство в обращении, или нужно поднять престиж национальной валюты. Что касается удобства, то есть ощущение, что нынешний купюрный ряд всех устраивает. Особенно красная бумажка с изображением Хабаровска, которая занимает в обращении 62% по сумме и 15% по количеству.

Престиж? Вроде рано поднимать. Не так он и упал, особенно в сравнении с зимбабвийским долларом, который до своей отмены дважды подвергся деноминации. Причем второй раз – по курсу триллион к одному. И все без толку. У нас, конечно, не такая инфляция, но все же есть. И что любопытно, самой главной ошибкой деноминации 1998 года, 15-летие которой мы отметим 1 января, как раз была поспешность. Несмотря на то, что в 1997 году цены выросли на 11%, что после предыдущих двухзначных и трехзначных значений казалось смехотворным, но грянул финансовый кризис, все вернулось на круги своя, пришлось вводить купюры номиналом в 1000 рублей, а потом и в 5000.

Поэтому не стоит торопиться. Хотя на фоне кризиса можно пощекотать себе нервы, вспомнить о том, что была такая деноминация, что, в сущности, не стоит ее бояться.

Не девальвация же, в конце концов. А будет ли девальвация? Это уже совсем иной вопрос.

 

Источник: http://ria.ru/

 

Автор:Анна Каледина, экономический обозреватель РИА Новости


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС