вверх
Сегодня: 24.06.21
1.png

Губернатор сменил тактику общения с иркутской элитой до учебы в Кремле — Евгений Минченко

С новым парламентом у Сергея Ерощенко проблем станет меньше, а с муниципалитетами еще придется поработать. Модель жестокого доминирования, которой придерживался губернатор Иркутской области в начале своего пути, постепенно сменилась на диалог с местной политической и бизнес-элитой. Пересмотр стратегии, в том числе, и в отношении партийного пространства, по мнению политолога, эксперта по вопросам лоббизма, президента коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг" Евгения Минченко, сделан грамотно. В итоге Сергей Ерощенко получит относительно лояльный парламент по итогам выборов, хотя в дальнейшем возможны и сюрпризы. Эксперт во время своего визита в Иркутск, 30 августа, поделился своим видением сложившейся политической ситуации в Приангарье в интервью РИА IrkutskMedia.




- Евгений Николаевич, вы, насколько известно, активно следите за избирательной кампанией в Приангарье. На ваш взгляд, все ли на самом деле так скучно, как говорят местные наблюдатели?

 

- Сама кампания, на мой взгляд, идет относительно тихо. Если сравнить, например, с 2004 годом, то тогда острота была на два порядка выше. В 2008-м, когда избирался нынешний созыв (после объединения Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с Иркутской областью), еще при Есиповском, тогда тоже была тихая кампания, но напряжение все же выше. Сейчас по большому счету основное напряжение из противостояния партийных списков сместилось в противостояния по конкретным округам.

- Можете обозначить эти болевые точки?

- Я бы выделил, например, Братск, где есть противостояние по линии Александра Гаськова ("Справедливая Россия") и его клиентелы (включающей в себя, что интересно, ряд представителей ЛДПР, КПРФ и даже "Единой России", а также городской администрации) с одной стороны, с другой стороны Андрей Чернышев ("Единая Россия") и его сторонники. Несколько дистанцировался от этих выборов РУСАЛ, "Илим" также не проявляет большой активности.

 

Вообще, интересная особенность этих выборов в том, что снизилось влияние крупных корпораций. В качестве серьезных игроков, помимо губернатора, выступает не промышленный бизнес, а представители ЖКХ, рынков, строительный бизнес. Если раньше основными игроками были крупные ФПГ федерального уровня, то сейчас очевидно, что начинает проявлять высокий уровень активности амбициозный бизнес даже не областного, а муниципального уровня. И это тенденция не только Иркутской области.

 

С одной стороны промышленность "проседает" по финансам в условиях мировой конъюнктуры, а с другой, "проседает" в имиджевом плане. Закрываются заводы, происходит сокращение, и понятно, что поддержка тех или иных корпораций срабатывает наоборот в минус. И, наконец, третье. Вертикально интегрированные компании нивелируют роль представителей компаний на местах. Раньше были яркие менеджеры, например, Гринберг у СУАЛа или Виктор Шопен, когда он еще был директором предприятия в Ангарске. А сейчас топ-менеджеры крупных компаний не имеют собственной идентификации и имиджевого позиционирования. В этом смысле можно обозначить только Александра Вепрева (гендиректор ИАЗ).

 

- То есть можно уже сказать, чьи интересы представят те или иные группы в парламенте?

- Игрок номер один — это губернатор. А далее дисперсное распределение представительства крупных корпораций, которых в этом созыве будет значительно меньше, и крупного и среднего регионального бизнеса.

- Евгений Николаевич, можно ли на сегодняшний день строить прогнозы по поводу того, останется ли парламент "пассивным придатком" исполнительной власти или там появятся люди, которые смогут сказать губернатору "нет"?

- Большинство вместе с одномандатниками с высокой долей вероятности получит "Единая Россия". И на первом этапе большинство, несомненно, будет прогубернаторским. Что касается спикера, думаю, несмотря на то, что желающих много, у Людмилы Берлиной высоки шансы сохранить этот пост.

 

В прогубернаторском лагере в итоге окажутся депутаты, избранные от "Гражданской платформы". Отдельную группу "гаськовских" депутатов составят либерал-демократы и эсеры, если "Справедливая Россия" перейдет 5%-ный барьер. На этом этапе они будут союзниками губернатора. Но понятно, что Гаськов играет самостоятельную игру и не исключено, что в какой-то момент губернатора ждет неприятный сюрприз со стороны этой фигуры. Коммунисты традиционно будут "против". Я думаю, что Сергей Левченко не оставил надежды взять реванш за 2001-й год.

 

- На губернаторские выборы?

- Да, конечно.

 

- На ваш взгляд, он может остаться в Заксобрании?

- Нет-нет, он, конечно, останется в Госдуме. Но при этом понятно, что коммунисты будут отрабатывать в перспективе губернаторскую избирательную кампанию. Именно поэтому они сейчас в ходе выборов резко атаковали губернатора. При том, что с политтехнологической точки зрения, на мой взгляд, это было не нужно. У губернатора на данный момент сохраняется достаточно высокий рейтинг доверия, поэтому им проще было как раз обойти его фигуру и атаковать "Единую Россию", федеральное правительство. На этом КПРФ могла взять больше электоральных очков. Я так понимаю, местная компартия пошла на некоторое снижение результата, но попыталась использовать эту кампанию для атаки нынешнего руководителя региона.

 

- А в целом какое будущее у коммунистов в регионах? Изменится ли костяк партии?

- Что касается компартии, то ответ такой. Как в известном анекдоте, когда блондинку спросили, какова вероятность того, что, выйдя на улицу, она встретит динозавра. Она говорит "50 на 50 - или встречу, или не встречу". Вот с компартией та же история: они или перестроятся, или уйдут в формат стагнации. Тем более, что в регионах их достаточно серьезно ослабляют партии-спойлеры — Коммунисты России, КПСС.

 

- Так "Коммунисты России" все же спойлеры?

- Конечно. Были прецеденты на выборах в горсовет на Кавказе, где "Коммунисты России" набрали на 1% больше, чем КПРФ. Где-то они из себя что-то представляют, особенно там, где отделения возглавляют бывшие функционеры КПРФ, выгнанные из партии, или, например, их используют молодые циничные бизнесмены для решения своих задач. В целом, они сейчас существуют в формате спойлеров, а не в формате серьезной альтернативы. Но это все же серьезная угроза для КПРФ. Кроме того, учитывая, что число партий будет увеличиваться, а бюллетени по объему только расти, то у коммунистов есть реальный шанс "просесть". Тем более, половина новой Госдумы будет избираться по одномандатным округам, а у КПРФ традиционная проблема с сильными одномандатниками.

 

Также подрывает репутацию КПРФ то, как они себя ведут на этих губернаторских выборах, играя в поддавки с действующими руководителями, намеренно выставляя слабых кандидатов. Например, то, что сейчас происходит в Москве, где кандидата от коммунистов пытаются всячески вытянуть на второе место, но пока без особого успеха...

 

- Его перебивает Навальный...

- Да. Это ведь неприятный сюрприз. У них старейшая партия с большой инфраструктурой, самой мощной партийной организацией, если не считать "Единую Россию". А здесь парень появляется из ниоткуда и занимает второе место по рейтингу. Коммунистам, конечно же, серьезно нужно задумываться над апгрейдом, нужно менять лидера, если хотят на что-то серьезное претендовать. Им нужен новый левый политик, молодой, не имеющий никакого отношения к КПСС. Тем более сегодня старый состав КПРФ серьезно подпирает новый состав коммунистических функционеров в регионах: это бизнесмены средней руки, пришедшие в компартию, потому что им не нашлось места в "Единой России" и других системных партиях.

 

Поэтому потенциал для обновления есть, и не исключаю, что вопрос о лидерстве Зюганова поставят гораздо раньше, чем это планово должно произойти. В прошлом году он переподтвердил свои полномочия, но если сейчас КПРФ получит скромные результаты на региональных выборах, то, на мой взгляд, возникает серьезный вопрос насчет того, насколько КПРФ представляет из себя реальную альтернативу, оппозиционную партию.

 

- В вашем докладе "Политические стратегии губернаторов-новичков", опубликованном в апреле, Сергей Ерощенко попал в группу губернаторов, показавших низкую эффективность избранной политической стратегии. Если я правильно поняла, это связано с внутриэлитными конфликтами. Как оцениваете позиции главы региона сегодня?

- Смотрите, тут какая интересная штука. Во-первых, с имиджевой точки зрения губернатор набрал обороты. Есть рост объемов областного бюджета и сохраняется эффект "медового месяца" с точки зрения коммуникации с населением. Что касается местной элиты, то ее настроения пока настороженно выжидательные. Губернатор пытается создать себе новые опоры, и частично его опора — это традиционная номенклатура "Единой России", это видно и по составу первой пятерки партии власти. С другой стороны, он пытается выстроить отношения с крупными бизнес-группами. Понятно, что номер один по уровню отношений с губернатором это "Илим". Заметно улучшились отношения с Олегом Дерипаской, есть соглашения с Роснефтью, есть ряд местных бизнесменов средней руки, которых губернатор группирует вокруг себя.

 

Главная проблема сохраняется на уровне местного самоуправления. Например, не самый сильный мэр в Иркутске по сравнению с другими мэрами столичных городов субъектов федерации, очевидна проблемная ситуация в Ангарске и Братске. И главная задача для губернатора на ближайшие год-полтора — создать для себя опору в крупных муниципалитетах.

 

В следующем году выборы мэра и горсовета в Братске, в 2015 году — мэра Иркутска. Учитывая, что нет очевидного кандидата в мэры того же Братска, то эта задача для губернатора, мягко говоря, нетривиальная. Я не исключал бы досрочные выборы еще в ряде городов.

 

- Где?

- Не скажу, пусть сохранится пока в секрете. И, кстати, тоже возникает вопрос с кадрами, с фигурами.

 

- А проблема эта существует почему?

- Вообще с людьми проблема, и не только в Иркутской области. Поверьте, проблема с кадрами остро чувствуется по всей стране. Не случайно, например, в июле, на предыдущей встрече с политологическим сообществом Вячеслав Володин сказал, что главное, что "нас волнует в стратегическом плане — это качество политической элиты на местах, и мы будем серьезно заниматься подбором людей, их обучением". Причем речь идет не только о представителях партии власти, но и всех политических партий с акцентом на парламентские. Очень важно, чтобы люди, которые будут приходить во власть, обладали компетенциями не только в сфере публичной политики, но и в сфере муниципального, регионального, государственного управления.

 

В этом году провели учебу для губернаторов, даже целых две — для губернаторов-новичков, а потом для всех глав регионов, также проводят регулярные модули в РАНХ и ГС при президенте РФ.

 

- Возвращаясь к вопросу о приангарском губернаторе. Не напоминает ли вам стиль управления Сергея Ерощенко модель взаимоотношений с элитой, которую выстраивал в Приморье экс-губернатор Сергей Дарькин? Ситуации ведь похожи: оба руководителя из бизнеса, приходится иметь дело с сильными политиками, выстраивать свою систему... И какой стратегии Сергею Ерощенко лучше придерживаться?

- Видите ли, не получается по типу Приморья. В Приморье была выстроена очень жесткая система электорального управления, связанная со специфической работой с избирательными комиссиями, большой ролью политтехнологов и юристов. Политтехнологи заранее готовили кандидатов в кампании, а юристы, в том числе, снимали оппозиционных кандидатов. У Сергея Дарькина этот блок был действительно очень сильным. Достаточно назвать таких "монстров", как Николай Сидоров и Александр Шемелев. У Сергея Ерощенко и близко ничего такого нет — таких жестких "политтехнологических волков", которые ко всему прочему еще и владеют инструментами работы с административным ресурсом.

 

Поэтому ему как раз нужно все-таки договариваться с местными элитами. При этом мы видим, что большого конфликта нет. Есть напряжение, но оно не выплескивается в противостояние, как это было во время губернаторства Тишанина, а затем и Мезенцева.

 

Местная иркутская элита специфична: с одной стороны у нее клыки уже покрыты засохшей кровью нескольких губернаторов, которых они загрызли. Вкус крови уже почувствовали, поэтому у них уже философское отношение к любому новичку.

С другой стороны, эти противостояния создавали проблемы не только губернаторам, но и тем, кто в этом противостоянии участвовал с противоположной стороны в формате контр элиты, они ведь тоже получили достаточно серьезные проблемы.

 

Поэтому стратегия поменялась: нет настроя на жесткое противостояние губернатору, а скорее, настроение "сесть на вершину горы и подождать, пока мимо тебя по реке проплывет "труп врага". Это выжидательная стратегия, дескать, мы не будем бороться с губернатором, но и не будем помогать. И сегодня задача губернатора – перевести большую часть элиты из позиции выжидательного нейтралитета в формат сотрудничества.

 

- Имеет ли значение в управлении регионом надпартийность губернатора?

 

- Не особое. Мы видим, что Ерощенко не позиционирует себя как партийного, но опять же, он принял ответственное решение возглавить список "Единой России". Думаю, что это решение было правильным, потому что он оказался едва ли не единственным "паровозом" для партии. Также очевидно, что несмотря на свои дружеские отношения с Прохоровым, он публично дистанцировался от "Гражданской платформы". Думаю, что, по крайней мере, на этих выборах стратегия губернатора по отношению к партийному пространству достаточно грамотная.

 

- Как считаете, зачем Сергею Ерощенко потребовалось возглавлять "Единую Россию"? Насколько известно, губернатор самостоятельно принял решение возглавить список партии на выборах.

Ситуация очень простая. А кто, собственно, помимо него мог стать "паровозом" для "Единой России"?

- Последуют ли оргвыводы для главы, если вдруг "Единая Россия" процентов 30 только наберет?

- Во-первых, думаю, что результат будет выше. А, во-вторых, сейчас нет таких разнарядок со стороны федерального центра. Тот же самый Володин несколько раз говорил, что не нужна победа любой ценой, не нужны фальсификации, не нужны снятия оппозиционных кандидатов, а нужна прозрачная и конкурентная борьба. С точки зрения оценки итогов выборов первична прозрачность и конкурентность, то есть качество самого электорального процесса: результаты уже вторичны.

 

На последней встрече, которая была неделю назад, он еще раз сказал, что это позиция лично президента, и эта позиция стратегическая. И, действительно, мы видим, что там, где регионы чрезмерно усердствовали с точки зрения снятия тех или иных кандидатов, федеральный центр их поправлял. Большая часть тех жалоб, которые были направлены в центризбирком, были удовлетворены. И могу сказать, что некоторым из кандидатов, которых здесь снимали с выборов, я говорил, чтобы обращались в ЦИК. Думаю, что если бы тот же Юрий Фалейчик апеллировал сразу в центризбирком, у него остались бы шансы остаться в электоральном процессе.

 

- Если люди в регионе не знают Дмитрия Медведева как главу партии, значит ли это, что на уровне регионов "Единая Россия" остается и останется партией Владимира Путина?

- Думаю, что "Единая Россия" инерционно воспринимается как партия Путина по-прежнему. Особо никто и не старается продвигать тему связи с Медведевым.

 

- По-вашему, будет ли ОНФ после выборов каким-либо образом присутствовать и оказывать влияние на политическую ситуацию?

 

- ОНФ все-таки не в чистом виде политическая структура, а дискуссионная платформа, которая включает в себя разные политические силы. Не исключаю, что в какой-то момент ОНФ будет трансформирован уже в электорального игрока. Но для этого требуется принять фундаментальные изменения в законодательство о выборах депутатов Госдумы и в рамочный закон о выборах региональных Заксобраний, которые позволяли бы формирование блоков.

 

Когда блоки отменили, то я задавал тогдашним кураторам внутренней политики в АП вопрос, что они будут делать, когда "Единая Россия" начнет "проседать", а ведь это неминуемо... Посмотрите, каким образом власть каждый раз выходила из проблемы непопулярности действующей партии власти. "Выбор России" заменили на "Наш дом — Россия", после появилось "Отечество — вся Россия", а потом слепили из того что было "Единство". Потом уже слили ОВР и "Единство" в "Единую Россию". Это ведь типовая технология ребрендинга партии власти. Зачем же ограничивать возможность использования этой технологии?... Но на тот момент в управлении внутренней политики была уверенность, что "Единая Россия" всерьез и надолго. В итоге перед выборами возникла тема Общероссийского народного фронта, такой полуребрендинг — есть "Единая Россия" и ОНФ. Так этот полуребрендинг и не сработал. Это мы видели по итогам выборов в Госудуму 2011 г. Я думаю, что с точки зрения партии власти оптимальным вариантом на следующих думских выборах был бы предвыборный блок ОНФ, в который вошла бы "Единая Россия" и другие партии: "Родина", "Патриоты России" и так далее. Выглядело бы более свежо. На сегодняшний же день стоит задача поиска новых людей.

 

Источник: http://irkutskmedia.ru/news/politics/03.09.2013/300262/gubernator-smenil-taktiku-obscheniya-s-irkutskoy-elitoy-do-uchebi-v-kremle-evgeniy.html

Patike

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЛИЧНО ДЛЯ МЕНЯ САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА И ТАЙНА, СВЯЗАННАЯ С ЖУРНАЛОМ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ», НО ТАК ИМ И НЕ РАСКРЫТАЯ, – ЭТО ТАЙНА ВЫЖИВАНИЯ ЖУРНАЛА. У ВАС ВЕДЬ СОВЕРШЕННО НЕТ РЕКЛАМЫ! ДОЛЖЕН ЖЕ БЫТЬ КАКОЙ-ТО СПОНСОР!? ИЛИ НЕТ?

 

 Александр Васильев, бизнесмен

Nike