вверх
Сегодня: 04.03.21
6.png

Евгений Супер: Перековать рабочих на официантов, или Перестройка не умерла. К закрытию Байкальского комбината

На совещании в Иркутской области премьер-министр Дмитрий Медведев заявил о решении закрыть Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК). На его месте должна появиться рекреационная зона, которая (по замыслу) обеспечит бывших сотрудников комбината новыми рабочими местами. Решение вызывает много вопросов, без ответа на которые трудно оценить его целесообразность.

 

Принципиальные вопросы

 

«Байкал должен быть чистым. Все решения для этого приняты, — сказал Медведев. — Предстоит большая работа. Общая комплексная задача развития Байкальска — создание свободной экономической зоны туристического типа. Всем уволенным сотрудникам БЦБК будет предложена работа в туристско-рекреационной зоне, которую планируется создать в Байкальске».

 

Кроме этого, премьер добавил, что решение о строительстве БЦБК «принималось в условиях другой страны и другого общества» и вопрос о его закрытии сегодня является лишь политическим.

 

Всего на ликвидацию предприятия и создание рекреационной зоны требуется более 40 млрд рублей.

 

Историю БЦБК мы довольно подробно рассматривали совсем недавно. Собственно, уже тогда было известно о принципиальном решении правительства о закрытии комбината. Теперь Дмитрий Медведев лишь ещё раз подтвердил эти планы. Вероятно, это заявление приурочено к стартовавшему на днях в Камбодже заседанию конгресса Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, где, в частности, будет вновь подниматься вопрос ликвидации БЦБК. В 2011 году Россия пообещала переформатировать либо ликвидировать предприятие, однако с тех пор практических шагов ни к тому, ни к другому предпринято не было.

 

Казалось бы, история предельно простая — загрязнитель экологии, да ещё и нерентабельный, явно нужно закрывать, если не получается его переформатировать. Однако есть ряд принципиальных вопросов, остающихся открытыми:

 

— стратегическое значение БЦБК. Информация о том, что комбинат выпускает (и изначально выпускал) продукцию для отечественного ОПК, применяемую при производстве сопл двигателей и теплозащитных блоков ракет, остаётся неподтверждённой и не опровергнутой. Неизвестно, каков вес данной продукции комбината в общероссийском объёме, есть ли производители, способные компенсировать выбывшие объёмы в случае его ликвидации. Если такая продукция выпускается и действительно имеет стратегическое значение, то даже разговоры о нерентабельности её производства теряют смысл. Косвенным подтверждением того, что всё так и обстоит, можно считать то, что предприятие до сих пор продолжает работу, несмотря на оказываемое на него давление, и тот факт, что государство фактически приняло на себя его долги (через ВЭБ), не допустив его ликвидации;

 

— давление международных организаций. В свете первого пункта давление всевозможных защитников экологии на БЦБК представляется несколько в ином свете. Напомню, что оно начало оказываться в 1996 году, когда озеро Байкал было включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и совпало с периодом, когда под давлением Запада в России было ликвидировано под разным предлогом немало стратегических предприятий и оборонных объектов;

 

— реальный вред экологии Байкала. Как ни удивительно, но единой точки зрения на опасность БЦБК для экосистемы Байкала до сих пор не существует. За 50 лет существования никаких существенных изменений в экосистеме не обнаружено. При этом экологи постоянно ссылаются на превышение предельно допустимой концентрации загрязнителей, но сами значения ПДК являются предметом продолжающихся споров в научной среде;

 

— судьба жителей Байкальска. Хоть принципиальное решение о закрытии БЦБК правительством уже принято, проекта рекреационной зоны ещё не существует, есть лишь замысел. На воплощение его в реальность могут потребоваться годы, а так как другого крупного работодателя в городе нет, возникает вопрос — на что будут существовать 15 тыс. жителей города всё это время;

 

— судьба бывшего собственника БЦБК Олега Дерипаски. В предыдущем материале по теме мы разбирали роль Олега Дерипаски в упадке комбината. Отвечать он, естественно, за свои действия ни перед кем не собирается. Более того, складывается абсурдная ситуация: свою долю (51%) в БЦБК олигарх продал кипрскому офшору, управляемому его партнёром по бизнесу. Теперь же Дерипаска требует с комбината около миллиарда рублей, который тот задолжал за уголь подконтрольной ему структуре. Получается, что государство не только покрывает из своего кармана управленческие просчёты олигарха, но и компенсирует ему все потери от его неумения управлять.

 

Без ответа на эти вопросы совершенно непонятно, насколько правильным является решение о ликвидации производства. Оно в равной степени может оказаться совершенно верным, прагматичным шагом, а может быть всего лишь уступкой международному давлению, которая принесёт вред интересам страны.

 

Перестройка продолжается

 

Шум вокруг БЦБК лишь потому доходит до нас, что вокруг экологии Байкала накопилось множество спекуляций. Не было бы Байкала — ничего бы мы о проблемах комбината не услышали. А ведь есть множество моногородов с убыточными, доживающими последние дни или уже остановившимися производствами. Информация об их проблемах доходит до нас только в чрезвычайных случаях, когда люди приезжают в Москву с пикетами или грозят перекрыть трассу. По словам Дмитрия Медведева, эти предприятия — призраки «другой страны и другого общества». Не слишком ли много будет рекреационных зон для общества «нового», когда вопрос о ликвидации старых производств встанет ребром?

 

На самом деле то, что мы наблюдаем — продолжение перестройки, о которой мы уже вроде как и забыли. А ведь она отнюдь не завершена. У нас ещё много людей того, «другого» общества, которые предпочитают труд у станка подметанию улиц за туристами. Рискну предположить даже, что таких людей у нас большинство.

 

Однако отчего-то вместо новых рабочих мест у современных станков им упорно предлагают попробовать себя в сфере услуг. Не жителям Байкальска — всей стране. А жители страны всё цепляются за свои ржавые железяки, будто нутром чуют, что даже в таком плачевном состоянии они надёжнее кепки с логотипом «Макдака». Даже не для них лично надёжнее — для страны.

 

Так может быть, бросить уже эту перестройку и вернуть людям работу, которую они умеют делать хорошо?

 

Источник: http://www.odnako.org/

2020 Nike Air Jordan 1 Mid GS "Pink Quartz" 555112-603

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers