вверх
Сегодня: 27.03.17
13.png

Четыре источника и три составные части политической критики: иркутский вариант

Автор считает, что критика власти полезна – как самой власти, так и тому, кто критикует. Если критикующий разумен и внятно формулирует свои претензии, он добьется сначала массовой поддержки, а потом и решения проблемы. Если власть достаточно умна, она прислушивается к любой критике, включая самую оголтелую, и использует озвученное, чтобы улучшать собственную работу. Горе, если власть глупа, – она игнорирует критику и продолжает переть в том же направлении, что и раньше, увлекая в конце концов под откос и сторонников, и оппонентов.

 

Разумеется, всему есть пределы: едва ли рядовой гражданин может охватить одним взглядом картину жизни во всей стране в целом, но в пределах своего района, города, области – чем любой из нас хуже любого из тех, кто сидит в «сером доме»? Да ничем. Мы точно такие же. Сегодня вопрос не в гласности – социальные сети ничем не уступают СМИ по количеству читателей и уж точно превосходят по количеству авторов. Вопрос в слышимости: нужно очень точно сформулировать свое послание, чтобы оно дошло до адресата, было прочитано и усвоено. А вот с этим как раз проблема…

 

Точка отсчёта

 

Действующий губернатор Иркутской области Сергей Левченко оказался в уникальной ситуации: он единственный глава региона за последние 10 лет, кого критиковали до избрания, во время избирательной кампании и сразу после неё. Есть издания, которые вообще склоняют его с утра до ночи каждый день. Не верите? Загибайте пальцы. Александр Тишанин в 2005 году был назначен с поста начальника ВСЖД – подавляющее большинство жителей области впервые услышали его фамилию ровно в тот день, когда президент внёс его кандидатуру на рассмотрение Законодательного Собрания. И почти сразу после этого дал понять, что не видит в области никого, чьё мнение было бы для него значимо, потому что привез на должность первого заместителя откровенного «варяга» Юрия Параничева – и назначил его на этот ключевой пост вопреки всем возражениям и откровенному саботажу в Законодательном Собрании.

 

Сменивший его в 2008 году Игорь Есиповской был известен ещё менее – он, кажется, до назначения даже не бывал в области. А вел себя точно так же, как Тишанин: оставил в должности Параничева и привез в качестве второго зама Сергея Сокола из Красноярска. Дмитрий Мезенцев наступил на грабли с гравировкой «я начальник – значит, всегда прав» несколько раз, и особенно сильно в тот момент, когда пытался протащить Сергея Серебренникова на пост мэра Иркутска. Сергей Ерощенко сумел выделиться даже на этом неблагополучном фоне: когда сам президент в мае 2015 года спросил его «Зачем вам эти выборы, у вас же еще два года полномочий?» – он сделал вид, что не понял намека, содержавшегося в этом вопросе, реализовал свой замысел до конца – и с треском проиграл выборы.

 

После этой вакханалии губернаторской «самостийности» и авторитаризма Левченко, связанный по рукам и ногам мыслями о следующих выборах – а они, в Государственную Думу, начались менее чем через год – должен был пройти по узкой тропиночке между избирателями и оппонентами. При этом нужно было не дать первым повод сказать «Мы полностью ошиблись», а вторым – «Мы были полностью правы». Его предшественникам, из которых лишь Игорь Есиповский был членом «Единой России», по большому счету, не было никакого дела до итогов выборов – они оставались при своей должности при любом раскладе, а вот авторитет Левченко от поражения КПРФ может и пошатнуться.

 

Сверху донизу

 

Если говорить о том, кто критикует любого губернатора в стране, то можно выделить четыре источника критики: федеральные власти – президент, председатель правительства, министры, руководство Совета Федерации и Государственной Думы; соседи по региональному уровню – то есть региональный парламент, как бы он ни назывался; муниципальные власти и население региона; межрегиональные структуры – Общественные палаты, Общероссийский народный фронт, политические партии, различные антикоррупционные группы вроде Навального и его компании. Эффективность критики разная, сообразно возможностям каждого из источников.

 

С федерального уровня в последнее время никаких предупредительных выстрелов не звучит: губернаторы Гайзер, Белых и Хорошавин были арестованы – если смотреть с точки зрения рядового обывателя – на ровном месте, без всяких предупреждений или предложений пересмотреть свое неправильное поведение. Вряд ли кто-то станет пересматривать устоявшуюся и доказавшую эффективность практику ради одного иркутского губернатора. И уж тем более никому не придет в голову передавать сигналы о недовольстве в Кремле путем более сложным, чем прямой звонок из Администрации Президента. А зачем Кремлю посредники? Они только искажают сигнал, это все знают с детства по игре «сломанный телефон». В любом случае Левченко всего за полгода работы дважды встречался с президентом – 6 октября 2015 года и 6 апреля 2016 года, и ни разу после этих встреч ничего необычного с ним не случалось. Натужные попытки выдать за такие «сигналы» выступления Минприроды по поводу лесных пожаров и незаконных рубок были не слишком убедительны – приведенные в них факты касались событий 2013–2015 годов или трактовались в очевидно превратном смысле.

 

Не стоит рассматривать в качестве серьезного критика действий губернатора и региональное Законодательное Собрание. Последние 15 лет Сергей Левченко и многие действующие депутаты провели в одних и тех же коридорах власти, принимали одни и те же решения – за исключением тех не слишком частых случаев, когда фракция КПРФ голосовала против или воздерживалась от голосования. По большому счету, председатель ЗС Сергей Брилка, дважды в разные годы работавший заместителем губернатора, несёт куда большую ответственность за современное состояние Иркутской области, чем его тёзка Левченко – просто потому, что всегда имевшая большинство в ЗС фракция «Единой России» никогда не возражала против любых решений любого губернатора, какими бы они ни были.

 

Раз уж это так, господа, то с чего бы вдруг вам менять свое поведение? Трудно даже представить, что именно губернатор Левченко должен пообещать и полностью провалить, чтобы перекрыть недостроенный Ледовый дворец, зимнюю Олимпиаду на льду Байкала, недостроенные школы и больницы, государственный долг областного бюджета, превышающий 25 млрд, и прочее, прочее, прочее, чем отметились его предшественники. Интересно было бы послушать развернутую критику действующих властей, исходящую от экс-губернатора Ерощенко, но он как был человеком не слишком публичным до своего назначения, так и остался после поражения на выборах. Единственная его реплика – дескать, Левченко разрушил систему отношений между губернатором и мэрами – разбивается в пыль при сопоставлении с фактами. Иркутский мэр Дмитрий Бердников публично заявляет, что ему комфортно работать с новым губернатором (про Ерощенко мы таких заявлений не помним, верно?). Ангарский мэр Сергей Петров вместе с губернатором идёт на школьную линейку в День знаний, и почти все мэры без исключения стоят перед дверью правительства с протянутой рукой – потому что больше им никто не поможет закрыть долги перед энергетиками в канун нового отопительного сезона.

 

Вот уж где совершенно точно нет сумасшедших, позволяющих себе оголтелую критику новых областных властей, – так это среди мэров. Да, был анекдотический по своим последствиям демарш группы мэров со срывом Регионального совета. Анекдотический он именно потому, что Регсовет создан только в Иркутской области и является по своей сути рукой поддержки, вечно протянутой в сторону мэров: если у вас есть проблемы – заходите, поговорим. Мэры, общее количество которых неизвестно, но никак не более 25 человек (потому что именно столько их состоит в Совете Ассоциации муниципальных образований), не смогли убедить в правильности поступка даже большинство членов АМО. И уж тем более не смогли бы убедить в ней своих земляков: губернатор, что ни говори, далеко, а претензии к каждому мэру копятся каждый день. И если кто из них совсем без греха – пусть продолжает метать камни.

 

Ничего, кроме пользы

 

Как было сказано выше, Сергей Левченко подвергался критике непрерывно – как за сделанное им лично, так и за все подряд: несделанное, сделанное членами его команды, за саму эту команду, за сына, за жену, за сторонников, за стихию и за собственную дурость отдельных граждан… В целом, этот вал критики полезен для всех. Самому губернатору он постоянно напоминает, что совершенных людей не бывает, и сделать предстоит еще очень много. Различным общественным группам нынешнее положение дел дает понять то, что немногочисленные патриоты области знали и раньше, – если вы действительно беспокоитесь об общем благе, если вы хотите принести пользу области, власть можно и нужно критиковать регулярно, последовательно и по всем направлениям. Тех же, кто не критикует, можно вообще не принимать во внимание – как, например, Общественную палату Иркутской области, которую даже секретарь Общественной палаты РФ Александр Бречалов назвал «чрезмерно лояльной декорацией».

 

Действительно серьёзных критиков у губернатора-коммуниста сегодня два: Общероссийский народный фронт и несколько местных изданий, за которыми маячит тень избирательной кампании. ОНФ был создан как своего рода «государево око», для которого на уровне регионов нет ни закрытых тем, ни неприкосновенных фигур. Получилось, как всегда, не до конца (попробуйте найти критику в адрес глав кавказских регионов, к примеру), но уж, во всяком случае, куда полезнее для развития гражданского общества, чем тот вялый суррогат, которым оказались региональные и местные общественные палаты.

 

К сожалению, в Иркутской области ОНФ так и не нашел ничего нового – все поднятые им темы уже были освещены в СМИ или в социальных сетях. В самом деле: найдите в публикациях под грифом ОНФ или проведенных при его участии форумах хоть что-то новое о незаконных рубках, если сравнивать с сотнями публикаций Георгия Кузнецова? Что-то новое о пожарах, чего не говорил отряд «15.08» или Гринпис? Даже не пытайтесь – Иркутская область если чем и сильна в смысле общественного контроля, то именно экологической темой. Проблему капитального ремонта во всей ее полноте, от низкой собираемости до катастрофического качества, Союз строителей и журналисты предсказали задолго до принятия областного закона – ОНФ всего лишь сыграл роль патологоанатома, подтвердившего диагноз терапевта. Заявления о состоянии дорог, отсутствии пешеходных переходов, проблемах северных территорий и любые прочие нужно адресовать действующим мэрам и партии власти ровно в той же степени, что и отработавшему всего год губернатору: в области всего один мэр (Фролов в Иркутском районе) был избран позже, чем Сергей Левченко. И потом: ради нескольких пешеходных переходов стоило в области целый фронт городить? Очень сомнительно.

 

В незначительном числе, но очень веском остатке значатся несколько важных для Иркутской области средств массовой информации и столь же весомых журналистских имен. Причины, по которым эти издания и люди оказались в стане оппонентов губернатора, как правило, сугубо личные – кто-то лишился выгодных контрактов, кто-то искренне считает, что сохранение «стабильности» было бы для области полезнее, чем шестой за десять лет губернатор. (Забывают, правда, что выборы состоялись по инициативе Ерощенко – и за очередной раунд «чехарды» винить больше некого.) Если бы этих людей не было, их бы следовало назначить – они выполняют важнейшую общественную функцию, не дают аппарату правительства и в первую очередь пресс-службе почить на незаслуженных пока еще лаврах, а заодно и придают живости всем министерствам.

 

Пусть иногда они перегибают палку, обвиняя правительство и главу области в том, чего они не делали и сделать не могли, но давайте простим им эту малость – в конце концов, после долгих лет сонной лояльности они учатся быть гражданами и требовать у власти то, что она должна делать. А это очень непросто.

 

Критиковал Константин Дынин

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Я СЛЕЖУ ЗА ВЫХОДОМ ЖУРНАЛА «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» НЕ ПОТОМУ, ЧТО Я ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН СО ВСЕМ, ЧТО ВЫ ПИШИТЕ И ЧТО ГОВОРЯТ ВАШИ ГОСТИ. СКОРЕЙ, НАОБОРОТ. ИНЫЕ МНЕНИЯ, ОТЛИЧНЫЕ ОТ ОБЩЕПРИНЯТЫХ, РАЗЛИЧНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА ЖИВОТРЕПЕЩУЩИЕ ТЕМЫ – ВОТ ТО, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЦЕННО. ЖУРНАЛ ЭТИМ И ИНТЕРЕСЕН. РЕАЛЬНО ИНТЕРЕСЕН.

 

Тимур Сагдеев, депутат Законодательного Собрания Иркутской области

Архив новостей

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Мысли напрокат

demotivatory_01.jpg