вверх
Сегодня: 17.08.17
10.png

Женские квоты и прочие заботы. Германия получит к Рождеству новое правительство

Парламентские выборы в Германии прошли еще в конце сентября, но только теперь, в середине декабря, немцы наконец получат новое правительство. Последние несколько месяцев блок Ангелы Меркель ХДС/ХСС пытался договориться с социал-демократами об условиях формирования «большой коалиции». В итоге далеко не все члены будущих правящих партий остались довольны партнерским соглашением, а Меркель удивила всех выбором министров для своего третьего и, скорее всего, последнего срока на посту главы правительства. Самой большой сенсацией стало назначение нового министра обороны: впервые в немецкой истории им стала женщина.

 

Немцы могли выбрать состав парламента из 30 различных партий и блоков, однако в итоге в новом созыве оказались только четыре из них — на одну меньше, чем в предыдущем. Главным провалом прошедших выборов стало поражение либералов (Свободная демократическая партия, СвДП), которых называют «партией богачей». Они не просто ухудшили свой результат по сравнению с прошлыми выборами, но и не смогли набрать даже пяти процентов голосов, чтобы пройти в парламент. Для партии, которая дольше других в послевоенной истории Германии была представлена в правительстве (в общей сложности 42 года), такой итог — это настоящая катастрофа.

 

Исход либералов из парламента мог бы стать и менее заметным событием, если бы не повлиял на всю расстановку политических сил. С 2009 года консервативный блок Ангелы Меркель руководил страной вместе с СвДП. Либералам отводилась роль «младшего партнера», а ее представители занимали несколько министерских кресел. В частности, Гидо Вестервелле представлял интересы Германии за рубежом, а Филипп Рёслер был министром экономики и вице-канцлером.

 

При этом именно блок Меркель отчасти виноват в том, что либералы вылетели из парламента. Блок ХДС/ХСС перетянул на свою сторону солидную часть бывших избирателей СвДП. Не исключено, что консерваторам еще придется пожалеть об этом, ведь их сотрудничество с либералами в правительстве протекало мирно. Пожалуй, единственной, кто активно отстаивал позиции СвДП в кабинете министров, была глава ведомства по вопросам юстиции Сабина Лойтхойссер-Шнарренбергер. Правда, ее споры с консерваторами по поводу женских квот или условий хранения телекоммуникационных данных не способны были вызвать крупного политического кризиса.

 

На сентябрьских выборах блок Меркель набрал 41,5 процента голосов, что в партии по праву восприняли как победу. Остальные конкуренты — даже социал-демократы, добившиеся в последние годы власти в целом ряде регионов, — остались далеко позади. На федеральных выборах СДПГ получила 25,7 процента голосов. Остальные голоса распределились, в основном, между «Левыми» и «Зелеными», которые набрали 8,6 и 8,4 процента соответственно. После конвертации голосов в мандаты победа Меркель оказалась достаточно условной: ее блок представляют 311 депутатов. До большинства в бундестаге и соответственно реальной возможности сформировать единоличное правительство ей не хватило всего пяти мест.

 

Более того, Меркель могла бы вовсе лишиться власти, если бы остальные партии — социал-демократы, «Левые» и «Зеленые» — смогли объединиться. Правда, такой вариант никто не рассматривал всерьез, в первую очередь из-за «Левых». С одной стороны, у них слишком радикальные взгляды на экономику, с которыми не готова мириться ни одна другая партия, с другой — они все еще слишком тесно связаны с социалистическим прошлым Германии и ГДР, а другим партиям такие ассоциации нужны меньше всего.

 

После того как «Зеленые» отказались от переговоров о коалиции с ХДС/ХСС (камнем преткновения, как сообщалось, стало требование «Зеленых» повысить налоги), у Меркель остался только один вариант: «большая коалиция» с социал-демократами. Для Меркель это не первый случай сотрудничества с СДПГ. Ее первый кабинет министров в 2005 году состоял из членов ее блока и социал-демократов. Собственно, такой союз вполне отвечает ожиданиям немцев.

 

Сдала позиции

 

Разногласия между консерваторами и социал-демократами оказались не настолько непримиримыми, и в октябре они начали переговоры о межпартийном соглашении. В переговорах участвовали более 70 политиков от трех партий, которые были разделены на 12 рабочих групп. Это стандартная практика для подобных переговоров. Как правило, каждая группа соответствует отдельному министерству. Уже на этом этапе журналисты и аналитики начали гадать, как будет выглядеть будущий кабинет министров, поскольку нередко лидеры рабочих групп входят в правительство.

 

Понимая, что блоку Меркель, в общем-то, некуда деться от этих переговоров, социал-демократы пришли на первую встречу со списком условий. В них они перечислили десять пунктов своей политической программы, на уступки по которым они не были готовы ни при каких условиях. Поначалу это выглядело как жесткий ультиматум, однако уже на первом этапе выяснилось, что частично условия СДПГ (размер пенсий, уход за инвалидами, инвестиции в инфраструктуру) совпали с планами ХДС/ХСС.

 

Основные споры разгорелись между будущими партнерами по поводу налогообложения и минимальной зарплаты. Социал-демократы настаивали на повышении налогов и введении минимального оклада в 8,5 евро. С первым требованием в ХДС/ХСС никак не могли согласиться: блок еще до выборов обещал не допустить повышения налогов. Что касается второго пункта, то партии Меркель предлагали не устанавливать четкие границы, а увязать минимальную зарплату с конкретной отраслью.

 

В конечном итоге консерваторы пошли на компромисс по обоим пунктам. Меркель до конца переговоров упорно отвергала идею повышения налогов, а после того как договор был подписан, неожиданно заявила по этому поводу, что предсказывать будущее она, конечно, не может. Более того, члены ее собственной партии были удивлены, обнаружив в договоре лазейку для повышения налогов. Дело в том, что в тексте не прописано четко их замораживание, зато там обозначены приоритетные проекты, средства на которые необходимо будет выделить во что бы то ни стало.

 

Второй спорный пункт о законодательном введении минимальной зарплаты также попал в итоговое коалиционное соглашение. Правда, он сформулирован недостаточно четко, и ХСС надеется все же продавить в законе несколько исключений.

 

Еще один пункт коалиционного соглашения, который (как и первые два) вызвал возмущение в деловых кругах, — это введение женских квот в наблюдательных советах крупных компаний. В будущем правительство собирается принять закон, согласно которому количество женщин в руководстве предприятий не должно быть меньше 30 процентов. Тут обеим сторонам пришлось пойти на компромисс, но ХДС/ХСС уступила явно больше. До этого консерваторы вообще не могли решиться на женские квоты.

 

В пользу социал-демократов был решен и вопрос о предоставлении двойного гражданства детям мигрантов. Сейчас родившиеся в Германии дети, чьи родители не являются немцами, должны к 23 годам определиться, гражданами какой страны они хотят быть: ФРГ или родины своих родителей. Социал-демократы настаивали, что всем мигрантам следует предоставить возможность иметь двойное гражданство, однако эту идею консерваторы, особенно из ХСС, отвергли на корню. Тогда стороны согласились автоматически предоставлять немецкое гражданство хотя бы детям, родившимся в Германии от иностранных родителей.

 

Давление на Меркель оказывали не только недавние оппозиционеры, но и члены собственного блока. Лидер баварской партии ХСС Хорст Зеехофер еще в период предвыборной кампании агитировал за введение пошлины за проезд иностранцев по автобанам. В сентябре перед парламентскими выборами Меркель выступала категорически против этой инициативы, и предложение Зеехофера воспринималось как популистское. Впрочем, в итоге эта идея все-таки попала в коалиционное соглашение.

 

Отстояла своих

 

Коалиционное соглашение, хотя и является важным документом, к которому социал-демократы будут апеллировать при всяком удобном случае, — это пока не свод законов, а только ключевые направления для «большой коалиции». Многое будет зависеть от глав отдельных министерств и особенно — от министерства финансов. В нынешних условиях для Меркель главное — сохранить начатую экономическую политику, ведь именно это позволило ей в третий раз прийти к власти и вывести Германию в лидеры еврозоны. Новый состав правительства, объявленный в середине декабря, как раз подтверждает этот тезис. Важнейший пост министра финансов остался за 71-летним Вольфгангом Шойбле, а это значит, что Германия продолжит добиваться сохранения еврозоны путем жестких реформ в кризисных странах и регулирования банковского сектора.

 

Главным сюрпризом в новом кабинете стало назначение Урсулы фон дер Ляйен министром обороны. Она, как и Шойбле, много лет работает с Меркель и входит в ее правительство с 2005 года. Фон дер Ляйен начинала карьеру как министр по делам семьи, а затем возглавила министерство труда. Опыта работы в оборонной сфере у нее совсем нет, зато «есть интерес к международным отношениям», пояснила Меркель. Впрочем, по словам политиков из правящей коалиции, перед фон дер Ляйен стоит задача применить свой опыт, полученный в министерстве труда, к контрактной армии, а именно предоставить военнослужащим возможность совмещать службу и семью. С этой задачей, министр, пожалуй, должна справиться: у нее самой семеро детей. Не исключено, что это назначение является решающим испытанием для ее дальнейшей карьеры, ведь фон дер Ляйен считают возможной преемницей Меркель.

 

Новый министр обороны займет место Томаса де Мезьера — отличного исполнителя, служба которого завершилась плачевно из-за покупки ненужных беспилотников. Несмотря на шквал критики и издевок над ним, де Мезьер является опытным политиком и теперь возглавит министерство внутренних дел.

 

В общей сложности ХДС достались семь мест в новом правительстве, еще три второстепенные позиции были отданы ХСС, а оставшиеся шесть получили социал-демократы. Несмотря на заключение выгодного для партии коалиционного соглашения, СДПГ не удалось добиться решающих постов в кабмине. Они получили то, что лучше всего удовлетворяет личные амбиции лидеров партии Зигмара Габриэля и Франка-Вальтера Штайнмайера. Оба политика вернули себе те посты, которые уже занимали в первом кабинете Меркель. Главной задачей Габриэля во главе министерства экономики и энергетики будет переход на «зеленые» источники энергии. Штайнмайеру предстоит представлять Германию на международной арене. Во время своего первого срока на посту министра иностранных дел он делал ставку на сближение с Кремлем. Какой будет его политика теперь — особенно в контексте политического кризиса на Украине — пока неизвестно. Его предшественник Гидо Вестервелле уже успел присоединиться в Киеве к лидеру партии «УДАР» Виталию Кличко.

 

Окончательно новое правительство Германии будет сформировано 17 декабря. С утра парламент проголосует за нового канцлера, и сомнений в том, что это будет Меркель, уже не осталось. После этого она отправится в резиденцию президента Йоахима Гаука, где состоится официальная церемония ее назначения. Затем президент вручит свидетельства о вступлении в должность новым министрам, и правительство принесет клятву служения народу. Сюрпризов в этот день никто не ждет, и немцам остается лишь с особым интересом следить, кто из политиков, вступая в государственную должность, не произнесет финальную фразу клятвы «да поможет мне Бог», которая со времен бывшего канцлера Герхарда Шредера не является обязательной.

 

Дарья Ерёмина

 

Источник: http://lenta.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ВАШ ЖУРНАЛ – ИНТЕРЕСНЫЙ СОБЕСЕДНИК. Я ЧИТАЮ И ЛОВЛЮ СЕБЯ НА МЫСЛИ, ЧТО МНОГИЕ ТЕМЫ МЕНЯ ВОЛНУЮТ. И ДАЖЕ ЕСЛИ Я С КАКИМ-ТО МАТЕРИАЛОМ НЕ СОГЛАСНА, БУДУ ОБИЖАТЬСЯ, НЕГОДОВАТЬ – НО ЭТО ПОТОМ, А ПРОЧИТАТЬ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПРОЧИТАЮ."


Ирина Ежова, главный врач Иркутского городского перинатального центра

Архив новостей

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Мысли напрокат

13000343_1012954588759283_6942956949234477047_n.jpg