вверх
Сегодня: 23.06.18
3.png

Ещё раз про «плачущего» мальчика

 

Ну вот, и у нас тоже. Как говорил покойный Виктор Иванович: «Никогда такого не было – и вот опять». Вот уж – в самую точку.


Дождались. Добездействовали. И все еще продолжают писать «картину маслом»: мальчика недопроверили. А учительница тем временем – оправдывает, глава гороно – поддерживает. Да и сам мэр города тоже. Если кто-то подумает, что только они, тот здорово ошибется. Что там происходит теперь – в российском вообще-то городе? Или уже – нет?


И это позор нам, что мы этого дождались. В Уренгое и до 90-х было иногда ой как погано в отношении истории Великой Отечественной. В 87-м (а мы тогда жили в этом городе), когда один из приговоренных  руководителей рейха к пожизненному заточению повесился в западногерманской тюрьме, в городе скрытые фашисты расписывали стены символикой и лозунгами. Тоже считали «невинно загубленным». Каждый год в апреле такие провокации были ожидаемыми горожанами, скрипевшими зубами от невозможности начистить «физии» затаившимся вражинам, так как накануне «днюхи» главного фашиста и его висельника такие акции повторялись. Но всё это замалчивалось властными структурами: как тайно появлялись лозунги и символы, так же тайно и смывались. А зря тогда замалчивали.


В Уренгой приезжали жить и работать люди со всего Союза. И там всегда было достаточно много, как их называли, западенцев, которые держались особняком, некоторые из них нарочито носили атрибуты национальной одежды, и которых не любили и сторонились даже земляки-незападенцы. Попасть в режимный заполярный город было очень даже не просто, ведь там была возможность зарабатывать хорошие деньги. Так неужели наши «компетентные органы» не бдили, кто приезжает, кого ставят руководителями – какие корни у людей? Пробдели многое в погоне за своим «длинным рублем»?


Была у меня подруга в Заполярье, мы дружили семьями, кстати, муж её был русским. У нас были очень хорошие отношения. Приятельница моя была рождена в Казахстане, в семье, высланной из западной Украины после освобождения от фашистов их города. К времени нашей дружбы её пожилые родители уже вернулись в  родной город. А подруга гордилась, что по-русски говорила правильно, очень чисто, без акцента – спасибо её учителям из Казахстана.  Её мама писала ей письма на родном языке (приятельница читала их мне вслух) и всё сокрушалась: «…доня, ну почему ты не пишешь мне на нашей мове»?». И я вторила её маме: почему – тем более если мама просит? Почему своих детей не учишь родному языку? – «Ой, да ладно тебе! Зачем он им?» – было её привычной отмазкой от моей назойливости. (Запомним этот ответ.) Кстати сказать, своим соседкам по подъезду – нагайке и татарке – я задавала тот же вопрос, на который ответом было: чтобы они не понимали, о чем секретничаем с подружками. Ну это было хотя бы понятно: мужья их уезжали на вахту на 2 недели каждый месяц, молодые жены не работали, потому подруг и секретов хватало. Смайл
Приятельнице же моей украинский язык по жизни не казался нужным: она старалась делать карьеру кадровика, и у неё это хорошо получалось, хотя образование её было далеко не профильным. Из Заполярья уезжать их семья не собиралась, ну разве что перед пенсией купить домик у моря. Потому от моих лингвистических домагиваний она просто отмахивалась. Вся наша дружба рух-нула вдруг (причина такого написания этого глагола прояснится чуть ниже).  Однажды вернулась семья приятельницы из отпуска с исторической родины, естественно, мы встретились. И даже подумать не могли, что встреча окажется последней. С подругой произошли радикальные изменения, беседа как-то не складывалась – нельзя было понять появившегося высокомерия по отношению к нам. На мое удивление она ответила, что её мама вступила (внимание!) в рух (политическая организация западенцев времен перестройки). Мама и не только и обработали мою «обрусевшую кадровичку», «открыли глаза». Последней каплей стала её обвиняющая нас фраза в том, что их «насильно русифицировали». Напомню, что она, в отличие от наших соседок-мусульманок, просто отмахивалась от моих вопросов о её родном языке как о чем-то непрактичном в жизни, лишнем.


Много позже мы поняли, что сослали родителей её в казахские степи по причине сопричастности бандеровским делам. А сейчас я понимаю, как легко в своих потомках возродить то, чем ты жил, дышал в молодости. Как в нас генетически живет от отцов переданное и с молоком матерей, переживших ту войну, вскормленное неприятие фашизма, так и в детях-внуках западенцев легко всплывает даже через десятилетия их «сверхчоловичность», замешанная на ненависти к России.


…А уренгойский и ему подобные «херои» пусть посмотрят хотя бы два фильма: «Судьба человека» и «Помни имя своё». Если их это не избавит от странных (мягко говоря) для россиян современных «страданий юных вертеров» – ничего хорошего от их выступлений где бы то ни было нам ждать не приходится. Не верю в неосведомленность пацанчика о том, что он изрекал в бундестаге.

 

Галина Костина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТЯЖЕЛОВАТЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОСПРИЯТИЯ. МНОГО О ПОЛИТИКЕ ПИШЕТЕ И ОЧЕНЬ СЛОЖНО.

Марина Попова, преподаватель русского языка и литературы

 

Архив новостей

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Мысли напрокат

1451329900_smeshnye-demotivatory-13_podstolom.su.jpg