вверх
Сегодня: 17.11.19
2.png

Иркутский рынок

Я люблю иркутский рынок.

Он глухо жужжит от  постоянного движения, как и весь мой славный город. Прилавки, весы. Мордастые торговки.  Голоса, зазывающие бросаться на покупку. Отдать деньги, а потом ругаться про себя, зачем все это набрал, да и по такой огромной цене. Голодным ходить на рынок нельзя, все, что попадет под руку - купишь. А сытым ходить нельзя, потому что купишь как будто бы наиважнейшее. На первый взгляд. И обязательно поешь еще раз. На первом этаже пирожки, да чебуреки. На втором этаже все кухни бывшего мира зазывают к себе. А, мир, раньше назывался Союз. А сейчас так себе, «ошметки» от него. Киргизская кухня, узбекская. Китайская, таджикская. Да, чего только нет здесь. Все наворочено, все расписано. И продукты с того же рынка. И специи. И повара. И сотрудники. Многонациональный Союз. Вращение по орбите нашей памяти. Пивка попить, да встретиться с парой своих знакомых, таких же, как и ты, уже давно потерявших себя  и покой. Есть в этих галдящих переулках что-то музыкальное. Послушайте! Тик. Звон монет. Шепот газет и пакетов. Так.  Шорох денег. Легкий бриз протухшей рыбы. Воздух пропитан кровью. Тук, тук. Лямзь! Рубят мясо. Мясо все на одно «лицо». Едва розовый цвет. Лежало в воде. Вес набрало. Немного. Но с килограмма грамм по 100 наберется. Разухабистые бурятки предлагают свинину самую лучшую и обещают самое свежее мясо. Свежатина, свежатина. Рынок гудит. На своих местах расположились азербайджанцы, скупая «мобилы». Раньше они деньги меняли, а теперь "мобилы". Разговор похожий на яростную борьбу за каждый рубль. Проходят сотрудники милиции. Они их всех знают. Знают, что скупают они и краденное. До поры до времени не трогают. Налетают вдруг сотрудники ФМС, загребают бедных таджиков в свой, припаркованный транспорт. Рынок живет своей жизнью. Такое ощущение, что эта жизнь не прекращается и ночью. Иногда думаю, а вдруг ночью по рынку ходят привидения тех людей, которые когда - то посещали этот рынок. Или убитая свинья пошла гулять по залам. Ну, прикипела ее душа к этому месту. А?

Сколько всего наслушаешься здесь. Ни одна тема не останется незамеченной. А поведение людей? Это театр на уровне самых современных постановок.

 

Идет пара пожилых людей. Впереди дородная тетка. За ней с двумя сумками мужичок. Она идет как ледокол, мощной грудью отбрасывая внезапно появляющихся перед ней посетителей рынка. Он тихонечко за ней. Сумки наполняются постепенно. Растет их вес. Под этим весом мужичок уже согнулся. Мужичок говорит: - «Я уже устал, давай потихоньку к трамваю, сколько можно уже ходить?» На него ноль внимания. Он скулит дальше. Вдруг к тетке подплывает еще такая же фигура. Чмоканье. Восторг от встречи. «Как ты? Сколько лет, сколько зим? Ты где, ты что?» Объяснения в вечной дружбе и «уважухе». Мужичек постепенно сникает. Он понял. Это надолго! Дамы стоят, загораживая своими дородными телами весь проход. Я всегда удивляюсь, как эти люди догадываются затевать  разговор именно посреди коридора, лестницы, тротуара, магазина. Даже отойти в сторону у них не хватает соображения. Наша героиня активно начинает излагать всю свою несчастную жизнь: - « Я целый день, как пчелка в колесе. Сейчас вот уже два часа на рынке, устала. А кто поможет, а кто поддержит. Вся жизнь по дому, по дому. Руки опускаются. Как жить то дальше. « Продолжается ее словесное излияние еще пол - часа. Чмокание, прощание. Резко оборачивается к уже почти упавшему мужу и рявкает. «Что стоишь? Идти домой надо!» Колтыхаясь всем телом, потащилась к выходу.

 

Бабушка двигается вдоль  прилавка с убитой курицей. Спрашивает: « Белореченские куры?» Утвердительный ответ. Идет дальше. Опять спрашивает: «Белореченские куры?» Слышит положительный ответ. Идет дальше и спрашивает одно и тоже. Прошла почти весь ряд. Наконец слышит в ответ - «Саянские!» Долго рассматривает курицу, потом говорит: «Нет, возьму лучше   я Белореченскую.»

 

Прилавок с салом. Мужчина просит дать попробовать ему сала. Продавщица отрезает маленький кусочек. Он пробует. Показывает на другой кусок. Она снова отрезает еще кусочек. Он показывает на третьей кусок сала. Она молча отрезает еще один кусочек. Он показывает на очередной кусок. Она снова с уже явно выраженной антипатией к нему отрезает еще один кусочек. Он кладет кусочек в рот. Достает из сумочки кусочек хлеба и заедает сало. Поворачивается и отходит от прилавка. Продавщица чуть не взрывается от злости. «Чтоб ты подавился моим салом, альфонс хренов!»

 

Тот же прилавок с салом. Подходит женщина. Выбирает кусочек сала. Долго примеряется к нему. Просит показать следующие кусочки. Не может сделать выбор. Просит взвесить кусок сала, который по ее мнению более аппетитен. 300 грамм. Потом отказывается. Передвигается к следующей продавщице. Просит ее показать другой кусок сало. Просит его взвесить. Заглядывает в кошелек, отвлекаясь на минуту. Продавщица, хитро улыбнувшись,  берет сало, которое покупательница уже выбирала у соседки, взвешивает.

400 грамм! Женщина расплачивается и уходит, унося сало, которое вдруг в весе и в цене прибавило.

 

«Можно мне вот этот кусочек без косточки, но по цене того кусочка, который с косточкой?»

«Конечно можно, я для тебя еще и станцую и на руках  к машине отнесу!»

 

Две бабушки подходят к контрольным весам. Ругают обманщиков - продавцов. Одна достает пакет с мясом. «Вот взяла кусок, а он явно по весу меньше! Я сразу это почувствовала. Сейчас взвешу, пойду, заявление напишу! По рукам этим негодяям надо бить. По рукам. И сажать сволочей надо!» Взвешивает. Удивленные глаза. Все точно! Заглядывает под весы, рассматривает их со всех сторон. «Это все одна «шайка-лейка»! Бедных бабушек все равно обманут! Сволочи! Марья Ивановна, взвесь свой сыр! Наверняка они и вас «надули»!» Товарка лезет в холщовую сумку и достает кусок сыра. Взвешивает. Лишних пятнадцать грамм! Удивление на лицах обеих. «Ну, надо же и здесь ведь обманули! Вот тебе, подсунули лишнее! Наверное, сыр просроченный! Надо его отнести назад. Людей травят! Пошли назад, надо отдать им, пусть сами едят отраву!» Идут в сторону прилавка с сыром! И устраивают там настоящий скандал!

 

Кафетерий. Горячий чай в пластмассовом стаканчике. Он обжигает руки человеку, который только что его купил, но  ведь он же еще и пирожок взял. Где все поставить? Столы по инициативе пожарной службы, как мне объяснили, просто убрали. Человек прыгает по залу, пытаясь приткнуться  хотя бы к столбу, где есть выступ сантиметров семь. Но не успевает, его место уже занимает девчушка, оказавшаяся проворнее. Парень, не выдержав,  судорожно бросает стаканчик в коробку с мусором. Из - за его плеча появляется небритый мужик. » Олигарх хренов, ишь с жиру бесится, чай не допивает!» Роется в коробке.  Допивает остатки чая из стаканчика.

 

Салатный ряд. Три продавщицы обедают.

«Ты чего салат не ешь?»

«Я такую гадость не ем!»

 

Два явно «поддатых» мужика. Озираются по сторонам. Берут стаканчики с напитком. Один достает из кармана куртки бутылку водки. Разливает в уже опустевшие стаканчики. Выпивают. Наливают по второй. Подходит охранник. «Вы, что обнаглели? Кто вам здесь разрешил разливать! Пошли на х…отсюда! Кости переломаю!» Выпивохи быстро выпивают водку и направляются к выходу. Ворчат. «Советской власти на них нет! Совсем «оборзели»! Помнишь, как все культурно было. После работы, спокойно на троих. Кто бы гнал куда. А сейчас! Докатились, в демократии живем! Человеку выпить негде.»

 

«Мужчина, мужчина! Где такой красивый  хлеб брали? Направо, налево, потом прямо, слева за углом? И опять по прямой? …Да, на хрена мне такой хлеб!»

 

Два молодых парня стоят на лестничной площадке второго этажа. С ними девушка. По лицам видно, что с Кавказа. Юные красивые лица. Симпатичная девушка. С них бы портреты писать. Вдруг она, увидев внизу кого-то,  кричит прокуренным голосом: « Эй, ты пид…р вонючий! Какого х…мимо проезжаешь? Кто меня еб…ть будет? «

 

Второй этаж. Кафетерий. Сидит среднего возраста семейная пара. Что это муж и жена видно сразу. Женщина, как правило, ворчит и гневно вращает глазами, постоянно тыркая своего «любимого».  А мужик, тупо уткнувшись в стол глазами, скорее всего, думает: «Какого черта я еще живу с этой сволочью?» Звонит мобильный телефон. Женщина орет в трубку: «Алле-алле? Кто там? Че, че? Я не слышу! Конечно, узнала, конечно. Да, вот с Вовочкой за закупками. Конечно милая, конечно. Целу...!» Отключает телефон. Муж спрашивает: «Кто звонил – то?». Резкий ответ «Да племяшка твоя. Заколебала, б…дь!»

 

«Я стояла! Я стояла! Я всегда здесь стояла! Да, со вчерашнего дня! Да. Раньше Вас! Это вы наглая! Сама ты стерва! Ага, у тебя ума нет. Нет, это ты из ума выжила! Гипертоник проклятый. Да чтоб тебе!»

«Женщины! Долго будете ругаться? Вас же всего двое!»

 

Салаты. Сколько их в рядах? Красивые сочные. Ах, как просятся в рот. Продавщица стоит, скучает. Все проходят мимо. Берет ложку и переворачивает салаты просохшей стороной вниз, пробует салат, жует, облизывает ложку  и продолжает этой же ложкой переворачивать другие салаты. Увидев, что я смотрю на эту процедуру с удивлением, спрашивает: « Молодой человек, а салатику, не хотите ли?»

Нет, не хочу! И больше там вообще не покупаю.

 

«Девушка. А девушка? Мне бы селедочки, свеженькой. Ее когда привезли? Она атлантическая, она алюторская? Вы ее пробовали? Она вкусная, а малосоленая или соленая? Вы выберите с икрой. Пожалуйста. У меня икру муж очень любит. Главное чтобы с жирком была. Там рыбий жир. Вкусный, с картошечкой, одно объедение. Я головку разделаю, один к одному. Вкуснотища. А моя мама, так голову от селедки разделывает, что любо - дорого посмотреть. Ну, наверное, две или три селедочки положите. Главное чтобы не соленая была, у меня гипертония. Мало соли надо есть. Врачи запрещают. А вот хочется, в охотку! «

Продавщица.

 «Бабуля! Вы уже полчаса стоите не перед тем прилавком. Я торгую красной икрой и копченой рыбой. А рядом с селедкой - это моя соседка, вон стоит!»

 

«Слышь, ты курица! У тебя хлеб есть? Один батон серого!»

«Гражданин, не хулиганьте! У меня нет хлеба!»

«Тебе, что хлеб не привезли? Давай, какой есть!»

«Мужчина! Выпили и идите домой!»

«А я как домой без хлеба пойду? Меня кто пустит? А? Ты своей балбеской думай! Меня жена послала…»

«Мужчина, я в десятый раз вам объясняю! Я не торгую хлебом! Я продаю полиэтиленовые сумки! Это просто фотография на пакете с надписью хлеб!»

«Понял, понял! А, может быть, …один батончик есть?»

 

Парикмахерская на втором этаже. В комнатке сидит женщина с накрученными на волосах бигудями. Парикмахерша готовит какие-то химикаты. В проеме стоит молодой азербайджанец. Обращается к ней. «Слюшай, коза! Ми тебя не обидим. У нас сегодня вечер, праздник наш. Потолкаемся, потанцуем. Водочку выпьем.» Парикмахерша: - «Так вам же нельзя!» « А, мы в тихую, за занавеской, чтоб никто не увидел!» Громко хохочет. Женщина в бигудях. «Молодой человек, вы не могли бы выйти. Меня ведь обслуживают!» Парень удивленно смотрит на нее, как будто бы в первый раз ее увидел. «Кто тибя обслуживает? Посмотри на сибе в зеркало! Обслуживают ее!»

 

«Картошечку положите хорошую, без пятнышек. Чтобы не выбрасывать! Чтоб отходов меньше было. И говорите громче, я не слышу!»

«Конечно, конечно. У нас картошечка вся на первый сорт! Сами на полях перебираем, моем, пакуем. Червячков убираем. Гнилую выбрасываем. Перебираем. Зубной щеткой очищаем! Да еще и за такую низкую цену продаем! И к тебе еще на поклон приползем, чтобы ты эту гадость у нас купила! План - то надо выполнять.»

 

«Мужчина, купите розы! Смотрите, какие хорошие! Вашей девушке понравятся!»

«Нет  у меня девушки!»

«Тогда жене! Смотрите, красные розы! Так и светятся. Так и светятся! Возьмите. Жена будет рада!»

«Нет у меня жены!»

«Может быть праздник, коллега по работе, приятель, друг. День рождения!»

«Нет у меня приятелей!»

«Для себя купите, для себя. Вы ведь, наверное, себя - то любите. Поставите дома в вазу!»

«Нет у меня дома!»

Соседка по прилавку.

«Зинка, разуй глаза. С кем разговариваешь? Это Ванька-бомж!»

«Вот блин, я очки дома забыла!»

 

По цветочному ряду  медленно прогуливается мужчина. Нюхает розы. Приценивается. Уходит. Снова возвращается. Выбирает три розы на длинном стебельке. Расплачивается.

Подходит к урне. Со злобой заталкивает розы, ломая, их нежные стебли, в урну. Вынимает мобильный телефон. Делает снимок урны. Говорит. «Достала! Купи цветы, купи цветы! Весь дачный участок в цветах! Так нет, подавай ей с рынка розы по двести рублей за штуку!»

 

« У вас мойва есть? Нет? Это вот все, что осталось? Вид у нее прямо скажу, не свежий. Другой нет? Плохо. Нигде нет? Ну что - ж давайте эту.»

Покупатель уходит. Продавщица - грузчику.

«Вот теперь Коля можно свежую мойву нести. Вчерашнюю реализовали.»

 

«Извините, девушка, я у вас, по-моему, пакет забыл, вышел к машине, а пакета нет. Я у вас мясо брал!»

«У меня ничего нет. Я не видела. Не надо было рот разевать, рынок ведь все же! Народ разный!»

«Ну, что ж сам виноват!»

Отходит.

Соседка - продавщица. «Молодой человек, молодой человек! Подойдите. У нее ваш пакет, у нее! Под прилавком. Посмотрите.»

Возвращается.

«Девушка, я посмотрю за прилавком, может он там стоит?»

« Я вам что, я вам кто… Я не обманываю никого! Ой, кто ж его поставил, ой кто ж его подбросил. Вот он ваш пакетик. В целостности и сохранности!»

Покупатель уходит.

«Ах ты, стерва, я тебе устрою! Честная нашлась. Я тебе устрою. Сволочь, какая! Вы у нее мясо не берите, оно плохое!»

 

Уборщица. Пол плывет. На улице слякоть, все тащится в залы. Женщина пытается справиться с потоком. Стоят сотрудники СЭС.

«Значит так, проверяем бирочки. Сертификаты и рабочую спецодежду!»

Уборщица.

«Вы бы лучше пол проверили! Умники!»

 

Курилка. Страшный запах. Дым коромыслом. Один мужик и двадцать женщин.

«Завтра женский день! Девочки как здорово, подарки будут! Цветы. Как они пахнут!»

 

«Подайте на пропитанье!»

«Бог подаст!»

«Бога нет! Подайте на пропитанье!»

«Государство подаст!»

«Государства…! Не бейте, не бейте!»

 

«Тетенька, купите «Доширак», купите «Доширак». Я не ел четыре дня. Спасибо тетенька!»

«Тетя Зина, я тебе назад  «Доширак» принес! Как договорились - десять рублей!»

«Тетенька, купите «Доширак», купите «Доширак». Я не ел четыре дня. Спасибо тетенька!»

 

«Ольга, разменяй! Зинка, разменяй! Верка, разменяй. Мужчина, разменяйте! Девушка разменяйте! Охранник, разменяй! Слышь мужик, может натурой возьмешь?!»

 

Я люблю иркутский рынок. Он такой живой, непредсказуемый. Неопрятный и липкий. Талантливый и правдивый. Просто туда надо чаще ходить. Все написано за нас. Все, все!

 

Вячеслав Шляхов

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

В последние годы стало модным выпускать журналы, похожие на комиксы: цветные картинки, мало текста, много тщеславия... Впервые, получив в руки номер «Кулуаров», я получил – хотя бы на время чтения – ощущение правдивости написанного и… порадовался за Иркутск! А самому журналу добавляют уважения со стороны читателя (с моей-то стороны уж точно) такие редкие сегодня остроумие и насмешливая снисходительность главного редактора. Правда, не исключаю, что неглупый кулуарный сарказм не добавляет журналу тиражей. А жаль.


Дмитрий Дорожков, экономист, путешественник, искусствовед, отец 4 детей