вверх
Сегодня: 16.12.18
7.png

Перспективы и реалии Виталия Матвийчука

Появление ещё одного заместителя председателя Думы города Иркутска, наверное, не стало бы такой неожиданностью, если бы этот пост не занял Виталий Матвийчук. До недавнего времени многие считали, что в городской Думе он будет играть роль человека, которого… никто не слышит. Мало того что он, по устоявшимся за долгие годы меркам, молод (ему 35 лет), впервые попал в число депутатов и не наработал соответствующего опыта и авторитета, так ещё и является сторонником КПРФ – той партии, слышать мнение которой долгие годы считалось необязательным. Но ситуация очевидно изменилась…

 

– Виталий Николаевич, свидетельствует ли ваше избрание заместителем председателя Думы, что у вас теперь во взаимоотношениях с коллегами и администрацией города тишь да благодать? 

 

– Мы нашли общий язык (смеется). Я лично нашел. Вне зависимости от моей новой должности, я выражаю свои мысли напрямую, потому что не в один состав фракции не вхожу, и по-прежнему, как и раньше, защищал и защищаю интересы жителей, не боясь партийной дисциплины. Но поначалу, когда я только пришёл в Думу, настрой и у меня, и ко мне был, конечно, другой. Но в конце концов, как видите, мы начали находить точки соприкосновения, потому что идеологического противостояния в нынешней Думе точно нет. А работать и мыслить нужно с конструктивных позиций: главное не конфликт, главное – поиск вариантов решения, как изменить ситуацию в городе к лучшему. Цель-то одна! 

 

– То есть вы тоже стали мудрее?

 

– Наверное. Есть вопросы, в которых и так всё ясно, без особой проработки, а есть такие, в которых надо разбираться и разбираться. Ну вот как позиция вообще рождается? Что-то не сделали, пообещали или сказали «нельзя» – из-за этого чаще всего в ходе обсуждений на заседаниях Думы конфликты возникают. Бывает, нельзя-то нельзя, но вы же ничего не сделали, чтобы можно было?! 

 

В 2014 году я избирался, пришёл по спортивным площадкам в социальный отдел городской администрации и говорю: «Нам нужно в школе поставить детскую спортивную площадку, чтобы дети играли в футбол». Там частный сектор, который полностью изолирован, там семьи неблагополучные живут... А мне отвечают: «Нельзя». Я говорю: «Почему?». А мне отвечают: «Денег нет». Я прихожу в бюджетный отдел и прошу денег, а меня спрашивают: «А сколько нужно-то?». И тут я понимаю, что меня развели: нет даже сметы – но уже нельзя. И ладно бы я попросил дорогу сделать, но ведь вопрос о детях! 

 

Позиция жизненная у меня одна и та же осталась. Ничего не изменилось. 

 

 

– Не секрет, что избиратели оценивают депутата городской Думы прежде всего по тому, что он делает не в городе, а на их территории, в их округе. Вам хватает денег, чтобы избиратели были довольны вами?

 

– Нет, конечно. На каждый округ для реализации различных городских программ выделяется примерно равное количество средств. Ново-Ленино сейчас занимает второе место в городе по объему частного сектора. В Первомайском, например, или в центре и дороги, и подъезды к школам давно есть, и тротуары там, где надо, и детские площадки. А у меня? Ново-Ленино десятилетиями финансировали по остаточному принципу. И сейчас нужны куда более серьёзные средства, чтобы навести порядок. Есть одна-единственная дорога на кладбище, да и та была разломанная. Зато в этом году нам удалось ее отремонтировать по программе «Безопасные и качественные дороги». Сейчас там новые тротуары, асфальт, остановочные карманы, разметка и пешеходные переходы. Только участок дороги от ул. Рабоче-Крестьянской до ул. Павла Красильникова заасфальтирован не был – из-за того, что теплосетевой компанией планируется в ближайшее время провести централизованное отопление к школе №45.

 

– Что вообще удалось сделать за эти 4 года, чего добились?

 

– Мы занимались всем, а начали со школ. У меня три школы на округе. Одна разрушена, вторая стоит полуразрушенной. Спросил директора, почему нет капремонта. Мне говорят: памятник архитектуры – нельзя, даже проекта не было. Оказывается, кто-то ей такой «подарок» на юбилей сделал: мол, если она будет памятником, то её быстрее отремонтируют – а вышло наоборот. И вот мы вывели школу из памятников архитектуры, проект готов и проходит экспертизу, и на будущее запланирован капитальный ремонт школы. А вторая школа, №45, топится углем, дороги к ней раньше не было, жители ходили по грязи, нет и двора у детей. Сейчас же заасфальтировали все дороги к школе и плотно занимаемся ею вместе с коллегой, всё сделаем, и это тоже год-два. 

 

– Боюсь даже спросить: а спортивные объекты у вас в каком состоянии?

 

– У нас есть стадион «Локомотив». Он выкуплен у железнодорожников, но земля не выкуплена. Поле старое, асфальт разрушен, в ФОК зашли – там щели, ветер дует. Постепенно сделали поле, дорожки, забор: вы придёте и не узнаете его. Есть ещё корт, который подарил Газпром. За счет городского бюджета администрация по моей инициативе раздевалку поставила на корт, ставку тренера организовала – и теперь корт зимой заливается, ребята играют в хоккей, и команда первое место заняла на Кубке мэра. Корт на Школьной. Корт на Мичурина мы через программу «Народные инициативы» получили. Дальше у нас ещё одна многофункциональная площадка построится на Образцова. В Ново-Ленино ведь только спортом можно исправить социальную ситуацию. Очень много наркомании, алкоголя. Изолированность от центра. 

 

– Да, это известная для горожан тема…

 

– Почему жители Ново-Ленино должны ехать на остров Конный или на сквер Кирова, чтобы просто погулять в комфортной среде? Да если даже в центр кто-то захочет выбраться, то как он вечером попадёт домой? Автобусы ходят до 22:00. Я предложил ввести ночной тариф, чтобы заинтересовать автоперевозчиков, но почему-то СМИ извратили мои слова – мол, Матвийчук хочет повысить тариф. Ну как так? Зачем? 

 

Я давно вынашиваю идею о том, чтобы общегородские праздники проводить не только в центре Иркутска. Один год устраивать их в одном районе, на другой год – в другом. Тогда и общность иркутян, жителей одного – одного, подчёркиваю! – города будет чувствоваться лучше, и уровень благоустройства выравниваться. И места массового отдыха появятся не только в Октябрьском районе.

 

А мы хотим сейчас нашу рощу Молодёжную сделать такой, чтобы не хуже была, чем сквер Кирова или остров Конный. Возрождаем сад Томсона. 

 

– Очень интересно! То есть некое общественное пространство в Ново-Ленино?

 

 

– А почему нет? В своё время, когда этот сад передали городу и госуниверситету, там действительно был цветущий сад: около 200 видов яблони, много малины. В девяностые годы по поддельным документам сад определили под застройку, но общественность отстояла его. Теперь надо территорию благоустроить – и у нас будет отличное общественное пространство местного масштаба. Тем более что роща Молодежная рядом. Ее начали потихоньку обустраивать, туда инвестор зашёл, хочет установить качели-карусели. 

 

– То есть всё нормально, всё идёт своим чередом?

 

– Ну если горожане опять что-нибудь не придумают и не выступят против. А то у меня часто люди прибегают в приёмную и матерятся: что вы делаете, зачем, скажем, вы поставили киоск мороженого, или сладкую вату продают, или батуты поставили? Не нужно нам это, мы здесь раньше гуляли с колясками, а сейчас из-за мороженого дети визжат. И они не просто матерятся – они подписи бегают, собирают. Они раньше 150 рублей тратили на сигареты, а сейчас приходится на детей тратить. Практически любая инициатива встречает противостояние.

 

– Это Иркутск, знаете ли… Вы вообще встречали иркутян, которые хоть чем-то довольны? Нет, вы вживую встречали таких феноменальных людей? Если можно, то дайте фамилию и адрес. 

 

– Ну это так, да (смеется). Я в округе постоянно и постоянно смотрю, что сделать на следующий год. И сделали, например, освещение. Все дворы, которые нужно было осветить, мы осветили. Причем до этого встречались с жителями и даже провели голосование. Договорились с подрядчиком, что он установит прожекторы на домах. Жители выходят и говорят: не нужны нам эти ваши прожекторы – вы себе плюсик поставите, а нам плати за свет. Я им объясняю, что это получится рубль с квартиры в месяц. Но протестуют-то обычно активисты-бабушки, а они не ходят ночами. Они днём посидели на лавке, а вечером пошли телевизор смотреть. Им зачем освещение на улице?

 

Зимой в роще была горка, и вот мне звонит женщина с претензией: я хотела сказать вам спасибо, а тут увидела, что горка платная. Я говорю: послушайте, есть же три горки вокруг этой рощи бесплатные, идите и катайтесь. А она: это что такое, с детей деньги будут брать? А я говорю: Светлана, но у вас же детей нет, у вас дети моего возраста – так какая разница? 

 

– А знаете, почему так происходит? Потому что большинство людей думают, что вы идете во власть для того, чтобы стать богаче, продвинуть свой бизнес и так далее. Думают, что за душой только личный корыстный интерес. У вас какой был интерес, когда вы пошли во власть?

 

– У меня была внутренняя конкуренция и самореализация. У меня на округе депутатом была девушка из Ангарска. Я проанализировал: на выборы идёт девушка моего возраста, поставила две лавки – и прошла в Думу. Я подумал: почему я не могу? В бизнесе я реализовался, вот и решил попробовать себя в политике. 

 

– Ну и как политика вам? Удовлетворение приносит эта деятельность?

 

– Да, пока да. Чувствую, что не зря живу. Особенно интересно, когда что-то получается.

 

 

– Оцените, пожалуйста, степень движения города к своему, скажем так, идеальному состоянию? Бежим, стоим, идём, но не туда?

 

– Иркутск развивается активно в плане инфраструктуры, но он должен развиться в плане инвестиций – и здесь мы немножко отстаём. И мне очень жаль, что молодежь уезжает. Я вижу по своему району: молодые, обеспеченные, перспективные – они могут найти себе работу и купить себе квартиру в центре города или вообще за пределами региона. А кто остаётся? Если отток молодёжи будет продолжаться в таком же темпе, у города нашего не останется шансов. 

 

– А вы никуда не собираетесь уезжать?

 

– Нет. Я люблю свой город. И надо здесь поднимать. Проще всего уехать. Купить дом в Крыму, шорты одни, майку – и в этом годами жить, но зачем (смеется)? Кто мы там? А в Иркутске каждый из нас может кем-то стать, уже кем-то является. У нас есть родные, друзья, есть общность людей, объединённых не только фактом рождения или долгого проживания, а городской историей, памятью, пространством вокруг нас. И главное: здесь мы можем что-то изменить. 

 

 

 

 

 

 

Беседовали Светлана Фомина, Андрей Фомин. Фото Оксаны Богдановой

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НИКОГДА НЕ НРАВИЛСЯ И НЕ НРАВИТСЯ АНДРЕЙ ФОМИН. НО ЕСЛИ БЕЗ ШУТОК, ХОТЯ БЕЗ ШУТОК НЕ ОБХОДИТСЯ ВСЕ РАВНО: ЕСТЬ КАКИЕ-ТО КОММЕНТАРИИ, ЕСТЬ КАКОЙ-ТО СТЕБ. И ЭТО НИСКОЛЬКО НЕ МЕШАЕТ ПРОНИКАТЬ ВГЛУБЬ "КУЛУАРНЫХ" ПРОЦЕССОВ, ПРОИСХОДЯЩИХ ВОКРУГ ТОГО ИЛИ ИНОГО СОБЫТИЯ, - И, ПОЖАЛУЙ, ЭТО САМАЯ ВАЖНАЯ , ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ В "ИРКУТСКИХ КУЛУАРАХ", КАЖДЫЙ ВЫПУСК КОТОРОГО Я С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ И ЧИТАЮ ОТ КОРКИ ДО КОРКИ.
 

Леонид Альков, заместитель начальника управления пресс-службы и информации губернатора Иркутской области и правительства Иркутской области