вверх
Сегодня: 21.08.18
12.png

Кинологи Приангарья готовы повоевать за восточносибирскую лайку

Охотовед Алексей Сериков сохранил флаг и архивы исчезнувшего питомника

 

В Иркутске возрождается питомник восточносибирской лайки. Это самая крупная охотничья собака в Сибири. С 70-х годов порода активно разводилась в наших краях, и сегодня она могла бы стать одним из новых брендов Прибайкалья.

 



Дети Джульбарса и Бульки

Иркутский питомник лаек начинал свою работу в деревне Моты в 1968 году. Первый директор – Олег Самусенко. Старые фотографии показывают длинные вольеры рядом с берегом Иркута и веселые лица советских кинологов. Собаки тоже как на подбор, разве что не улыбаются.

Родоначальники породы восточносибирской лайки – Джульбарс и Булька. Собаки мощные, высокие и умные. Наша лайка «собиралась» из нескольких пород сибирских собак, у нее эвенкийские, ламутские и амурские корни. У нашей лайки мощный костяк, она очень выносливая и приспособлена к сложному рельефу местности. Всего в России выведено четыре породы лайки: карело-финская, русско-европейская, западносибирская и наша, восточносибирская. Именно нашу собаку всегда особенно ценили соседние регионы с востока – Приморский край, Амурская область, Якутия, Камчатка, потому что местности у нас похожие, с большим перепадом высот.

Через десять лет, после большого наводнения, база переехала в Слюдянский район, в деревню Быстрая – поближе к кормовой базе. Здесь находилось зверохозяйство, занимавшееся разведением голубых песцов, которые ели то же, что и лайки – и сырое мясо, и рыбу, и витамины.

С 1983 года наступает золотая пора для восточносибирской лайки. В 1990 году ядро, на котором базировалось разведение этой породы, состояло из 94 племенных псов. Эти собаки были держателями генетического кода. И сами были постоянно в строю – ежегодно проходили через выставки и настоящую охоту.

В питомнике было принято называть псов природными именами (Ветка) или названиями рек и озер (Ока, Байкал). В архивах и сегодня еще можно проследить, в какие регионы отправлялись иркутские щенки. Например, щенков от собаки Пихты забрал частник с Сахалина.


Восточносибирская лайка обожает снег. Фото автора



Государство забыло про лаек

Алексей Сериков – профессиональный кинолог и охотовед. В Иркутский питомник охотничьих промысловых собак он попал по распределению. Именно он сохранил все архивы и даже флаг питомника. На нем изображена морда собаки по кличке Карам – ее признали эталонной физиономией для этой породы.

– Пока есть знамя, военная часть не может считаться расформированной: и мы еще повоюем, – говорит Алексей. – Наш государственный питомник был уничтожен в 1992 году. Тогда на глазах рушилась вся страна. Кормить собак стало нечем. Раньше в год мы продавали по 350 чистокровных щенков (тогда они стоили от 250 до 500 рублей) и постоянно наращивали производство. Но после развала страны людям стало не до собак. Земля под питомником в Быстрой была продана частному лицу для выращивания гусей – их в голодные 90-е было легче продать, но дело не пошло.

Лучшие собаки были проданы по одной цене – 300 рублей: как щенки, так и племенные лайки-производители. 47 оставшихся собак, которых не смогли ни продать, ни раздать, просто ликвидировали.

– Все пришло в жуткое запустение, но я решил не бросать дело своей жизни – и основал крестьянское хозяйство «Восточносибирская лайка», – продолжает Сериков. – Продержался еще 10 лет. Но в современных условиях без госпомощи развивать такое хозяйство невозможно. Собак нужно хорошо кормить, прививать, готовить к охоте. Нужно заботиться о том, чтобы порода продолжала свое развитие. Я знаю, что в Якутии подобный питомник получает государственные субсидии. Нас же никто никогда не поддерживал.


Старший ветврач Сергей Александров – настоящий доктор Айболит. Фото из архива питомника

Алексей считает, что лайка должна обладать несколькими важными качествами, быть правильно сложенной, со всеми признаками породы. Именно Сериков долгое время бился на собачьих выставках за то, чтобы белый цвет был признан за восточносибирской лайкой. Его логика: большую часть времени в наших краях зима, и охотничья собака должна быть замаскирована «под снег». В 1996 году московские эксперты согласились с его доводами, и белый цвет был утвержден как стандартный. Но в 2012 году его неожиданно опять определили как недостаток. Правда, сами охотники до сих пор ценят именно белых лаек, которые работают по крупному зверю, и не считают этот цвет за брак.

Еще одно важное качество, по которому оценивают охотничью собаку, – рабочая специализация. Сегодня больше всего востребованы универсальные лайки. Они могут выслеживать и крупного зверя, и пушного, и в то же время охранять дом хозяина. А раньше лайки четко градировались: пушные и зверовые. В 90-е годы меха сильно упали в цене, и пушных лаек никто не покупал: тогда ценились собаки, натасканные на зверя – людям было нужно мясо. Сегодня наоборот – например, охотники специально приезжают за пушными лайками из Охотска в Иркутск. Говорят, у них вдоль любого таежного ручья за раз можно выследить до пяти соболей, да вот пушных собак сегодня не достать.

И, конечно, важна генетика. Собаки передают щенкам свои охотничьи навыки – на генном уровне. А навыков должно быть немало. Например, при охоте на медведя лайка должна кружить вокруг хищника как назойливая муха, постоянно пытаться укусить его сзади и стараться посадить косолапого до прихода охотника. При охоте на лося обычно используют двух собак: они блокируют его спереди и сзади. Пушные лайки также должны быть специально подготовлены – их учат выслеживать маленького зверька, не отвлекаясь на следы более крупной добычи.

Выродки и воры

Восточносибирская лайка ценна своей неприхотливостью и выносливостью. Она может несколько дней обходиться без пищи, легко передвигается по снегу, у нее длинная шерсть самых разнообразных оттенков. «Восточка» очень ценится в Южной Корее, Японии и Финляндии – в Иркутск за собакой часто приезжают охотники из этих стран. Вот только вывезти собаку за границу не так просто: нужно подготовить много документов и пройти прививки.

 


Фотографии передают неповторимый дух того времени. Вот якутские охотники приехали в Иркутск, чтобы пройти аттестацию своих псов, которых они совсем недавно забирали здесь щенками. Фото из архива питомника

Здесь есть одна деликатная проблема: урон развитию породы наносят «выродки» – собаки, которые внешне сохранили признаки лайки, но все охотничьи качества были утеряны еще их родителями, которые, как выражаются кинологи, «лежали всю жизнь на диване». Любой такой «выродок», отправляясь на ПМЖ в чужие края, бросает тень на всю породу. Его готовят к охоте, но он никогда никого не добудет. И в регионе есть собаководы, которые не брезгуют таким видом бизнеса – продавать непригодных щенков, выдавая их за потенциальных охотников.

К счастью, в Иркутске возобновились выставки восточносибирских лаек, это на пользу породе. Удивительно, но во все времена с выставок часто крали собак – раньше почему-то считалось, что ворованная лайка лучше охотится. Например, в деревне Вача Нижегородской области в середине 90-х и вовсе вышел анекдотический случай. Поехал человек в Иркутск за лайкой, вернулся с щенком, собралась смотреть вся деревня – впервые привезли собаку «из питомника». Всю ночь деревня гуляла, отмечали событие – прибытие настоящей охотничьей сибирской собаки. А утром щенка украли как большую охотничью ценность.

 

Андрей Колганов

Источник: baikal.mk.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ИНТЕРЕСНЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ, ЕСТЬ ЧТО ОБСУЖДАТЬ, О ЧЕМ РАЗГОВАРИВАТЬ, МОЖНО ТАКЖЕ И СЛОВО БОЖИЕ ДО ЛЮДЕЙ ДОНЕСТИ."


Протоиерей Вячеслав Пушкарёв