вверх
Сегодня: 16.06.21
2.png

...И хруст французской булки. Нужен ли нам Казанский собор?

 

В Иркутске в очередной раз обсуждают идею восстановления Казанского кафедрального собора, стоявшего до 1932 года на том самом месте, где сейчас находится здание правительства и Законодательного Собрания Иркутской области. Затея эта бессмысленна – и вот почему…

 

Первое и самое главное – для того, чтобы восстановить собор, потребуется большая сумма денег. Не знаю, сколько именно, но если километр набережной обошелся в миллиард, то почему бы не сказать, что собор будет стоить пять по начальной смете, потом смету раздуют до десяти и треть из нее украдут – традиция-с. Наиболее активные сторонники этой затеи вроде бы не бедные люди, но такой суммы нет ни у одного из них в отдельности, ни у всех вместе взятых. Полагаю, что сумма стала бы неподъемной даже для Иркутской митрополии Русской Православной Церкви, хотя она-то как раз ничего подобного не предлагает. Попытаться собрать сумму, безусловно, можно – была в России такая традиция: собирать всем миром на храмы. Времени, подозреваю, уйдет не один десяток лет, и это сразу ставит на проекте жирный черный крест (о причинах – чуть позже).

 

Второе соображение против, и тоже чисто прагматическое, заключается в том, что придется куда-то подвинуть правительство и Законодательное Собрание, причем каждое в отдельности наверняка пожелает себе отдельное строение, а то и целый архитектурный комплекс. Подобная идея была у экс-губернатора Александра Тишанина, преследовавшего вполне благую цель разгрузить нынешний центр Иркутска и построить новые здания в месте, более удобном для жителей агломерации Иркутск – Ангарск – Шелехов. Стоимость идеи приближалась, если не изменяет память, к 20 с лишком миллиардам – но то было пять лет назад, сейчас надо говорить о сумме в несколько раз больше. С трудом представляю себе процесс объяснений действующего или любого будущего губернатора с федеральным правительством: да, у нас тут очереди в детские сады и заработная плата бюджетников такая, что работают в основном пенсионеры, но мы решили – бог с ними, мы пока новое здание правительства построим. Не знаю, успеет ли оратор закончить свою речь до подписания указа об отставке?

 

А раз губернатор, правительство и депутаты остаются на своих местах, то и собора никакого не будет, забудьте. Впрочем, сейчас активничает пятое или шестое поколение желающих восстановить собор: одни уходят, приходят другие – уровень аргументации не меняется. Лишь иногда прорываются какие-то специфические нотки, как, например, случилось с членом Общественной палаты Иркутска Олегом Яценко в сообществе «Прогулки по старому Иркутску». В своей пламенной, но недолгой (к сожалению) речи Олег заявил: «Друзья, я, не являясь верующим человеком, считаю, что со взрывом Казанского кафедрального собора Иркутск вошел в полосу исторического упадка – духовного и культурного прежде всего. Иркутском была утрачена функция духовного центра Сибири, и это повлекло множество негативных последствий, которые самыми разными способами подорвали потенциал развития города. Поэтому предложение по восстановлению Собора, которое зреет в недрах городского сообщества, абсолютно правильно, и оно сможет явиться той общей городской сверхидеей, которая способна вернуть Иркутск в новый исторический виток развития».

 

Совершенно не собираюсь спорить ни с одним из тезисов, потому что раз уж человек дошел до таких мыслей, то спорить тут поздно. В Иркутске вообще невозможна ни одна общественная дискуссия, потому что стороны априори не желают искать истину, а желают лишь поглубже затоптать оппонента. Та же самая ситуация, если присмотреться, во всей России: в обществе накопился набор штампов, которые невозможно опровергнуть усилиями всех профессиональных историков разом. И если считается, что звери-большевики уничтожали священников и офицеров, то бесполезно доказывать с документами в руках – часть канонизированных РПЦ как новомученики умерли до революции, а офицеров Генштаба в Красной Армии было больше, чем в Белой. Нам остается лишь констатировать: этот или тот член городского сообщества заражен известной историкам болезнью, которую иронически называют «…и хруст французской булки», а главным симптомом является сотворение кумира из дореволюционной России.

 

В том, что это совершенно напрасно и возвращение к истокам путем возведения муляжей «святой Руси» руками гастарбайтеров не поможет, убеждает – меня, по крайней мере – цепочка очень простых рассуждений. До-революционная Россия не была светочем разума, долга и чести – в том же самом Иркутске, где стоял Казанский собор, работали легальные публичные дома, а самая распространенная реклама в газетах предлагала лекарства от сифилиса и гонореи (спасибо кандидату исторических наук Илье Воронову за его публикацию на эту тему). В этом Иркутске не было системы здравоохранения (не отдельных больниц, а именно системы), образование было доступно только при определенном уровне доходов, а казнокрады, банды и убийцы – были. Были, если интересно, и сеансы порнофильмов в обычных кинотеатрах – Иркутск начала ХХ века сильно отличался даже от современного.

 

Если вам действительно хочется найти в истории период нравственной и духовной чистоты, то обратитесь к истории СССР. Большевики, при известных недостатках, не только разрушили храмы, но и закрыли бордели – все до единого, за проституцию же карали, как и за тунеядство. Они создали с полного нуля систему образования, здравоохранения, социальной защиты. Не отдельные, повторю, объекты, а систему – от подготовки кадров до поголовного охвата населения. Большевики ликвидировали безработицу и беспризорность. Только случайно первый вуз в Иркутске был открыт до прихода Красной Армии, но научный центр в Восточной Сибири при царях создавать никто и не думал – как, кстати, и промышленность. Пенсии по возрасту и инвалидности, в том числе для ветеранов войн, появились именно при советской власти – при царе увечные воины вольны были доживать свой век, как смогут. Вы знали об этом, корнеты Оболенские? Даже если и знали, то предпочли закрыть глаза.

 

Ну и если страсть к восстановлению действительно не дает спокойно спать – потренируйтесь на чем-то более скромном. Пока все наши «меценаты» не отреставрировали ни одного здания – 130 квартал был создан под прямым давлением областных властей и представляет собой стопроцентный новодел. Можно вспомнить Московские ворота, но лучше не вспоминать: два скандала на одно небольшое и совершенно бессмысленное здание – это перебор. И вот тут самое время вернуться к тому, почему восстанавливать собор в течение пяти и более лет нельзя. Какими бы чувствами не руководствовались инициаторы затеи, попытка заново построить собор – это пиар. Очень крутой пиар. Всякий пиар-проект должен быть пригоден к конвертированию его в деньги или власть – строить бескорыстно у нас сейчас только муравьи умеют. Поэтому срок строительства объекта должен быть никак не дольше срока полномочий того руководителя, который даст команду, выделит землю и даже, может быть, поможет бюджетными средствами. То есть – не более пяти лет, впритык.

 

Вы можете вспомнить хоть одну крупную затею, которой нужно было бы пять лет на реализацию – и она закончилась успехом? Не можете? И мне вот ничего на ум не пришло…

 

Журнал "Иркутские кулуары" № 26-27



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Для меня «Иркутские кулуары» не такие уж иркутские. Некоторые статьи журнала посвящены вопросам, которые подчас трудно отнести к городской или, скажем, областной тематике. Однако это позволяет расширять сознание. И, если в других изданиях я какие-то статьи могу просто пролистнуть, в вашем журнале я читаю всё от конца до начала. 

Елизавета Осипова, кандидат технических наук, преподаватель.

Nike Air Max 270