вверх
Сегодня: 07.03.21
2.png

Как бороться с сельской депрессией

Александр Никулин - кандидат экономических наук, директор Центра аграрных исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. О правильной российской региональной политике и о том, какие идеи есть у интеллигенции для спасения села, а также о роли гендерных факторов в развитии сельской местности он рассказал Борису Долгину, Дмитрию Ицковичу и Анатолию Кузичеву в программе «Наука 2.0» - совместном проекте портала «Полит.ру» и «Вести.FM». Перед вами краткое содержание беседы. Аудиозапись передачи доступна здесь.

 

Для такой огромной страны, как Россия, с ее региональным культурным многообразием, единственно правильной региональной политики нет. Это 15 или 20 локальных аграрных политик на местах. Что сейчас представляет из себя сельская Россия? Например, юг – это Северокавказский регион, Кубань, Ставрополье и Ростовская область – достаточно полнокровные сообщества, станицы, где есть пять, семь и десять тысяч жителей. Плодородные земли, достаточно хороший климат для сельского хозяйства. Вот там инвестиции, капитал. Если двигаться дальше на север, в Нечерноземье, там – чудовищная депопуляция. Население отовсюду убегает, громадные пустые пространства, и деревни еле дышат.

 

Как бы дико это ни звучало, но каждая местность должна иметь свою специфику законодательного регулирования. В 2003-2006 гг. ввели новый закон о местном самоуправлении, так называемый 131 закон. Он, к сожалению, оказал унифицирующее воздействие на сельскую местность. Его писали, не учитывая ни региональную специфику, ни культурную.

 

Критика этого закона продолжается, в него вносятся поправки, но я убеждён, что нам предстоит в ближайшее время как раз быть свидетелями новой законотворческой трансформации, применительно к локальным сельским сообществам и муниципальным образованиям.

 

Сельский образ жизни обречен на исчезновение?

 

Есть такая точка зрения, прежде всего российских либеральных экономистов, что сельский образ жизни бесперспективен и все равно обречён на исчезновение. И поэтому все попытки искать пути развития сельской местности – это просто история о том, как рубить кошке хвост по частям.

 

Например, есть один проект, предполагающий, что вся Россия должна быстро сконцентрироваться в 20 процветающих мегаполисах, а всё остальное пускай будет национальным парком.

 

Считают, что того же Северокавказского региона будет достаточно: там плодородные земли, много народу. Но из истории видно, что не раз случались просчеты в экономике аграрной России. И при Сталине просчитывали, говорили: «Сейчас проведём коллективизацию, и у нас индюки будут на заборах», – а кончилось всё страшным голодом.

 

Да, Северо-Кавказский регион по площади, примерно, с Украину, и если там удастся добиться шведских, американских, немецких показателей производительности труда, этого может быть вполне достаточно чтобы накормить всю Россию и даже что-то экспортировать. Но мы, как говориться, не в Чикаго, наша история очень коварна, и в ней много было провалов, особенно в аграрной сфере.

 

Есть важные геополитические причины: не может существовать такая громадная страна, сконцентрировавшись только на своих урбанистических анклавах, – есть риск потерять в результате свою территорию. В том смысле, что её заселят другие народы, другие культуры, а за ним придут и другие страны. И сейчас этот процесс спонтанного заселения уже постепенно происходит.

 

«Клеточная» глобализация сельских сообществ

 

В последнее время много говорят об интеллигентских проектах. Например, социолог Никита Покровский развивает тему так называемой «клеточной» глобализации сельских сообществ».

 

Идея в том, что современные представители креативного класса – ученые, художники, журналисты, айтишники – благодаря современным технологиям перебираются в сельскую местность и достаточно эффективно продолжают жить и работать. Никита Покровский сам подал пример: он уехал в Костромскую область в деревню, купил там дом, а потом пригласил ряд своих коллег, учёных. И свои летние академические каникулы они проводят там. На международных конференциях предлагаются проекты развития этой сельской местности. Подобные примеры есть и в Восточной Европе.

 

Я очень осторожно отношусь к подобным идеям. Наши депрессивные территории настолько огромны, что если все креативщики, богатые люди, китайские функционеры и арабские шейхи приедут в наши сёла, они все равно будут каплей в море. Тем более что не все люди любят сельский образ жизни, есть стопроцентные горожане, которым ни при каких условиях не нужны ни дача, ни лес, ничего.

 

Экопродукты

 

Попытки вводить критерии экологической продукции, развивать экологически чистое земледелие предпринимались у нас в начале 90-х годов. Но тогда из-за глобального социального экономического кризиса было не до экологии. Сейчас это может быть одним из направлений попыток системного развития экологического аграрного производства и, соответственно, переустройства российских территорий.

 

Фактор экологически чистой продукции стал системным во многих странах. В Соединённых Штатах в меню ресторанов есть отдельная графа, называется «органические продукты»: органическое мясо, органическая картошка, органическая зелень. Германия в этом направлении уже давно впереди планеты всей. Там давно сформированы супермаркеты и гипермаркеты экологически чистой продукции. И примерно четверть немцев уже являются так называемыми «экологическими вегетарианцами». То есть это становится мощным системным фактором, на который начинают работать и отрасли промышленности и технологий.

 

Мужик на деревне

 

Иногда можно услышать оценки роли мужского и женского факторов в преодолении сельской депрессии. Говорится о том, что мужчины более сильные, но более хрупкие, они быстрее ломаются, а женщины более слабые, но более выносливые.

 

У Даля есть пословица: «Мужик с собакой всегда во дворе, а баба с кошкой всегда в избе». Что касается современной ситуации, то женщины концентрируются вокруг местных очагов культуры, женщины работают в местных муниципалитетах, они являются учителями, врачами, почтальонами. Это малооплачиваемая бюджетная сфера, но зато стабильно доходная.

 

А мужчины в это время занимаются отходом, по-прежнему Москва, как пылесос, вытягивает сельских жителей, они работают на стройках и т.д. И в современных условиях воспроизводится картина, когда женщина является хранительницей не просто домашнего очага, а культурного очага этой территории в связи с тем, что в условиях глобальной эмиграции трудовых ресурсов мужчины часто уходят на сторону.

 

Александр Никулин

Источник: http://www.polit.ru/

Air Jordan 1 Mid "What The Multi-Color" For Sale

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ В СОСТОЯНИИ ДОБЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ ТАМ, ГДЕ ДРУГИЕ ДАЖЕ НЕ ИЩУТ


Сергей Вагаев, основатель проекта «100 друзей»

 

Kopačky na fotbal