вверх
Сегодня: 07.12.19
16.png

Человек с открытой душой

 …А я его редко называл Николай. Гораздо чаще Коля или Колька. Или Коль, когда хотелось как-то ненавязчиво – попросить или поправить. А иногда и Колямбдра даже. Тарханян.


Мы любили подшучивать друг над другом. Обыгрывать наши имена, фамилии, социальные и профессиональные статусы. Отзывы о нас – устные и письменные. И… Теперь нет такой возможности. Потому что Николая Тарханова нет рядом уже 40 дней. А все дружеские или ироничные фразы уместны ведь лишь тогда, когда ты их говоришь в глаза. Правда же?!


Ну или когда понимаешь: всё, что хотел, ты можешь сказать в глаза через несколько минут. Или часов. Или послезавтра вот. Или, на худой конец, через месяц – по возвращению из Москвы.


Он же таким был, да?! Человеком, который постоянно рядом, в доступности. И который всё поймёт: поговорит, пошутит, и легче станет на душе. Он был человеком, к которому можно и за практическим житейским советом, и за хорошим настроением, и за производственной помощью и за хрен знает ещё чем – просто попользовать.


А его нередко пытались именно пользовать – как творческое «мясо». Как стопроцентного выручателя. Как единственного, кто в состоянии реализовать очередную чью-то (иногда и дурацкую) идею, которая, я не исключаю, и казалась-то блестящей маркетологам уже потому, что можно было заплатить Тарханову копейки. Или вовсе не платить. Кинуть его.


Потому что у него была открытая душа. Он был правильным пацаном. А кого кидать, если не таких?


Осенью прошлого года случился перерыв в его общении (и поездках) с федеральными персонами Сергеем Ястржембским, Дмитрием Крыловым и Сергеем Безруковым, а в родном Иркутске он два месяца сидел без денег. Без заказов. Без заработка.


- Если бы не ты и не Аркаша, не ваши заказы, - говорил он мне. – Не знаю, на что бы я жил.


Зато толпой к Тарханову тогда валили маркетологи всех видов и коммерсанты всех мастей и просили в чём-нибудь поучаствовать бесплатно. В коммерческих или имиджевых своих проектах и – бесплатно. Обычная для Иркутска жлобская история.


Меня трясёт от злости к такому Иркутску, но я понимаю, что… Жизнь продолжается. Подлая ли, жёсткая ли и несправедливая, но – продолжается. Она нам дана такой и всё, что остаётся нам – помнить и любить людей, которые эту жизнь старались сделать – и делали! – лучше. Лучше!


…Коля, брат, прости за всё! У меня нет слов, чтобы рассказать, как твоим друзьям плохо сейчас.
 

 

Андрей Фомин

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 ВОТ ЕСЛИ УМОЗРИТЕЛЬНО ПРЕДСТАВИТЬ ТАКУЮ СИТУАЦИЮ, ЧТО НА НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ МОЖНО С СОБОЙ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ОДИН ЖУРНАЛ, ТО ЭТО БЕЗ СОМНЕНИЯ "ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ"... ИНТЕРЕСНЫЕ, И САМОЕ ГЛАВНОЕ, УМНЫЕ ТЕКСТЫ, УДАЧНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ, ОБАЯТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ ЖУРНАЛА. ДАЖЕ ФОРМАТ ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЗЯТЬ ЕГО С СОБОЙ. ЧТО ЕЩЕ ГОВОРИТЬ? ЧИТАЙТЕ КУЛУАРЫ - УВИДИТЕ САМИ!

 

Александр Новиков, фотограф