вверх
Сегодня: 26.09.18
10.png

Лесостепь Иркутской области превращается в пустыню

С 1998 года время от времени я провожу «инвентаризацию» орлиных гнезд в лесостепном Предбайкалье, уделяя особое внимание происходящим переменам «облика природы». Они обусловлены пожарами и рубками, но отчасти – и переменами в сельском хозяйстве. В один и тот же фенологический сезон (конец весны – начало лета) «накручиваю» 3-5 тыс. км по степям и лесам. В 2018 году поездка пришлась на период с 17 по 30 мая - и принесла особенно тревожные результаты.

Какие изменения привлекли внимание в этот раз? Катастрофическая «сушь». Контраст особенно резок по сравнению с 2012 годом – с нашей предшествующей «инвентаризацией». Высохли давно знакомые водоемы, ручьи, обмелели реки.Особенно четко это видно в Ангаро-Ленском междуречье. Вот несколько примеров.

 

Так выглядел пруд близ д. Тургеневка (Баяндаевский район) 30 мая 2012 года:

 

 

А вот так – 28 мая 2018 года:

 

 

Здесь показано, как соотносятся точки прошлой и нынешней съемки

 

 

Видно, что место, бывшее когда-то берегом, оказалось далеко на суше, а сам пруд уменьшился в несколько раз.

 

В конце апреля водоем был намного больше, две пары огаря загнездились поблизости, в конце мая привели на пруд своих пуховичков.

 

 

Огарь.

 

Но через три недели исчезли и остатки воды.

 

 

Птенцы наверняка погибли, т.к. на многие километры других водоемов здесь нет.

 

Тургеневский пруд существует только за счет осадков, постоянного ручья здесь нет. В отличие от него пруд Нуху-Нур заполняют воды речки Задай-Тологой. Вот так он выглядел 25 мая 2012 года:

 

 

 

 

Так – 28 мая 2018 года:

 

 

В последние годы примерно такие же размеры пруд имел и летом, несмотря на июльские дожди.

 

 

 

15 июля 2014 года.

 

 

3 июля 2015 г.

 

От еще недавнего обилия гнездящихся здесь птиц мало что сохранилось.

 

Русло Задай-Тологоя теперь практически сухое и в мае, и в июле. Это же можно сказать и о многих других мелких водотоках. Например, в ручье Байтук (близ деревни Хотогор, Баяндаевский район) 31 мая 2012 г. мы застряли:

 

 

30 мая 2018 года проехали, даже не заметив пересохшего русла.

 

Стали маловодными и крупные реки. Например, Иркут, стекающий с Восточных Саян.

 

В чем причина столь резких изменений? Многолетний цикл обводнения? Местные жители, с которыми доводилось разговаривать, не помнят такого. Мой период наблюдений (для части степных районов – с 1979 года) также не зафиксировал подобного иссушения.

 

Наверняка сказываются глобальные изменения климата. Основной их причиной называют человеческую деятельность, в первую очередь - сжигание ископаемого топлива. Борьба с причинами и последствиями климатических изменений стоит в приоритете международной повестки дня - в частности, Парижского соглашения, подписанного и Россией. Наряду с постепенным отказом от использования ископаемого топлива, большую роль здесь играет сохранения лесов. Леса связывают избыток углерода в атмосфере и хранят его в древесине и почве. Кроме того, они нормализуют местный климат, позволяя природе и людям легче адоптироваться к глобальным климатическим изменениям.

 

И тут мы должны рассмотреть еще один крайне серьезный фактор – беспрецедентное уничтожение лесов Предбайкалья в результате пожаров и рубок. За последние 20 лет почти всё Лено-Ангарское междуречье пройдено многократными низовыми и верховыми лесными пожарами. Гигантские лесные пожары в свою очередь усиливают глобальные климатические изменения. Они выбрасывают в атмосферу огромные объемы углекислого газа, а также сажи — мелких чёрных частиц, которые, оседают на арктических льдах и провоцируют быстрое таяние. За исключением немногих труднодоступных уголков, а также ООПТ (Байкало-Ленского заповедника, Прибайкальского национального парка, некоторых заказников) оно превращено в огромную варварскую лесосеку. Крупнейшую в стране, работающую на благо Китая. 

 

В результате средообразующие, водоохранные функции лесов были резко ослаблены. Вполне ожидаемый результат широкомасштабного процесса «освоения лесов», которым гордятся чиновники. Он дает заработок очень незначительной части населения Иркутской области, обогащает кучку бизнесменов, а также «крышующих» их деятельность чиновников и «правоохранителей». Зато ухудшает среду обитания всех жителей региона. Все больше людей это четко осознают и требуют принятия кардинальных мер. Например, петицию с требованием моратория на вырубку и экспорт леса из России подписали уже более 570 тыс. человек. Но региональное министерство лесного комплекса не собирается уменьшать объемы рубок, ведь по её даннымв 2017 г. «освоение расчетной лесосеки при всех видах рубок составило 49,6%, в том числе 60 % по хвойному хозяйству». То есть якобы еще не дорубаем допустимые объемы.

 

Тем не менее, в 2017 году на долю Иркутской области пришлось 16% от всей российской учтенной заготовки древесины. Первое место в стране. Ну, а «бесплатное приложение» к этому «огромному успеху» - резкое нарушение водного баланса, высыхание мелких водотоков, прудов и озер. «Неосвоенные» леса тают на глазах, поэтому лесорубы вторглись в ООПТ. Вырубка якобы в «санитарных целях» заказника Туколонь проводилась по официальному (но незаконному) разрешению лесного ведомства. Специалисты областной службы по охране и использованию животного мира помешали этому. Как отреагировал губернатор? Произвел реорганизацию. С 1 июня вышеупомянутая служба ликвидирована, а ее функции переданы в областное министерство лесного комплекса (!). 

 

Хочу остановиться на еще одном аспекте проблемы. Происходящее «иссушение» оказывает негативное влияние на пастбищное скотоводство. Ареал обитания скотоводческих народов с древности совпадает с распространением лесостепи. Это касается и курыкан (тюрский народ, предки якутов, населяли Предбайкалье в 4-12 веках н.э.), и бурятских племен. Именно в этом ареале обитает и главный объект моих орнитологических наблюдений – императорский орёл, священная птица коренных жителей Байкальского региона.

 

 

Императорский орёл, природный прообраз священного Белоголового Орла.

 

Скотоводство - традиционный вид местного природопользования - становиться все более проблемным. Сказывается аномальная засуха. На протяжении ряда лет она то обостряется, то несколько ослабевает.

 

 

Иссохшие степные просторы, почти лишенные травы. 3 июля 2015 года. 

 

Из разговоров с местными жителями: «Мы могли бы выращивать намного больше скота, но не стало травы! Выгорает. Высохли ручьи, служившие водопоями. У вас в Иркутске – дожди, а у нас их теперь очень мало».

 

Да, в Иркутске и в этом году в апреле-мае осадков значительно больше, чем обычно, но здесь – в 100 км севернее – сушь. Похоже, что циклоны, приходящие к нам с запада с весны до осени с регулярностью поездов, несут дожди лишь в узкой полосе.Ограниченной долиной Ангары, превращенной в цепь водохранилищ, и прилежащими районами. Потерявшими свои леса из-за рубок и пожаров. Огромная аэродинамическая труба, по которой с северо-запада стремительно течет холодный воздух…

 

Жители села Ахины, расположенного на реке Куда (одна и крупнейших на Лено-Ангарском междуречье), также жалуются на проблемы с водопоем для скота, но - зимой. Река превратилась в узкую и мелкую речку, зимой близкую к полному перемерзанию.

 

Никогда я не видел столько павшего скота – коров, лошадей – как в эту поездку.

 

 

Коршуны пируют на погибшей лошади.

 

Причем во всех лесостепных районах. Похоже, что подавляющее их большинство погибло зимой и в начале весны.

 

Судя по всему, назревает новая социально-экономическая катастрофа. Чиновники любят оправдывать массовые лесозаготовки необходимостью заработка для местных жителей. Зато теперь своего заработка могут лишиться не те, кто строит свое благополучие, «рубя сук», на котором держится весь регион, а более многочисленная группа населения. Люди, занимающиеся традиционным и, действительно, экологически устойчивым природопользованием на земле своих предков.

 

Виталий Рябцев, орнитолог

Источник: activatica.org

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Ваш журнал не для любителей балов и гламура, а для интересующихся и думающих. К людям, которые говорят неудобную правду - к таким, как вы и ваши авторы, я отношусь очень уважительно. И сама, признаюсь, так не умею. Не всегда умею.

 

Лариса Егорова, депутат Думы г. Иркутска