вверх
Сегодня: 15.05.21
1.png

История обнажённой натуры в искусстве

Моралисты XIX века утверждали, что рисование обнажённой натуры обычно заканчивается в постели. Вероятно, иногда так и получается, однако эротика и чувственность являются лишь частностью среди многих элементов, связанных с обнажённой натурой.


Обнажённая натура, то есть представление обнажённого человеческого тела - один из важнейших жанров искусства. При этом лишь некоторые изображения обнажённой натуры возникли как продукт стремления художника к созданию формы, являющейся «вещью в себе», произведения, доставляющего эстетическое удовольствие совершенством своих линий; такая работа может быть поставлена в один ряд с изысканной архитектурной конструкцией или сосудом изящной формы.

 

Для большинства произведений искусства обнажённая натура является только отправной точкой, творческим средством, служащим выражению идей и эмоциональных состояний. В наше время считают, что обнажённая женская натура - нечто более привлекательное и естественное, нежели мужская. Однако в Древней Греции впервые появились изображения именно обнажённого мужчины, чьё тело считалось более совершенным.На стыке XIV и XV веков Ченнино Ченнини в «Трактате о живописи» писал: «хочу дать тебе точные параметры мужчины. О женщине говорить не буду, поскольку она не имеет совершенных параметров».

 

Преобладание женской обнажённой натуры стало заметным в XVII столетии, и только в XIX веке оно стало абсолютным. Это произошло под влиянием чувственности неоклассицизма, полагавшего плавные и объёмные линии более красивыми. Изображения обнажённой натуры появились на заре изобразительного искусства, в период раннего палеолита, около 30 тысяч лет назад. Это были небольшие каменные статуэтки или наскальная живопись, изображающие женские фигуры с гипертрофированными ягодицами, грудью и лонным треугольником; голова и конечности, напротив, были очерчены схематично. В период неолита появляются подобные фигурки из глины, а в бронзовый век - мраморные статуэтки, подобные, например, изделиям, обнаруженным на островах Кикладского архипелага в южной части Эгейского моря.

 

В Древнем Египте, где нагота трактовалась как нечто вполне естественное, сложились чёткие каноны изображения человеческого тела. Безупречно красивые полуобнажённые фигуры властителей были исполнены величественного достоинства; лишь в изображениях лиц менее знатного происхождения можно было найти нотки реалистичности - дряблые мышцы или жировые складки. Важной вехой в этом отношении стала культура Древней Греции. Первыми изображениями обнажённого человеческого тела были лишённые динамики скульптуры куросов (юношей-атлетов) конца периода архаики (VI век до нашей эры), а примерно спустя век уже сложился хорошо знакомый нам классический идеал красоты. Прежняя схематичность изображений уступила место результатам внимательного изучения анатомии. Греки не только наследовали природу, но и стремились усовершенствовать её: они выбирали наиболее гармоничные части разных фигур и складывали их в идеальное целое.

 

Классический канон изображения человеческого тела был сформулирован Поликлетом во второй половине V века до нашей эры, а его воплощением стала скульптура «Дорифор». Фигура расположена в контрапосте: её вес опирается на правую ногу, левая немного согнута и отставлена назад, а глава слегка повёрнута вправо. Высота головы равняется одной седьмой, длина стопы – одной шестой, ладони – одной десятой части высоты тела. Поза, использованная Поликлетом для изображения мужской фигуры, была применена в IV столетии до нашей эры и для передачи форм женского тела. Линия выдвинутой вперед ноги подчеркивала естественное строение фигуры и создавала необычайно чувственный изгиб.

 

Дорифор
Классическим идеалом женской красоты считается «Афродита Книдская» Праксителя (около 360 года до нашей эры). В эллинистический период греки отошли от классической традиции равновесия и стали экспонировать изящество или, наоборот, подчеркивали крепкую мускулатуру фигур. Древние римляне воспроизводили образцы, созданные греками; кроме того, ими была введена практика помещения скульптурного изображения головы властителя на идеализированное тело. Физическое совершенство статуй было призвано подчёркивать божественность императоров.

 

Афродита Книдская
Реакция раннего средневековья на античный культ наготы была крайне негативной, поэтому изображения обнажённой натуры практически исчезли из искусства. Нагие скульптуры «язычников» церковь считала воплощением идолопоклонства и сатанинского искушения. Тем не менее, изображение обнажённого человеческого тела иногда было неизбежным: например, невозможно было обойтись без этого, представляя Адама и Еву. Допускалось представление обнажённого тела и в картинах Страстей Христовых, и в X столетии нагая фигура Иисуса была официально принята как фрагмент канонического изображения распятия. Телесность Христа должна была подчёркивать человеческую природу Сына Божьего.

 

Нагими изображались и воскресшие к Страшному Суду, а также обречённые на адские муки. Изображение обнажённого тела можно было увидеть в аллегорических композициях, и здесь источником вдохновения для авторов зачастую становились античные произведения. Прекрасным примером этого может послужить Геркулес, символизировавший моральную силу, побеждающую зло. На амвоне собора в Пизе Джованни Пизано изобразил Венеру Целомудренную как персонификацию добродетели умеренности (1302 - 1310). Чаще, однако, нагие женские тела символизировали грехи - развращённость или тщеславие, а Венера, в частности - греховную телесную любовь.

 

В XV столетии нагота перестала быть запретной, ведь в позднем средневековье она не была чем-то необычным - большим успехом пользовались, например, публичные бани. В качестве свидетельства подобных изменений в мировоззрении можно привести «Адама» и «Еву» работы Яна ван Эйка с алтаря собора в Генте. Расцвет обнажённой натуры начался в XV столетии в Италии на волне возвращения к античному стилю. Итальянцы, трактуя изобразительное искусство как интеллектуальную деятельность, так же, как и древние греки, зрительные наблюдения дополняли научным анализом. Именно тогда обязательным элементом обучения живописи стало изучение античной скульптуры и рисование обнаженной модели. Теоретики искусства советовали при изображении одетого человека сначала делать наброски фигуры без одежды, и лишь потом «одевать» её. Во второй половине XV века художники даже проводили вскрытия трупов, чтобы досконально изучить анатомию человеческого тела.

 

Первым сохранившимся изображением обнажённой натуры эпохи Ренессанса считают «Изгнание из рая» Мазаччо (1427). В скульптуре таковым стал отлитый в бронзе «Давид» Донателло (1430). Изображение обнажённого человеческого тела распространялось вместе с ростом популярности мифологической тематики (например, «Рождение Венеры» Сандро Ботичелли). Впрочем, оно использовалось и в библейских, и в сакральных мотивах - таких, например, как крещение Иисуса или муки святого Себастьяна. Изображение обнажённой натуры становилось ценностью само по себе; образы нагих тел вводились независимо от темы произведения для того, чтобы пробудить чувство прекрасного в душе зрителя и продемонстрировать мастерство художника.

 

Изгнание из рая - Мазаччо
Классического совершенства изображения обнажённой натуры достигли лишь к началу XVI столетия, в эпоху позднего Ренессанса. Наиболее близко к античному идеалу приблизился Рафаэль: его «Три грации» (1504) считаются квинтэссенцией гармонии. Другое видение обнажённой натуры имел Микеланджело - этого скульптора так увлекало мужское тело, что даже женские образы он рисовал с натурщиков. Наиболее знаменитым его произведением является «Давид» (1501 - 1504). В «Страшном Суде» (1534 - 1541) сокрушительная сила тела Иисуса возбуждает страх пред гневом господним. К северу от Альп, в особенности в Германии, влияние античной культуры смешивалось с позднеготической традицией. Обнажённые Венеры Лукаса Кранаха Старшего представляют собой вытянутые - «готические» - фигуры с узкой грудной клеткой и округлыми животами. Картина «Венера и Амур» (1509) являлась первым в Северной Европе изображением античной богини любви в обнажённом виде, а также первым в творчестве этого художника живописным произведением на тему античной мифологии.

 

Рафаэль - Три грации
Однако нагие женские образы, несмотря на весь свой эротизм, воплощали страх перед телом как источником греха. Даже творчество Альбрехта Дюрера, наиболее яркого представителя немецкого Ренессанса, не было свободно от этих тенденций. Уже в 20 годы XVI столетия стали появляться признаки краха гуманизма и связанные с этим изменения в эстетическом каноне. Начался отход от классических пропорций; новым идеалом красоты стало неестественно удлинённое, стройное, полное искусственной элегантности тело. А во второй половине XVI века под влиянием контрреформации церковь вновь стала трактовать наготу как нечто неприемлемое в сакральном искусстве. В 1564 году Иисус и другие фигуры «Страшного Суда» Микеланджело были «одеты». В начале XVII столетия маньеризм снова начал уступать место естественности: реалистические тела мучеников Хусепе де Риберы или Караваджо уже не имели ничего общего с идеальной красотой.

 

Подобно им Рембрандт ван Рейн, стремясь к углублённой передаче психологии героя, не боялся показывать уродство и ущербность, которые были для него более естественными и свойственными живому человеку, нежели изысканная красота - так, в «Вирсавии» (1654) художник без смущения изобразил все морщины и складки дряблого тела натурщицы. Более характерными для эстетических предпочтений этой эпохи были, однако, изображения обнажённой натуры Питера Пауэла Рубенса. Его полнотелые женские образы напоминают зрелые плоды (например, «Три грации» или «Похищение дочерей Левкиппа») - это словно некий гимн во славу природы, воплощение любви к жизни и всем её утехам.

Вторая половина XVIII столетия ознаменовалась возвращением к античной традиции в её суровой классической версии. Искусство этого периода отличала «благородная простота и спокойная величественность». Неоклассическая обнажённая натура, несмотря на кристальную чистоту формы, не могла полноценно отобразить настоящих чувств, поскольку была бедна эмоциями, или, напротив, излишне патетична.

 

Вирсавия - Рембрандт ван Рейн
Например, мраморные скульптуры («Амур и Психея») кажутся не более чем прекрасными, но холодными оболочками, в которые не была вложена душа художника. Некоторое оживление в искусство внесли в первой половине XIX столетия романтики. Эжен Делакруа вернулся к динамичным формам барокко - например, в «Смерти Сарданапала» (1827); Теодор Жерико в «Плоте Медузы» (1819) посредством изображения обнажённой натуры стремился полнее передать трагедию потерпевших кораблекрушение. Неоклассицизм сформировал академическую интерпретацию изображения обнажённой натуры - официальный и преобладающий стиль второй половины XIX века.

Несмотря на всеобщую показную добродетель этой эпохи, обилие обнажённых тел в произведениях изобразительного искусства никого не возмущало: это оправдывалось античной традицией и мифологическими, историческими или ориентальными мотивами. Однако поскольку в других сферах даже упоминание о «запретном» было невозможным, то обнажённая натура, трактуемая как символ искусства, по существу становилась симптомом его выхолащивания.

 

Амур и Психея - Антонио Канова
Ситуация начала меняться благодаря французским художникам-импрессионистам. Картины, написанные Эдуаром Мане в 1863 году - «Завтрак на траве» и «Олимпия» - вызвали скандал. Причиной его не была нагота как таковая, но изображение женщины в лишённой ханжества манере. Вслед за Мане этим путём пошли Эдгар Дега и Анри Тулуз-Лотрек. Протестуя против академической фальши, художники рисовали женщин из повседневной жизни - работниц, танцовщиц, проституток.

 

Олимпия - Эдуард Мане
Завтрак на траве - Эдуард Мане

 

В начале XX столетия в истории обнажённой натуры наступил перелом, и нагому телу было полностью отказано в красоте и гармонии. В 1905 году Жорж Руо создал несколько портретов неимоверно отталкивающих проституток. Деформированы и трансформированы в подобия геометрических фигур тела женщин на вызывающей ассоциации с африканскими резными статуэтками картине Пабло Пикассо «Авиньонские девицы».

 

Обнажённая натура, как и натюрморт, стала для художников (например, для Анри Матисса) лишь изобразительной конструкцией, инструментом создания независимой формы. Авангардные художники предпринимали попытки представления обнажённой натуры и в абстрактной скульптуре. Константин Брынкуши изобразил торс женщины в виде вала с присоединёнными к нему более короткими цилиндрами - ногами. Однако когда в 1930 годах пришло пресыщение авангардом и возвращение к классическим формам, обнажённая натура стала главным элементом, соединившим современное искусство с прошлыми веками.

 

Сегодня нет единственной или преобладающей концепции изображения обнажённой натуры. Индивидуальные предпочтения художников и каноны художественных направлений колеблются от абстрактных до гиперреалистических образов - неизменным остается лишь извечный интерес человека к собственному телу.

 

К классическому стилю изображения обнажённой натуры охотно обращалось нацистское искусство. «Мститель» (1940) Арно Брекера воспроизводит тип греческого героя-победителя - символ силы и борьбы. «Рождение Венеры» (1863) Кабанеля - типичное «академически-мёртвое» изображение обнажённой натуры, характерное для живописи второй половины XIX века. «Авиньонские девицы» Пабло Пикассо (1907) относятся к первым произведениям современной живописи. Как тема (женщины из публичного дома), так и форма стали протестом против традиционного понимания красоты.

 

В следующих работах художник пошёл дальше - он не только деформировал, но и перемешивал части тела. Эдуар Мане в «Олимпии» заменил академическую идеализацию реализмом, а мифологическую тему - современной. Эта картина вызвала скандал, поскольку Олимпия была обычной проституткой - персонажем, совершенно нехарактерным для живописи того времени. Скульптура «Умирающий пленник» (около 1513) Микеланджело должна была украшать место погребения папы Юлия II. Концепция изображения обнажённой мужской натуры в интерпретации Микеланджело вдохновляла художников вплоть до XIX века. Примером изысканной эротичности маньеризма является «Аллегория времени и любви» (около 1545) Анджело Бронзино. Здесь Купидон обнимает Венеру, являющуюся его матерью.

 

В «Турецкой бане» (1862) Жана Огюста Доминика Энгра поводом для изображения целой группы обнажённых женщин стал ориентальный мотив. Художник соединил потрясающее совершенство формы с расчётливо холодным эротизмом. «Спящая Венера» Джорджоне, оконченная другим венецианцем - Тицианом - стала первым из многих последующих изображений лежащих нагих натурщиц. Фигура отличается мягкими объёмными формами, которые стали ещё более выраженными в эпоху барокко.


Сцена «Воскресение мёртвых» предоставила Луке Синьорелли возможность для изображения обнажённой натуры в классической манере - с тщательной проработкой анатомических особенностей строения тела. В «Давиде» Донателло мотив Ветхого завета служит лишь поводом для представления красоты юношеского тела с мягкими, несколько женственными линиями.

 


Наиболее реалистично в средневековье изобразил обнажённые тела Ян ван Эйк. Ева представляет готический тип женской фигуры: вытянутое тело, узкая грудная клетка и округлый живот. Венеру Виллендорфскую и подобные ей женские фигурки раннего палеолита считают символом плодородия. Высота статуэтки - 11,5 см. Группа Лаокоона (около II века до нашей эры) представляет смерть троянского жреца и его сыновей в борьбе со змеями - посланцами богов.

 

Экспрессивная обнажённая натура с выразительным рисунком мышц является средством передачи страдания. Эта скульптурная композиция в значительной мере повлияла на стиль Микеланджело. «Распятие епископа Гереона» (около 975) из Кёльнского собора представляет собой самый ранний образ распятия, в котором так выразительно подчёркнуто страдание. С XIII века тело Иисуса изображалось со всё более заметными следами истязаний. Греки изображали нагое тело, поскольку полагали его прекрасным: мужской торс стал даже моделью для изготовления военного доспеха.

 

В физическом совершенстве греки усматривали отблески благородства души; древнегреческие атлеты тренировались и соревновались обнажёнными. Человек трактовался как нераздельное целое души и тела, поэтому ничто из того, что касалось тела, не считалось предосудительным.

 

Источник: http://pofigun.com/

nike zoom kd easter images funny quotes birthday

Комментарии  

#1 заглянувший 14.12.2013 18:24
в те времена моделями часто служили некрасивые тела больных натурщиц, которым
были нужны деньги на лекарства.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Интересный журнал, правда, редко попадается мне в руки. Я больше ваш сайт читаю. Там ведь тоже есть статьи из журнала. Что-то мне нравится, с чем-то я не совсем согласна, но в целом читать интересно.

 

Мария Корзун, специалист отдела маркетинга

Air Jordan 1 Retro High OG "Obsidian" Sail/Obsidian-University Blue For Sale