вверх
Сегодня: 22.06.21
1.png

Кто станет новым символом оппозиции?

Блогер Фриц Моисеевич Морген поразмышлял на тему, кто же из сегодняшних оппозиционеров сможет заменить Валерию Новодворскую и станет новым символом борьбы с современной российской действительностью:

 

«Наша либеральная оппозиция осталась без символа. Вместе с Валерией Ильиничной ушла эпоха: стан борцов с режимом осиротел. При всей неоднозначности фигуры Новодворской следует признать: она была настолько ярким политиком, что её взгляды и убеждения были хорошо известны даже очень далёким от политики людям.

 

Кто сможет занять её место на протестных митингах и в газетных заголовках?

 

Убеждённых русофобов в рядах нашей пятой колонны хватает с избытком. Наблюдение философа Василия Розанова, сделанное им относительно дореволюционного креативного класса, вполне актуально и сейчас:

 

"Русская печать и общество, не стой у них поперёк горла «правительство», разорвали бы на клоки Россию, и раздали бы эти клоки соседям даже и не за деньги, а просто за «рюмочку» похвалы. И вот отчего без решительности и колебания нужно прямо становиться на сторону «бездарного правительства», которое все-таки одно только все охраняет и оберегает".

 

Тем не менее, одних только убеждений категорически мало, чтобы подхватить выпавшее из рук Новодворской знамя борьбы с современной Россией. Давайте подумаем, кто из известных нам персон мог бы потянуть эту ношу.

 

1. Эколог Павел Шехтман имеет вполне подходящий типаж... Вот, к примеру, мнение Шехтмана о первой цветной революции на Украине, высказанное им в 2005 году:

 

"Лично я завидую украинцам. У них появилось человеческое правительство и строится человеческое государство. Они сделали главное — расплевались с нищим, бандитским сырьевым придатком Запада, который до сих пор корчит из себя сверхедражву и пытался с помощью своего сырья шантажировать Украину и навязывать ей свои бандитские правила. Они сделали принципиальный выбор — повернулись лицом к цивилизованнолму миру. Через несколько лет из нищей России будут ездить в процветающую Украину на заработки. Пожелаем же украинцам удачи и поздравим Юлию Тимошенко".

 

Если бы я участвовал в выборах, пожалуй, этот участник имел бы шанс получить мой голос.

 

2. Правозащитник Виктор Шендерович поддерживает в своих высказываниях вполне достаточный накал ненависти к России — чего стоит одна только его реплика о победе Юлии Липницкой. Пожалуй, он был бы претендентом номер 1, но, к сожалению, после того инцидента с чреслобесием политическая активность Шендеровича заметно снизилась. Похоже, у него сейчас нет нужного количества энергии для борьбы с нами.



3. Музыкант Андрей Макаревич несколько выбивается из общего ряда. Во-первых, он пришёл в оппозицию относительно недавно: до последнего времени он не был замечен в участии в бандеровских маршах и тому подобных русофобских акциях. Во-вторых, у Макаревича есть профессия: он более известен не как политик, а как повар и музыкант. Это слишком многогранная фигура, чтобы стать «человеком одной роли». Когда мы видели в телевизоре Новодворскую, у нас возникала однозначная ассоциация — «диссидент». В случае с Макаревичем такой однозначной ассоциации возникать не будет.

 

4. Политик Лев Пономарёв имел бы неплохие перспективы, если бы не его коммерческая деятельность. Попытка продать Курилы японцам, работа с Ходорковским, история с финансированием из-за рубежа… Настоящий диссидент, конечно же, должен поддерживать тесные связи с США — однако финансовые вопросы не должны выходить на передний план.

 

5. Последней — по порядку, но не по значению — перечислю эколога Евгению Чирикову. Во время болотных протестов она была едва ли не главной героиней новостей: если бы она продолжила в том же духе и дальше, сейчас вопрос бы о преемнике Валерии Ильиничны не стоял бы. Но, увы, журналисты почему-то последнее время пишут о Чириковой всё реже — и даже недавний её визит к новому послу США не вызывал в СМИ практически никакой реакции.

 

В общем, коллеги, при всём кажущемся богатстве выбора, ни один из диссидентов не может быть назван безусловной звездой протеста.

 

Может быть, конечно же, я кого-то забыл… но если символ оппозиции легко забыть — разве годится он на роль такого символа?»

 

Источник: fritzmorgen.livejournal.com

 

 

Air Jordan 1

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


"Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук

Nike Air Max 200