вверх
Сегодня: 21.06.21
11.png

Эмбарго стало наказанием для российского гедонизма

 

Для наращивания объемов производства отечественных производителей необходимы не только колоссальные финансовые вложения, но и длительный период времени, по истечении которого инвестиции начнут приносить плоды. Кроме того, в России практически исчезли профессиональные кадры — агрономы, зоотехники, ветеринары, поскольку работать в сельском хозяйстве считается неприбыльно и непрестижно. Зато с введением эмбарго заметно оживился Китай, где имеющиеся объемы производства уже сейчас готовы покрывать образующийся в России дефицит. Так что продовольственное эмбарго скорее уж поможет развиться китайским производителям, чем поднимет с колен российских аграриев. А искусственное удаление с рынка сильных конкурентов не только не помогает местным производителям, но и создает дефицит продуктов, который неминуемо влечет за собой рост цен как на запрещенные к ввозу продукты, так и на все остальные продукты. В то же время попытки властей не дать производителям повысить цену могут привести только к тому, что и существующие производства откажутся заниматься сельским хозяйством, поскольку оно станет для них убыточным.

 

— Представьте, что вы сидите в окопе, у вас старый ржавый автомат и три патрона. А с другой стороны вас поливают из пулемета. И вдруг огонь с той стороны прекратился. И что, у вас от этого стало больше патронов? Или оружие стало новым? Вот и здесь так же, запрет на поставку импортного продовольствия местным производителям ничем не помогает, — рассказал «МК Байкал» известный иркутский фермер Сергей Перевозников. — Помочь может мощное финансирование, но увеличить его можно было и без всякого эмбарго, однако до сих пор этого сделано не было.

 

По данным министерства сельского хозяйства Иркутской области, регион обеспечивает себя собственными овощами на 71%, молоком и молочными продуктами — на 82%, мясом и мясными продуктами — на 57,5%, яйцом — на 165%. При этом даже по оптимистичным прогнозам минсельхоза, с помощью областных программ поддержки производителей к 2020 году обеспеченность овощами достигнет только 76%, молоком — 90%, мясом — 71%. Таких показателей с учетом запрета импорта, конечно, недостаточно. Местные сельхозтоваропроизводители в один голос твердят, что готовы расширяться, но для этого им необходимы масштабные государственные инвестиции.

 

Быстро только кошки родятся

 

— У средних предприятий нет своих оборотных средств для расширения производства, поэтому без кредитов и государственной поддержки не обойтись. Поддержка инвестпроектов по производству сельхозпродуктов, которая практикуется у нас в области, показала свою эффективность, — рассказал генеральный директор СХЗАО «Приморский» Аполлон Иванов на встрече губернатора Приангарья с сельхозтоваропроизводителями. — Средства нужны не только для приобретения племенного скота. Крупный рогатый скот, в отличие от кур или свиней, не соберешь в одном месте, нужны крупные земельные угодья. Также нужна и специальная техника — кормораздатчики, кормосмесители, заготовительная техника.

 

Но даже денежный дождь не позволит поднять разрушавшееся десятилетиями сельское хозяйство за год. «Девять женщин не родят за один месяц ребенка, — подчеркнул Сергей Перевозников. — Чтобы повысить производство молока, нужно минимум три года. А молока и так не хватало. Можно сколько угодно мониторить цены, но спрос рождает предложение. И если на один литр молока найдется два покупателя, то получит его тот, кто заплатит больше».

 

По отдельным видам производства сроки расширения даже более длительные. «По обеспечению собственными продуктами самая слабая позиция у нас в стране по говядине, ею мы обеспечены на 30—35%, — отметил Аполлон Иванов. — При достаточной государственной поддержке российские аграрии только через пять лет смогут полностью обеспечивать страну говядиной».

 

Бразилия наш друг, но цену повышает

 

Однако перерабатывающим предприятиям пищевой промышленности сырье для производства своей продукции нужно уже сейчас. И его дефицит становится причиной удорожания товаров. Так, крупнейший производитель мясной продукции в регионе ОАО «Мясокомбинат «Иркутский» уже заявил о повышении с 26 августа цен на свои товары на 5%. И причины повышения не кажутся надуманными, а действия руководства предприятия — спекуляцией.

 

— Сейчас все считают, что Бразилия — наш друг, один из перспективных поставщиков. У нас есть многолетний контракт с бразильским поставщиком. На следующий день после введения эмбарго он уведомил о том, что переводит нас на предоплату и повышает цену на килограмм свинины на 1 доллар США, то есть на 36 рублей. Еще один поставщик, у которого мы закупаем свинину, находится в Бурятии. За неделю он повысил цену на 15 рублей за килограмм, — подчеркнул генеральный директор мясокомбината Николай Винниченко. — А если взять мониторинг цен с 1 января этого года, то цена за килограмм говядины выросла на 21 рубль, это 14,5%, а за килограмм свинины — на 46 рублей, это 34,3%. Дорожают и другие компоненты. И эти 5% повышения, на которые мы идем, — от безысходности.

 

По словам Николая Винниченко, в настоящее время предприятие ведет переговоры о поставках сырья из Китая. «Если нам удастся договориться о какой-то приемлемой цене, то, возможно, дальнейшего роста цен на нашу продукцию и не будет. Однако если мы не достигнем договоренности, то для того, чтобы сработать хотя бы в ноль, нам придется повысить цену на 20% либо останавливать производство», — констатировал он.

 

Однако, получив в качестве поставщика Китай, захочет ли мясокомбинат через пять лет закупать сырье у местных производителей, которые наверняка не смогут предложить таких же демократичных цен? Тем более что в Поднебесной еще 11 августа компания «Баожун» открыла первый оптовый рынок прямого экспорта продуктов в Россию площадью 70 тыс. кв. м. До конца этого года еще один такой оптовый рынок планирует открыть китайская корпорация «Дили».

 

Форсированное развитие российского сельского хозяйства делает невозможным и элементарное отсутствие профессиональных кадров. «Мы развиваем собственные фермы и столкнулись с полным отсутствием специалистов — зоотехников и ветеринаров. Ситуация дошла до того, что теперь наши фермы под вопросом закрытия, — рассказала директор ОАО «Иркутский масложиркомбинат» Тамара Баймашева. — Вроде Иркутская государственная сельскохозяйственная академия готовит кадры, но куда все они уходят после выпуска — непонятно».

 

Мониторинг нам поможет

 

При этом российские власти якобы будут контролировать цены на продукты отечественных производителей весьма экстравагантным способом — с помощью мониторинга. Для этого во всех регионах созданы оперативные штабы. По данным на 18 августа, значительных скачков цен в Иркутской области не зафиксировано. На одни и те же продукты в разных торговых точках цена колеблется как в сторону повышения, так и в сторону снижения.

 

— Несмотря на то, что сейчас серьезного роста цен не зафиксировано, мы должны понимать, что через некоторое время это случится, — отметил на заседании оперативного штаба первый заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области Николай Эльгерт. — Товаропроизводители не устанавливают цены на свои продукты произвольно, цена складывается в соответствии с рыночными условиями. Постоянно меняется цена на сырье, на электроэнергию, технику, удобрения. Кроме того, мы опасаемся, что будут введены ограничения на поставку европейской сельскохозяйственной техники, это мгновенно отразится на конечной цене продуктов.

 

По словам замминистра, для существенного расширения производства сельскохозяйственных продуктов в Иркутской области тех средств, что запланированы областными программами, недостаточно. «С помощью механизмов поддержки нам удается сохранить то, что есть, даже наметилась положительная динамика, но предпринимаемые меры не были рассчитаны на сложившуюся обстановку и не ставили своей задачей импортозамещение. Шагать быстрее своих возможностей мы не можем — это уже совсем другие деньги. При этом эффективного механизма сдерживания цены у правительства не существует», — подчеркнул Николай Эльгерт.

 

С тем, что рост цен не заставит себя долго ждать, согласен и директор управляющей компании «Альянс Ресторанс» в Иркутске Павел Поляков. «Месяц-полтора будет переходный период, когда заведения — кафе и рестораны — будут искать новых поставщиков, составлять новые меню, — рассказал он. — Уже сейчас, сразу после введения эмбарго, наш поставщик семги заявил о повышении цены на остатки, имеющиеся на складе, но в ресторанах цена пока не выросла. Мы ведь еще не знаем, какие цены будут у новых поставщиков, но вряд ли они будут ниже. А мы не можем работать себе в убыток, так что в итоге все это ляжет на плечи конечного потребителя».

 

Осознавая, что в условиях рыночной экономики власть все-таки не может диктовать ценовую политику, правительство и население во многом уповают на Федеральную антимонопольную службу, которая как раз занимается вопросами регулирования цен. Специально для получения оперативной информации Управление ФАС по Иркутской области открыло горячую линию по вопросам необоснованного повышения цен на продукты, куда с 15 августа поступило 94 жалобы. Жалуются в основном на удорожание яблок, куриных окорочков и мяса.

 

По ком звонит колокол

 

Однако вместо того, чтобы принимать меры по отношению к поставщикам и продавцам, в УФАС решили дать жителям Приангарья весьма циничные советы. «Удивляют звонки некоторых граждан о повышении цены на яблоки, арбузы, элитные сыры. Руководствуясь здравым смыслом, покупатель может не приобретать не устраивающие его ценой овощи, фрукты, молочную продукцию или купить их в другом магазине, — заявили в пресс-службе ведомства. — Срок хранения таких продуктов недолог, и завтра продавец снизит стоимость или выкинет испорченный товар. Законы рынка никто не отменял, и регулированием их прежде всего должен заниматься покупатель».

 

Позднее заместитель руководителя УФАС Александр Кулиш пояснил, что антимонопольная служба просто-напросто не имеет полномочий приструнить повышающих цены продавцов, так что едкие советы фактически единственное оружие ведомства. «Мы действуем в строгих установленных законом рамках и имеем возможность принимать меры только в двух случаях, — пояснил Александр Кулиш на заседании оперативного штаба. — Первый — это ценовой сговор, когда несколько разных производителей или продавцов на территории одного муниципального образования одновременно повышают цену на один продукт. Второй — это повышение цены производителем, занимающим доминирующее положение, то есть доля которого на рынке составляет не менее 35%».

 

По словам заместителя руководителя УФАС, в Иркутской области действуют только три производителя, имеющих доминирующее положение на рынке: ОАО «Мясокомбинат «Иркутский», ОАО «Иркутский масложиркомбинат» и СХОАО «Белореченское». «Но даже рост цен у данных производителей влечет за собой ответственность, только если будет установлено, что цена выросла необоснованно, — пояснил заместитель руководителя УФАС. — Если же подорожало сырье, ресурсы, то есть существуют объективные причины удорожания товаров, и производитель может это доказать, мы не можем его наказывать».

 

Разумеется, в условиях рыночной экономики регулирование цен на продовольствие со стороны государства всего лишь утопия. Однако обеспечить российских граждан отечественным продовольствием в ближайшее время не получится не только кнутом, но и пряником. Стимулирование местных производителей государственными субсидиями не даст сиюминутного результата, и в ближайшие несколько лет освободившиеся ниши займут скорее китайские производители, нежели российские. Настоятельные попытки сохранить освободившиеся ниши именно для российских производителей приведут только к дефициту даже основных продуктов питания. А там, где существует дефицит, как известно, всегда возникают злоупотребления, в данном случае в виде роста цен.

 

Однако война войной, а обед по расписанию. Когда рост цен на продовольствие станет ощутимым, большинство россиян, скорее всего, быстро отрекутся от своего квасного патриотизма. Тем более что процесс уже начался. Несколько дней назад из списка «запрещенных» продуктов исключили мальков форели, безлактозное молоко, семена гороха, кукурузы, лука и картофеля. Вероятно, власти наконец осознали, что дело совсем не в форели и ее отсутствии. Да, большинство россиян не едят норвежскую форель и французский сыр, но им нужна картошка, говядина, свинина, молоко, а также семена лука и других овощей. Помимо всего прочего еще нужны корма и сельскохозяйственное оборудование. И самое страшное, нужны те, кто будет работать в полях, сеять, жать, лечить скотину, а также заниматься растениеводством, овощеводством. И вот незадача, осеменением телок. Все это мы разучились делать. Все, что мы умеем, это заниматься перепродажей и гедонизмом в обществе французского сыра и красного вина. Так что не стоит спрашивать, по ком звонит колокол, он звонит по тебе.

 

Александрина Дмитриева

МК Байкал

Комментарии  

#1 гедонист 27.08.2014 14:59
Минсельхоз глаголет: "обеспеченность собственными мясными продуктами — на 57,5%". Что это значит реально? Во-первых, "мясные продукты" это не мясо или не совсем мясо. Это колбасные дела "Усольского свинокомплекса" и "Иркутского мясокомбината" и курица "Саянского бройлера". Мясо как мясо, которое продается на рынках, на 99 процентов импорт из Австралии и прочих заграниц. Так что своего МЯСА у нас нет.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Как называется журнал? "Иркутские кулуары"? Не знаю, никогда его не читал.

 

Сергей Якимов, юрист

2018 Cheap Air Jordan 1 Retro High OG Pine Green/Sail-Black To Buy