вверх
Сегодня: 27.11.20
14.png

Конфеты, мужчины и прочие забавы

 

 

 

 

 – Хочу заказать тебе истории о мужчинах, ты же в этой теме вроде как спец, – небрежно сказал он и, понизив голос до шепота, добавил, – только не пиши о человеке по имени Алексей Шандренко.  

 

С редактором известного в Иркутске издания мы столкнулись в супермаркете. Он, в модной куртке и элегантном шарфе, задумчиво перебирал баклажаны. А мы (с человеком, чье имя теперь даже произносить не хотелось) препирались по поводу того, стоит ли брать шадринское. 

Переваривая слова редактора, я поторопилась купить конфеты. Конфеты были мне сейчас просто необходимы. Дело в том, что я совсем не была уверена, что справлюсь с заданием. Будучи довольно узким специалистом, я «от и до» изучила только один мужской экземпляр. Отдельную мужскую единицу. Но разочаровывать редактора не хотелось. Вдруг, узнав о моей ограниченности, он не захочет больше со мной сотрудничать? В его глазах мне хотелось быть эрудированной, остроумной и подкованной в разных темах.  

 

Набивая корзину шоколадками, я думала о том, что мускулистый редактор для нас с Л. всегда был маяком. «Пока мы дома сидим, А. наматывает десять тысяч шагов в день!» – говорила я мужу. Проезжая по району, мы часто в сумерках видели атлетическую фигуру редактора, пружинистой походкой шагающего вдоль шоссе. «Смотри, – радовался Л. – А. идет! Какой молодец! И жена его мне нравится. Сколько их ни встречал, слова от нее не слышал. Красивая и молчаливая».  

 

Редактор был для нас не только примером здорового образа жизни, но и образцом мудрости. Несколько раз он поддерживал меня в сложные моменты жизни. Когда я потеряла работу, он позвонил мне и сказал: «Расслабься, ничего не делай, просто плыви по течению». Так я и поступила. Когда у меня было ОРЗ, А. поинтересовался: «Катя, как ты себя чувствуешь?». Тут мне захотелось поплакаться. В тончайших подробностях я расписала ему свое недомогание. Хотя интуиция подсказывала, что можно было отделаться чем-то вроде «спасибо, хреново». «Понимаю, – выслушав мои жалобы, ответил редактор. – И я иногда такое испытываю».  

 

Мне сразу стало легче: что переживать, если даже такие люди, как А., иногда чихают и кашляют?  

 

Думая обо всем этом, я подошла к кассе и обнаружила, что муж и редактор дружески беседуют.  

 

– Ну что, – обратился ко мне редактор. – Идею-то мою поняла?  

 

– Не совсем, – призналась я, быстро выгрузив конфеты и пряники к мужу в тележку.  

 

– Вот так всегда, – посетовал муж. – Все ей приходится разжевывать. 

 

– Что тут скажешь? Женщина! – заметил редактор. – Сам с этим постоянно сталкиваюсь. 

 

Придя домой и достав покупки, я поняла, что встреча с А. оказалась мне на руку. Под шумок я купила все, что хотела, муж даже и пикнуть не успел. Но был и минус. Я посмотрела на Лешу, лежащего на диване, и поняла, что лишилась музы. 

 

– Знаешь, А. запретил мне писать о тебе. Так и сказал – о ком угодно, только не о Леше.  

 

– Зря он это сделал, – сказал муж. – Ведь теперь ты будешь писать о нем. 

 

 

Екатерина Санжиева 

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ЕСЛИ Б «КУЛУАРОВ» НЕ БЫЛО, ИХ СТОИЛО БЫ ПРИДУМАТЬ. МЫ ЖЕ НА ВАШИХ МАТЕРИАЛАХ СТУДЕНТОВ УЧИМ!"


Юрий Зуляр, доктор исторических наук, зав. кафедрой политологии и отечественной истории исторического факультета ИГУ

Gifts for Runners