вверх
Сегодня: 17.09.21
11.png

ИГОРЬ КОРНИЕНКО В поисках дома

 

 

 Вот так новость: на днях прозаик Игорь Корниенко по результатам читательского голосования на Всероссийском семинаре молодых литераторов в Химках признан лучшим молодым прозаиком 2021 года! Анжела Базарон побеседовала с талантливым ангарчанином.  Знакомьтесь! 

 

 

Игорь Корниенко(1978 г.р.) – самый молодой лауреат Шукшинской премии 2019 года (одна из крупных литературных премий России), Астафьевской премии 2005 года. Родился в Баку в русской семье, с 1994 года Игорь живет в поселке под Ангарском. Во время первого Нагорно-Карабахского конфликта семья приехала сюда к родственникам. Уже четыре года Игорь ведёт литературно-молодёжную студию в Ангарске, «АЛО – пишите правильно!». АЛО – это Ангарское литературное объединение, а также безвозмездно в разных литературных проектах разбирает тексты начинающих авторов. 

 

 

Мы поговорим о межнациональных отношениях, о творчестве – и не только.

 

– Я знаю, у тебя много рассказов о доме в Баку, о Родине, о друзьях из детства… Остались там друзья?

 

– В гости зовут всё время. Никогда не знал, что такое национальность, но азербайджанским языком владею (в школьной программе была история Азербайджана и язык). У нас была сплошная дружба. Моё детство – пребывание в раю: виноградники, сад, море… Счастливая пора. Рано или поздно я туда вернусь, зовут могилы, бабулина могила. Родители потеряли работу, и мы уехали, осталась бабушка, там и умерла, не удалось даже на похороны съездить. Трилогия «Давай взорвём весь этот свет!» – в том числе и об этой боли – печатается в журнале «Сибирские огни». Кажется, от «Сибирских огней» пошло моё прозвище «Сибирский азербайджанец». Считаю, что в своих историях мне удалось соединить Каспий с Байкалом, юг – с Сибирью; сплавить «Кара-Чухур», посёлок из детства, с Цементным – посёлком моего нынешнего пребывания, где я живу и работаю.

 

– Расскажи о родителях.

 

– Отец из Баку, мама из Качуга, вся деревня была Черкашиных. Отец служил в ЗАБВО, мама оканчивала техникум. А встретились вообще интересно: два брата из Баку и две сестры из Качуга полюбили друг друга. Отец маму увёз в Баку, а его брат остался здесь с мамкиной сестрой, мы к ним в Ангарск и приехали во время Карабаха. 

 

– До переезда здесь бывал? 

 

– Нет, я долго прирастал к Сибири, и открыл для себя второе море – Тайгу. Особенно – кедровую тайгу: если смотреть сверху в ветреную погоду, волнуется, дышит и шумит, как море. 

 

– Люди отличаются менталитетом? 

 

– Конечно, к тому же это было в советское время, тогда были советские люди. Хотя кавказское гостеприимство и сибирское схожи, или мне просто везло на людей. Пока не накормят – не отпустят. Кстати, и друзей армян у меня много, и вообще, я не делю людей на нации. В Бурятию приеду – меня за своего принимают.  

 

– Ты попал сюда подростком, как нашел друзей?

 

– Я сочинял всегда, первый зафиксированный текст «Страна инопланетянов – 88» повесил в рамку, как напоминание о сделанном давным-давно, в 8 лет, выборе. К тому же я общительный, благодаря историям находил друзей и первую работу. Газета «Ангарские новости» проводила конкурс, я в нём победил с рассказом «Человек, который не смеётся».

 

Вторая сторона иконы (Богородица)

 

– У тебя тогда уже был психологизм? 

 

– Про парня, который вернулся из армии и никогда больше не улыбался. Главный редактор Сергей Владимирович Зиннер позвал корреспондентом в газету. Много лет спустя открыл литпроект «Дебют» в еженедельнике «Подробности», где печатались начинающие и состоявшиеся авторы области.

 

– В твоих рассказах герои реальные, маргинальные попадают в неожиданные ситуации, или происходит Чудо. Кажется, они из твоего посёлка? 

 

– Конкретно роман «Бездомные комнаты» – про левое крыло моего общежития. Некоторые соседи узнают себя, но на самом деле это собирательные образы. Я много езжу по фестивалям, семинарам, не могу сидеть на месте. Думаю, что это поиск места, которое я назову родным Домом.  

 

– Давайте проведем небольшой блиц-опрос? 

 

– Хорошо! 

 

– Ваша самая характерная черта?  

 

– Верность, позитивность. 

 

– Качества, которые вы больше всего цените в мужчине?

 

– Честность, верность, умение держать слово, отвечать за свои слова, поступки, ум. 

 

 

Нервное одинокое и я

 

– Качества, которые вы больше всего цените в женщине? 

 

– Материнство! Ну и куда без честности, верности. 

 

– Что вы больше всего цените в ваших друзьях?  

 

– Умение слушать! 

 

– Что является вашим главным недостатком?  

 

– Доверчивость. 

 

– Ваш любимый цвет?  

 

– Цвет солнца, особенно на рассвете, закате. 

 

– Ваш любимый цветок?  

 

– Зацветший... В Баку прямо у двери в дом росли – и по весне всё благоухало нарциссами, запах 8 марта – это запах нарциссов, но меня тянуло к крохотным анютиным глазкам…   

 

– Ваша любимая птица?

 

– Счастья!.. Пеликанов люблю. 

 

– Любимые композиторы?  

 

– Волнующие, будоражащие, которых хочется прослушивать. Первым приходит на ум и о котором часто упоминаю в своих историях – Чайковский. Рассказ «Па-де-де», или из нового – глава из романа «Бездомные комнаты»… 

 

Пустые стулья

 

– Любимые художники?  

 

– Всё то же – волнующие, будоражащие… и на ум сразу – Ван Гог, ему рассказ посвящен «Ухо Ван Гога». И письма его перечитываю, и всем советую… 

 

– А вы сам давно картины пишете?

 

– Рисую я с того самого времени, как и пишу, даже, наверное, рисовать раньше начал. У меня это симбиоз, многие работы (масло, графика) так или иначе вытекают или дополняют истории, рассказы: в романе «Бездомные комнаты», например, и главный герой – художник... Образования художественного нет, так, пишу картины для себя и как иллюстрации своих историй. Хотя многие картины и в коллекциях («Пьяный ангел» в Барнауле находится...), и участвовали в выставках пару раз... «Пятьдесят вторая параллель», например, – выставка была. А в целом для души рисую, впрочем, как и пишу! 

 

– Любимые герои в реальной жизни? 

 

– Мама. 

 

– Любимая героиня в истории? 

 

– Их тоже немало, мне нравятся женщины, идущие против течения, борющиеся, побеждающие... С детства запомнилась княгиня Ольга, эта волнующая детский ум история мести за мужа, легенда о сожжение города древлян с помощью птиц.  

 

Пьяный ангел

 

– Способность, которой вам хотелось бы обладать?  

 

– Переносить, записывать свои мысли на бумагу с помощью мысли…

 

– Как вы хотели бы умереть? 

 

– Улыбаясь!..)) 

 

– Ваше состояние духа в настоящий момент?  

 

– Приподнято-весёлое. 

 

– К каким порокам вы чувствуете наибольшее снисхождение?  

 

– Печаль (уныние) – когда она светлая и воодушевляет… Зависть – когда она белая, по-доброму, со знаком плюс. 

 

– Ваш девиз?  

 

– Всё, что ни делается, – делается к чему-то хорошему! Ищи плюсы во всём, даже в минусах! 

 

Рассказы Игоря Корниенко и роман «Давай взорвём весь этот свет!» – в открытом доступе на сайте «Журнальный мир», роман «Бездомные комнаты» – на сайте «Журнальный зал». В бумажном виде книги и журналы с публикациями есть в библиотеках. Свежие публикации – в толстых журналах «Дружба народов», «Октябрь», «Сибирские огни». Вышли книги «Победить море» – 2011-й, «Игры в распятие» – 2013-й, «Завтрашние чудеса» – серия лауреатов Шукшинской премии 2020-го. Хочется, чтобы вы познакомились с творчеством Игоря прямо сейчас! 

 

Обложка книги Завтрaшние чудеса

 

 

 

МЕСТО ВСТРЕЧИ ПОЕЗДОВ 

 

Время – ночь. 

 

Я и проводница у бачка с кипятком. Она — здоровенная тетка с большущим бюстом и прической, мимо неё просто так не пройти: 

 

— Если хотите, могу выпустить на улицу. Мы здесь минут сорок простоим. 

 

Она прячется в своей каморке, я говорю: 

 

— Если не трудно. Душно в купе. 

 

— А на улице дождь, не сильный, — появляется гром-баба, — я не очень люблю дождь. Но здесь, на маленьких богом забытых станциях другой дождь. Не как в городе. Здесь дождь романтичней, человечней, что ли. Не бьет в лицо, не грубит, мягкий он тут какой-то, будто разговаривает. 

 

Вот оно, думаю, безумное сочетание крупной формы и хрупкого, нежно-лиричного содержания. Вся Россия такая. Вся из крайностей и противоречий. 

 

Я спрыгнул на мокрую платформу маленькой безымянной станции. Вдалеке пара–тройка одноэтажных миниатюрных строений, голубые маячки тут и там семафоров, лес. 

 

Всматриваюсь – показалось, в темноте промелькнуло что-то белое. Приблизилось.

 

Вернулась моя собеседница: 

 

— Я бы спустилась к вам, да боюсь, позовет кто, сами видите — не Дюймовочка, — хмыкнула, затянулась сигаретой, выпустила в ночь кольцо дыма. — Это всё из-за моего первого и единственного мужа. Он меня научил похмеляться и пускать кольца, а я стихи, между прочим, тогда хорошие писала, книжечка у меня есть. Если у себя найду, я вам подарю.

 

Сказал: 

 

— Спасибо. 

 

— И про ночь, вот как сейчас, писала, и про измены мужа… Когда он ушел, всё как отшибло. Распухла, писать забросила, все девичьи мечты – коту под хвост, пить ещё больше стала, потом – хорошо, на железку взяли, пожалели, вот и теперь я тут. А что, мне нравится, людей я понимаю, слушать умею.

 

Бросила бычок сигареты, крошечный огонек в темноте: 

 

— Молчать не люблю. Боюсь. Пять лет одиночества убили во мне молчание. Молчание — смерть. В гробу намолчимся. Согласны? 

 

Она терпеливо ждала от меня ответа. Я молчал. Смотрел в лес на белесый силуэт между деревьев. 

 

— Пойду, поищу вам свои стихи. 

 

Она ушла. Я подумал, что зря ничего не сказал, обиделась наверняка гром-баба. Но это в лесу… И вот награда: на платформу, блестящая от дождя, вышла девушка в белом платьице. Подошла, позволила мне разглядеть её ноги, талию, грудь, губы, глаза… Она как будто только что плакала. 

 

— Вы плакали? — спрашиваю тихо, словно боюсь спугнуть. 

 

— Смотрела на звезды, — неожиданно ответила она, — вы любите смотреть на звезды?.. 

 

— В детстве вроде любил. 

 

— Да, детство иногда заканчивается. Перестаёт. Печально. Не правда ли?.. 

 

— Угу. 

 

— А ночью всё совсем иначе, не то что днем. Ночь — она полна тайн. Волшебства. Верите в чудеса? 

 

Усмехнулся: меня забавляли её по-детски наивные, простые и в то же время не простые вопросы: 

 

— Не очень. 

 

— Надо верить в чудо на самом деле, если в него верить, оно будет и в вашей жизни – чудо. 

 

— А что это вы делаете здесь так поздно?

 

— Встречаю поезда. Это такое место. У всего ведь на земле есть своё место. Есть и необыкновенные места. Места со значением, места, куда хочется возвращаться и возвращаться…

 

Поезд тяжело вздрогнул, зашипел. Отвернувшись на секунду, чтобы посмотреть, не подошла ли моя проводница, оборачиваюсь – и вижу пустую платформу, лес, мягкий, ласковый дождь… 

 

— Засмотрелись на звезды, — знакомый голос за спиной, — в этих местах небо ближе к людям. Потому что люди тут добрее, к природе всё ж ближе. А я вам книжку свою нашла. Забирайтесь. 

 

Поезд набирает обороты, возвращаюсь в своё купе. Думаю, а не вернуться ли к ней, к моей проводнице, попросить крепкий чай и проговорить с ней весь остаток ночи. Но почему-то не иду, продолжаю сидеть и смотреть в окно. 

 

Промелькнула табличка, еле успел прочитать. «Место встречи поездов» было написано на ней. Вот те раз, я и не знал, что такие места бывают. Поезда — как люди. Да, у всех своё место, свои встречи…

 

Открываю подарок, смотрю на фотографию молодой поэтессы, в глаза, будто она только что плакала, и… и не знаю, как поступить. Выбежать из купе, побежать, отыскать проводницу, спросить, рассказать, узнать… 

 

Сижу. Не шелохнусь. Сердце слилось с размеренным стуком колес поезда. Всё-таки чудеса существуют. Всё-таки надо верить в чудо. 

 

Смотрю в окно, а за окном пролетают звезды.



Комментарии  

#1 Ирина и Михаил 03.06.2021 09:27
Интересное интервью. Прекрасный рассказ. Достойная награда. Настоящий писатель. Спасибо за знакомство. Будем читать!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ КАК ЖУРНАЛ, ТОЛЬКО В КИОСКАХ НЕ ПРОДАЕТСЯ И ВЫХОДИТ РЕДКО. НУ, КТО-ТО ЧИТАЕТ. ШЕФ МОЙ, НАПРИМЕР... А БОЛЬШЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КТО ЕГО ЧИТАЕТ.

 

Наталья Попова, секретарь

Sneakers