вверх
Сегодня: 01.08.21
16.png

Как померить счастье?

 

 

Дело в том, что на рубеже веков наука столкнулась с парадоксом. Ранее считалось едва ли не аксиомой, что ощущение счастья должно расти с материальным благополучием. То есть, чем богаче – тем счастливее. Оказалось, что всё, мягко говоря, наоборот. Многочисленные исследования показали, что ощущение счастья (т.е., ответ на вопрос: «считаете ли вы себя счастливым?») слабо коррелирует с материальным достатком. Есть бедные страны, в которых живут счастливые люди, и богатые, где люди не так счастливы. Есть семьи состоятельные, и при этом счастливые или несчастные

 


По данным британского исследовательского центра New Economic Foundation, представившего новый «Всемирный индекс счастья» для государств мира Happy Planet Index 2012, самой счастливой страной оказалась Коста-Рика, за которой следуют Вьетнам и Колумбия. При этом США занимают почётное 105-е место, а Россия – 122, намного ниже Румынии, Молдавии и Афганистана. Вот вам и материальное благополучие…

 

Видимо, западные учёные не знают русскую поговорку «Не в деньгах счастье».

 

Наука начинается тогда, когда можно что-нибудь измерить. Идея измерения счастья кому-то может показаться пошлостью. Однако, ещё в конце 19-го века британский философ и экономист Ф. Еджворт предложил термин “Хедонометр» (по русски – «счастьемер») для описания психофизического прибора, который должен постоянно регистрировать величину удовольствия, испытываемого человеком.

 

Термин предложил, но прибора не изобрёл. И до сих пор не изобрели. Подавляющее большинство исследований проводится путём опросов и анкет с тем же главным вопросом: «Вы счастливы?». То есть, измеряется не счастье как таковое, а количество положительных ответов. А что люди при этом имеют в виду, и чем продиктован ответ – это отдельный вопрос.

 

Наследники Еджворта

 

Тем не менее, непосредственно померить счастье учёным очень хочется. Новый подход предложила группа исследователей из Вермонтского университета под руководством Питера Доддса и Криса Дэнфорта. Свою методику они, не мудрствуя, назвали хедонометром/

 

Логика достаточно проста. Счастье – это эмоциональное состояние, которое имеет субъективную составляющую (что человек чувствует) и объективную (как он себя ведёт). Первая не доступна внешнему наблюдению, зато вторую каждый распознаёт моментально. Ничего не стоит сразу отличить человека счастливого и довольного от грустного и несчастного.

 

Но люди ведут себя не только в реальной жизни, но и в новом пространстве общения, - социальных сетях. Возьмём тот же Твиттер. Его участники только и делают, что сообщают миру о том, что делают и что чувствуют. Осталось всего-то определить индикаторы выражения счастья и померить их.

 

 

Такой подход представляется не только более объективным, поскольку измеряет спонтанные, не спровоцированные опросами реакции людей, но и гораздо более объемлющим. Ведь социологические опросы – дело дорогое, а участники Твиттера добровольно сигналят о своих настроениях. Считай – не хочу.

 

Объём работы Вермонтской группы впечатляет. За три года они собрали более 4,5 миллиарда твиттов 63 миллионов индивидуальных пользователей. Стандартными социологическими методами такое исследование физически невозможно.

 

Отдельная тема – это индикаторы. Необходимо было выделить слова и другие единицы текста, отражающие эмоциональные состояния. Ведь мало кто твитнет открытым текстом: «Я сегодня счастлив». Для этого был использован метод краудсорсинга с помощью ресурса Amazon’s Mechanical Turk. Финальный список составил около 10 тыс. англоязычных слов.

 

Полученные данные были проанализированы во всевозможных разрезах: от суточной, месячной и годовой динамики до географии. Детали методики анализа можно посмотреть на ресурсе Вермонтской группы. Гораздо интереснее полученные результаты.

 

Гора родила мышь или прорыв в науке?

 

Анализ долгосрочных тенденций показал, что в последние месяцы года счастье пользователей Твиттера постепенно нарастает, зато в январе каждого последующего года – падает. Другая интересная тенденция обнаружена в колебаниях счастья недельного цикла: к вечеру пятницы оно нарастает, зато к вечеру воскресенья значительно падает.

 

Кроме стандартного уровня колебаний повседневного счастья обнаружены резкие (многократные) дни всеобщего счастья и радости, а также – несчастья. К первым относятся Рождество, новый год, День св. Валентина, день благодарения и другие национальные праздники. Имеются также всплески счастья по поводу разовых (не регулярных) событий. Примеры – королевская свадьба принца Уильяма и Катерины Мидлтон 29 апреля 2011 г. Ко вторым – смерть Майкла Джексона и актёра Патрика Суэйзи. Известие об убийстве Усамы Бен Ладена вызвало, как ни странно, самое большое падение уровня счастья за весь период наблюдений. А вот спортивные события, такие как победа ФРГ над Англией 4 :1 на Чемпионате мира по футболу 2010 г. вызвали определённые изменения в частоте употребляемых слов, но значительного влияния на счастье не оказали.

 

Частота употребляемых слов в твиттах – отдельная тема. Возьмём отмеченные выше колебания настроения в выходные дни. С одной стороны, гораздо чаще используются «счастливые» слова: любовь, ха-ха, вечеринка, и реже – «несчастливые»: нет, не, не могу, домашнее задание. С другой стороны, в выходные чаще встречаются: скука, последний, пью, драка. Авторы заключают: «в выходные люди счастливее, но им скучно, и от скуки они пьют и дерутся».

 

На первый взгляд находки Вермонтской группы удивляют примитивностью и очевидностью. А мы что, не знали, что в праздники настроение повышается? И что к концу недели люди предвкушают выходные, а к вечеру воскресенья тоскуют в преддверии рабочего понедельника? И что смерть Майкла Джексона для многих стала личной трагедией? И что многие в выходные пьют от скуки? Стоило для этого три года изучать массив из многомиллиардных данных?

 

Социологические исследования вообще очень часто «открывают» то, что каждому известно из личного опыта.

 

В действительности всё гораздо глубже. Именно кажущаяся тривиальность результатов, точнее – их соответствие обыденному опыту придаёт ценность исследованиям Вермонтской группы.

 

Хедонометр – это измерительный прибор. Его показаниям можно доверять, только если они с допустимой погрешностью коррелируют с другими данными, которые мы считаем достоверными. Без такой внешней верификации «счастьемер» измеряет не эмоциональные состояния общества, а количество высказываний в Твиттере, и более ничего. Таким средством верификации могли бы быть самоотчёты людей, но технически раздобыть такие данные в нужном объёме невозможно.

 

Остаётся один способ верификации, – наш личный опыт, и именно соответствие ему находок Вермонтской группы говорит о том, что хедонометр как измерительный инструмент действительно работает.

 

Источник: http://polit.ru



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЖУРНАЛ В СОСТОЯНИИ ДОБЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ ТАМ, ГДЕ ДРУГИЕ ДАЖЕ НЕ ИЩУТ


Сергей Вагаев, основатель проекта «100 друзей»

 

Kopačky na fotbal