вверх
Сегодня: 23.06.21
13.png

На финансовой обочине?

 

 

– Олег Анатольевич, что интересного для себя отметили вы в работе регионального парламента?

 

– В первую очередь, то, что связано с принятием закона о межбюджетных трансфертах и нормативных отчислениях в местные бюджеты. Как вы знаете, закон этот предполагает, что Иркутск в следующем году недосчитается, по предварительным оценкам, около 700 млн руб. Это много. И это прямое продолжение процесса недопонимания между городскими и региональными властями. К муниципалитетам вообще на более высоких властных уровнях до сих пор сохраняется отношение как к младшим братьям по разуму – не более того. Всё это может серьезно навредить нашему городу.

 

– В чем выражается это недопонимание?

 

– Ну посмотрите, что произошло в последнее время, за год–два… Сначала право распределения городских земель под строительство ушло на областной уровень. Затем Иркутск получил гораздо меньше, чем мог бы, средств из федерального и регионального бюджетов на переселение людей из ветхого и аварийного жилья. Сейчас не в пользу города изменена формула распределения некоторых налогов и приняты решения по передаче на баланс области учреждений здравоохранения и детских дошкольных учреждений…

 

– Но, может, и правильно это все? Не с кондачка же так было решено!

 

– Не с кондачка. И надо признать, что повод для принятия некоторых решений городская власть дала. Или, как минимум, не смогла привести убедительные аргументы в свою пользу. И здесь я не снимаю ответственности, скажем, с нас, городских депутатов, за то, что мы не сумели вовремя консолидировать усилия, обозначить свою позицию и помочь исполнительной власти города навести порядок в распределении земельных участков. И в отношении субвенций на переселение из ветхого и аварийного жилья надо понимать, что состоявшееся решение стало возможным в том числе потому, что мы, представители городской власти, не сделали всё, чтобы наши интересы были обозначены предельно точно, в полной мере. Мы дали формальный повод для того решения, которое в итоге и состоялось. Иной разговор: насколько уместен здесь формализм, что он объясняет или доказывает? Ведь тревоги по поводу того, что Иркутску достанутся совсем не те деньги, которые позволят существенно поправить ситуацию с ветхим и аварийным жильем, не проявил, не высказал в ходе подготовки решения практически никто из региональных парламентариев! Как будто тут не живут две трети этих самых парламентариев, а областной центр – это не столица региона, не его лицо!

 

– Но, в конце-то концов, разве не радоваться надо, когда обязанности исчезают? Баба с возу – кобыле легче, как утверждает русский фольклор. Если региональная власть взяла на себя ответственность за те или иные решения, касающиеся Иркутска, значит, ей и отвечать перед иркутским народом, если что… Нет?

 

– Да дело не в том, кто будет или не будет крайним… Хотя мэр города, безусловно, имеет право довести до сведения горожан информацию о том, что происходит. Мне доводилось после сессии Законодательного Собрания читать в прессе и Интернете упреки в адрес Виктора Кондрашова, что он якобы шантажировал областных депутатов, пытался давить на них, когда рассказывал, какие статьи расходов городского бюджета придется сократить, если новый закон о межбюджетных трансфертах будет принят в таком виде. Ну какой же это, позвольте, шантаж? Да он обязан был проинформировать депутатов. Это его долг! И я не понимаю, почему, например, руководители Ангарска или Братска, то есть тех городов, которые тоже будут обделены в рамках нового закона, не сделали ничего подобного. Муниципальная власть по сути и есть та самая власть, которая должна налаживать жизнь в городе, обеспечивать порядок во всех сферах – причем в режиме тет-а-тет, глаза в глаза с простыми горожанами. Иначе зачем она в принципе? А если у нее нет или элементарно не хватает полномочий и средств для этого – то как налаживать эту жизнь? И что людям отвечать, когда они будут спрашивать, почему не сделано то-то и то-то?

 

– Слушайте, но ведь и мне доводилось читать сразу в нескольких источниках, что городские власти довели ситуацию с детскими садами до ручки и все такое… Как тут не отобрать поскорее соответствующие полномочия у города?

 

– Что происходит на самом деле, судите сами… Иркутск обходится без внешних заимствований, то есть живет по средствам и не залезает в долги, и это ли не здравая политика городского хозяйствования? При этом городская власть выполняет все социальные обязательства, в том числе работает на перспективу, обеспечивая условия для развития молодежного творчества и инициативы, создавая большое количество детских и спортивных площадок. Мы активно строили до сих пор и ремонтировали лечебные учреждения, школы, детские сады… К 2010 году в Иркутске сложилась просто критическая ситуация с детскими садами. И надо отдать должное ставшему тогда мэром Виктору Кондрашову, который именно работу по обеспечению условий для жизни и воспитания детей сделал своим личным приоритетом. В 2011 году мы сдали в эксплуатацию два детских сада, через год – уже пять детсадов. 2013 год – это еще три детсада, причем все они построены на основе равного софинансирования городского и областного бюджетов. На следующий год запланировано введение в эксплуатацию четырех детских садов и четырех пристроев, позволяющих значительно расширить действующие детсады. Плюс ко всему этому в 2014 году будет начата работа по привязке проектной документации еще 10 пристроев, а на 2015 год намечено выделение земельных участков и разработка проектно-сметной документации 10 новых детсадов. Заявки на софинансирование, насколько я знаю, уже поданы в областную администрацию, и мы, конечно, рассчитываем на помощь в этом вопросе.

 

– Иными словами, достаточно жесткое выступление мэра Иркутска на сессии Законодательного Собрания – это не конфликт городской и региональной властей? Не война?

 

– Ну о чем вы говорите! Мэра Иркутска на сессии поддержал тот, кто едва ли не чаще всех его критикует, – Алексей Красноштанов, который сейчас стал депутатом областного уровня. И поддержал ведь очень эмоционально. Кто-то даже расценил, что его выступление выходит за рамки привычного для регионального парламента формата. Если вы помните, Алексей Николаевич даже пообещал выйти из состава партии «Единая Россия», если интересы Иркутска и иркутян не будут учтены. Но и мэра, и Алексея Красноштанова действительно можно (да и нужно) понять: в нашем городе проживает 24% населения Приангарья, а бюджет города составляет лишь примерно 12% от бюджета региона. Как такое может быть? Это не конфликт, а попытка, если хотите, понять логику подобного рода действий в отношении Иркутска. И, конечно, попытка что-то объяснить представителям региональной власти, подавляющее большинство которых – если вообще не все! – живут именно в этом городе и пользуются его инфраструктурой: дорогами, больницами и поликлиниками, школами и детсадами для своих детей и внуков и так далее…

 

– А почему вы против передачи учреждений городского здравоохранения на баланс области?

 

– Я – не против решения как такового, но вот своевременно ли оно сегодня, при нынешних обстоятельствах? Приняли это решение принципиально даже не на региональном, а на федеральном уровне. Другой вопрос, что депутаты регионального парламента могли отложить его реализацию. Не отложили, не сочли необходимым, важным это сделать. Что ж, это тоже их право. Но при этом надо иметь в виду, что городская казна в свое время не просто профинансировала возведение таких значимых (и знаковых для региона) объектов как городской Перинатальный центр и новый корпус Ивано-Матренинской детской больницы, мы ведь еще активно помогали в различных текущих расходах городским учреждениям здравоохранения. За счет этого поддерживался уровень лечебной работы, уровень медицинского обслуживания населения, и он гораздо выше в нашем городе, чем в целом в регионе. Сейчас так называемое плечо принятия решений в городском здравоохранении существенно увеличится, и я, как многие городские депутаты, не уверен, что проблем у больниц и поликлиник станет меньше. Скорее – наоборот, не правда ли!?

 

– Да уж это верно! Но что же сейчас можно сделать, чтобы Иркутск не остался вот так «стоять на финансовой обочине»?

 

– Закон о межбюджетных трансфертах принят, и сделать тут ничего уже нельзя. Но мне кажется очень разумной, логичной позиция опять же нашего, городского в недавнем прошлом, депутата Андрея Лабыгина, который на сессии Законодательного Собрания подтвердил, что да, новый закон фактически нанесет ущерб бюджету Иркутска, однако есть инструменты компенсации, нивелирования этого ущерба. Сейчас идет подготовка бюджета Иркутской области на следующий год. В наших силах – силах администрации г. Иркутска, депутатов городской Думы, а также тех коллег из Законодательного Собрания области, которые избраны иркутянами, – попытаться использоваться эти инструменты. В рамках регионального закона об областном центре или в рамках других имеющихся законов, но мы должны объединить усилия, найти решения, благодаря которым Иркутск не останется, как вы говорите, «стоять на обочине» бюджетного процесса. Быть может, всем вместе нам, прямым представителям города во власти, удастся найти аргументацию и для тех депутатов, кто по сути являются иркутянами и в состоянии помочь городу своими законотворческими действиями. Время еще есть…

 

Беседовал

Андрей Старовер

 

 



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"...ВАШ ЖУРНАЛ ЧИТАЮ И ЧИТАЮ С УДОВОЛЬСТВИЕМ. ПИШЕТЕ ИНТЕРЕСНО, И ИЛЛЮСТРИРОВАНО ВСЕ КРАСИВО, ДОСТОЙНО. ТОЛЬКО ВОТ ПЛОХО, ЧТО НЕТ ЕГО В СВОБОДНОЙ ПРОДАЖЕ. НЕ НАЙТИ..."

 Александр Ханхалаев, председатель Думы Иркутска

/Nike_7_1