вверх
Сегодня: 21.01.18
16.png

Закат русского рантье

Дмитрий Губин — о том, что владельцев «инвестиционных» квартир ждут трудные времена.

 

Данные Центробанка о том, что перевод средств из России за границу для покупки недвижимости резко возрос (на 12 процентов только во втором квартале 2013 года), заставили обозревателя "Огонька" схватиться за голову и телефонную трубку

 

Дмитрий Губин

 

Я обзваниваю знакомых риэлторов и заученно бубню, что, мол, по официальным данным, трансграничные операции с недвижимостью растут с 2009 года. Что четыре года назад в недвижимость за рубежом россияне вложили 223 млн долларов, а в прошлом — 1,9 млрд. А можно узнать неофициальную точку зрения? Кто сегодня вкладывается в зарубежную "недвижку"? Чиновник? Или оборотень в погонах? Или это попискивает прижатый к ногтю в России мидл-класс, пытаясь выбраться на свободу?

 

Ответы не радуют в смысле конкретики. Центробанк не сообщил, по каким странам отмечен рост, он касается только объемов или числа сделок? Ведь если какой-нибудь Вексельберг сразу новый поселок купил — вот тебе и скачок во втором квартале... Хотя, да, интерес к загранице растет.

 

Так продолжается, пока совладелец известного агентства, с уважением относящийся к статистике и социологии (но с явным неодобрением к ценам в московских кофейнях), попивая латте, напоминает, что есть в социологии метод качественного анализа, называется "включенное наблюдение". Заменяет глубинное интервьюирование, когда оно невозможно.

 

— А теперь,— говорит риэлтор,— вспомни знакомых и коллег, которые в последнее время купили либо собирались купить недвижимость за границей...

 

Да легко!

 

Вся компания, с какой я катаюсь зимой на лыжах, прикупила квартирки-студии в Болгарии, в Банско. Предлагали и мне, 35 тысяч евро, но я, дурак, отказался. Так что теперь они в январе катаются в Альпах, а в марте — еще в Пиринских горах. Думали подзаработать на сдаче, но пока не выходит.

 

Далее: знакомый владелец турфирмочки построил коттеджик в Финляндии, потом второй, сейчас, кажется, третий. Звал вложиться и меня, но было не потянуть, а другие, молодцы, подтянулись — и сегодня местная коммуна переживает ренессанс: русские спасли.

 

Идем дальше: коллега съезжает с однушечки в центре Москве, потому что хозяин ее продает. Хозяин — университетский профессор, я с ним знаком и знаю, что часть из тех 9 млн рублей, на которые он рассчитывает, он потратит на квартирку в Красногорске для сына, а на оставшееся намерен купить домик либо в Апулии, либо на островах в Греции...

 

Из свежего: знакомая юрист, правозащитница, купила кондоминиум под Юрмалой на первой линии моря, проводит все лето там, поправляет здоровье, не нарадуется местной дешевизне — и счастлива...

 

М-да, получается, за границей покупает недвижимость и правда средний класс. Ни тебе золотых кренделей из Госдумы, ни аник-воинов из Рособоронсервиса...

 

Риэлтор на это замечает, что было бы странно, если б я дружил с другим кругом. Но у него вот какой вопрос: а сколько лет всем моим друзьям и знакомым? И второй: а сколько у всех этих людей сегодня квартир в России?

 

Я пожимаю плечами: возраст-то при чем? Уже от 50 до 60, но скачут как тридцатилетки. И у всех две-три квартиры, а то и больше.

 

— Правильно,— подхватывает риэлтор.— Плюс некоторые получили в наследство родительские квартиры. И теперь думают: пустить их в оборот или продать? Продав, вложиться в бизнес в России, пусть на той же сдаче в аренду, или в недвижимость за границей? Когда твоим знакомым было 30 лет и они вышли из 1990-х с первыми серьезными деньгами, для них это был не вопрос: только в России! Потому что такой нормы прибыли нет нигде! Это наша страна, мы здесь все знаем!.. А лет пять назад обозначился перелом. Внимательно слушай!..

 

И я внимаю.

 

Картина получается вот какой.

 

Среди клиентов агентств есть несколько заметных групп. Самая многочисленная, например, это улучшающие жилищные условия. Их сделки — связанные: продают старое жилье, тут же покупая новые. Есть и другие группы. Например, не такая многочисленная, но растущая — это полурантье. Основной бизнес у них другой, а вложение денег в жилье — это допдоход. Такие люди нередко вкладываются в строительство на нулевом цикле, играют на росте цен или на точном знании конъюнктуры. Логика следующая: пока мы молоды и можем работать, мы будем работать, но деньги будем вкладывать в единственное, во что имеет смысл: в недвижимость. Мы знаем точно, что на старости лет нам пенсии не будет, потому что этих 10 тысяч в месяц хватит только на страховку "каско" для внедорожника. А вот квартира, пущенная в оборот,— это минимум 25 тысяч в месяц, даже если сдавать однушку в Бирюлево. А если хорошую двушку в центре — уже под 100 тысяч. Можно жить в большом доме за городом, для ночевок в городе держать крохотную гарсоньерку, все прочее сдавать — и в ус не дуть. Самые удачливые из не дующих в ус отбивали свои вложения меньше чем за 10 лет. И так живут не только в Москве или Питере, но и по всей стране, просто суммы разные. Но общий возвышенный идеал россиянина — стать российским рантье. Чтобы не бояться ни старости, ни увольнения.

 

И вот лет пять назад, когда тряхануло кризисом, когда грамотные люди посмотрели на то, как распечатываются госкубышки и какие вообще у российского государства перспективы, эта мечта начала потихоньку меняться.

 

Во-первых, у нас жилье продолжало дорожать, а в Европе и Америке оно начало дешеветь, и порой сильно. За сколько, говоришь, у тебя в Болгарии друзья домики прикупили? А еще есть вся Прибалтика, и все это означает вид на жительство в Евросоюзе...

 

Далее, про возраст я не просто так спросил. У тех, кому под 60, начались первые серьезные болезни. И тут выяснилось, что качественная медицина в России стоит дико дорого. В Эстонии или Латвии дешевле. Сначала стали зубы во время отпусков протезировать, а потом и все остальное.

 

Еще один фактор: поехали в гости к друзьям, которые уже прикупили недвижимость за рубежом. И убедились, что страшилка про "по душам не с кем поговорить" лжива. Потому что очень многие русские в Европе живут постоянно — говори не хочу! А добраться из Италии в Германию к друзьям при тамошних дорогах и лоукостерах куда проще, чем в Кострому из Москвы.

 

Сейчас стало понятно, что и финансового рая больше не будет. Государство свои сбережения потратило на Олимпиаду и разные другие проекты, и, значит, деньги будут отнимать у тех, у кого есть. О чем сейчас все говорят? О том, что плоскому подоходному налогу конец. О том, что с регистрацией по месту проживания гайки закрутят до предела. О том, что тех, у кого две квартиры, не говоря про три-четыре, налогами прижмут (как, кстати, и в Италии после Берлускони прижали). Плюс, конечно, попросту дорого стало в России жить. В Москве давно дороже, чем в Париже. Сейчас еще храбрятся, говорят: начнут прижимать, мы свои квартиры на мужа-жену-детей-тещу перепишем, но все понимают, что если начнут прижимать по-настоящему, это не спасет. Примут какой-нибудь закон о прогрессивном налогообложении излишков жилплощади — и Дума в секунду проголосует. И тогда ты окажешься в пенсионном возрасте не счастливым рантье, собирающим заслуженный урожай, а обычным тупым бараном, которого в очередной раз обстригло государство. Такая вот ерунда...

 

Риэлтор вздыхает и уточняет: пока, на данный момент, когда почти все занимаются сдачей в аренду нелегально, в России быть рантье выгоднее, чем в Европе. Но если закрутят гайки — то будет уже не выгоднее. А если учесть безопасность, инфраструктуру, да и вообще воздух свободы, то окажется прав тот профессор, что квартиру в центре Москвы продает. Надо одной ногой здесь, а другой там. Если, конечно, границу, закручивая гайки, не перекроют...

 

Я хмыкаю, но как-то криво.

 

Источник: http://kommersant.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС

Архив новостей

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Мысли напрокат

J_6Her8uYWE.jpg