вверх
Сегодня: 24.04.17
6.png

«Есть где-то кошачья планета…»

 

В век Интернета, Instagram’а и YouTub’а любимейшими существами лузеров и юзеров безусловно стали кошаки и кошечки. Они же няшечки и мимимисечки. Умеет эта лохматая (и даже лысая!) порода добиться желанного – власти и беспрекословного подчинения. Мы думаем – это мы их взяли-выбрали, это мы – их хозяева. Что думают по этому поводу сами коты – даже не пытайтесь угадать. А сколько удивительных историй об этих животинках есть у каждого их хозяина-раба! Иногда, выслушав их, мы невольно шепчем сакраментальное – «Мистика!».

 

Вот, например, две из моих «запасников».

 

Поверим Жюль Верну, что

«…кошки – сошедшие на землю духи»?

 

Первая произошла лет сто назад, её часто вспоминали мои родственники, переселившиеся в город из Куйтунского района.

 

В одном из домов села жил кот, необычайно привязанный к своему хозяину. Спал только у него в ногах на кровати, что стояла у самой печи. Когда хозяин хворал – не отходил от него, ложился на больное место, лечил своим теплом и биотоками, как мы теперь говорим. Когда хозяин по своим делам отлучался из дома на несколько дней, кот переставал есть, только пил воду и все смотрел в окно на дорогу. Если хозяину необходимо было уехать на заимку, он брал кота с собой, потому что не однажды тот сам находил дорогу к нему и приходил изголодавшийся и измученный разлукой. И в поле его сопровождал, и в телеге с ним трясся, и часами сидел на воротах, дожидаясь хозяина и не обращая внимания на негодующий лай цепных псов.

 

 

Случилось однажды страшное: когда вся семья отсутствовала несколько дней, кто-то убил хозяина в его же доме. Началось расследование, но непосредственных свидетелей случившейся трагедии не нашлось.  Подозревали одного из близких – то ли родственника, то ли очень хорошего знакомого, кто часто останавливался у них, иногда и на несколько дней. Родственника, на которого пало подозрение, перестали принимать в доме. Следствие велось долго, не один месяц. Наконец состоялся суд, который не нашел достаточных доказательств вины этого человека и оправдал его. Семья погибшего была обескуражена, но им пришлось смириться с решением суда. А оправданный тут же усиленно принялся восстанавливать прерванную дружбу, был очень настойчив в этом старании, и после долгого отсутствия он вновь появился в их доме, загостился допоздна, надеясь, что проникновенные застольные беседы и его щедрые гостинцы растопят лед остывших отношений. Время позднее, путь домой гостю предстоял неблизкий, и его оставили ночевать, предложив свободную кровать – на которой раньше спал хозяин дома.

 

Кот все эти месяцы тосковал и не покидал кровати хозяина, спускался с нее только поесть, попить, выскочить во двор. Но когда в доме появился этот гость, кот впервые за все время без хозяина взобрался на печь и весь вечер не спускал с него глаз.

 

Утром хозяева были удивлены отсутствием кота – его не было на печи, не было его и на кровати, на которой раньше спал хозяин, а сегодня спит гость. И во дворе его не оказалось. «Есть захочет – прибежит», – с этой мыслью хозяйка перестала его искать и звать. В то утро она долго не будила гостя, а когда стали звать его к столу, обнаружили оправданного накануне подозреваемого, что называется, уснувшим вечным сном. Как оказалось, глубокой ночью, когда все крепко спали, кот спрыгнул с печи на гостя и перегрыз ему сонную артерию. Все свершилось тихо.

 

А кота обнаружили, только придя навестить могилку убиенного главы семейства: здесь верный четвероногий друг свернулся калачиком и ушел «догонять» хозяина.

 

Так кот, не представлявший жизни без любимого человека, будучи единственным, но бессловесным  свидетелем происшедшей несколько месяцев назад трагедии, взял на себя миссию  и судьи, и палача: дождался, приговорил и казнил убийцу хозяина.

  

*******

 

 

Вторая история гораздо ближе нам по времени и месту действия – это ангарская времен ранней перестройки быличка.

 

«Встретил черную кошку в пути – три раза плюнь и один раз пни!»

 

Между прочим, это совет не чей-нибудь, а настоящей леди Деборы А. Эдд. Похоже, оскароносная английская актриса по опыту знает, о чем говорит. (Смайл)

 

 …В один из чудных субботних вечеров компания давних друзей и их подруг строила планы на предстоящий уикенд. Майский вечер был очень хорош: дневная жара мягко перешла в вечернее тепло, молодая зелень радовала глаз, со стороны Китоя время от времени тянуло прохладой… Друзья были надежными и проверенными – школьной дружбой, армейской перепиской, многими, мягко говоря, эпизодами общей юности.  А девчонки… Девчонки были такими трогательно-нежными, что рядом с ними парни казались себе ростом выше и в плечах ширше. Весна-чаровница и матушка-Природа делали свое дело – очень хотелось казаться такими же и своим подругам, где-то уже даже грезились подвиги – и всё ради них, таких юных, доверчиво-беззащитных. Ну и не слабо так уже каждый чувствовал, что, как это там у Николая Добронравова, ну прям вот-вот – и

«Встанет сердце под знамена

 

Атакующей любви!»...

 

Атака любви захлебнулась неожиданно, ретировалась ровно перед афишей – именно в эти минуты начинался сеанс в видеосалоне, новом атрибуте раннеперестроечного времени. Компания еще ни разу не приобщалась к этому виду прогрессивнейшего из всех прогрессивных искусств, добравшегося наконец и до наших палестин, а потому решение было единодушным: идем! Даже не прочитав название фильма (да какая разница?!) – идем, и всё тут! Хотя вряд ли бы им тогда что-то это название подсказало. Друзья были еще в том возрасте, когда на известный призыв «Кано?.. Асисай!» они всё еще откликались мгновенно и радостно «Кано, кано!!», причем с юношеским максимализмом – «заряжаясь» на сеанс, наполняли карманы семечками. Взросление выражалось единственной переменой: в карманах стали преобладать конфеты – «вдруг с девчонками пойдем». И ежели доводилось сидеть два часа в темноте чисто в мужской компании – те же конфеты вполне компенсировали недостаток дамского общества.

 

Итак, сеанс в видеосалоне. Жаль, очень жаль, что в те времена не было еще технической возможности делать селфи! А как было бы интересно посмотреть на лица наших героев, когда по экрану всё брели и брели живописнейшие колонны, пары-тройки и одиночки восставших из небытия голливудских зомби. Это на неискушенные-то зрительские нервы тогда все еще советских зрителей! Только представьте себе: глаза всех зрителей «по 5 копеек» – почти буквально! А пятачки советские были ого-го себе какие! Ох как хотелось бы сейчас полюбоваться и «лиц их общим выраженьем»… Что уж говорить о том, что руки парней так ни разу и не потянулись к нежным девичьим плечикам – экран всех поглотил своим накатывающим волнами ужасом, и отталкивающим, и притягательным одновременно. Девчонки время от времени тихонько вспискивали, поджимали коленки и ноготочками впивались в руки парней. Что последним не давало провалиться в тартарары не изведываемых ранее ощущений и придерживало на поверхности реальности. Короткой вспышкой мелькала мысль: «это же только кино…» – и парни надеялись хоть как-то закрепиться в ускользающей действительности. Однако тут же увлекались очередным режиссерским трюком в том же направлении, что и тени на экране…

 

Но все когда-то заканчивается. Кончилась и эта голливудская пытка «искусством кино». Когда компания вырвалась на волю, уже стемнело. После полубессознательного пребывания на сеансе шло неспешное воскрешение, возвращались к жизни почти молча, изредка междометийно откликаясь на чьё-то вырвавшееся в адрес фильма слово типа «жесть», «кошмар», «ой, мамочки, больше не пойду!». Пора было и по домам, еще погулять (ведь завтра ж не на работу!) всем как-то расхотелось. Мужество в парнях возродилось настолько, насколько позволял текущий момент, а именно: девчонок нужно проводить. Возвращенная действительность пугала возможными «скрытыми резервами», о которых ранее и не подозревали. Друзья и их подружки двигались в направлении цивилизации и остановки трамвая кратчайшим путем – мимо стройки. Очень хотелось вернуться туда как можно скорей. А пока – плотной стайкой меж высоким забором стройки с одной стороны и близкой опушкой – с другой. Было пусто, свежо, тихо, городской народ в своих квартирах погружался в сон. Шли хорошим прогулочно-походным шагом: парни – шаг, девчонки – два. Домой хотелось как никогда. До трамвайной остановки оставалось метров сто...

 

И вдруг среди этой сонной тишины над головами компании, где-то на вершине забора, раздалось душераздирающее и непрекращающееся «Мммммяяяааааааааууррр!!!».

 

На этот жуткий, рвущий нервы кошачий вопль в тот же миг, не секунду даже, наложился переходящий в ультразвук визг девчонок…

 

Не могу сказать, как спасались девчонки, но в той компании был мой младший брат – это его история. Как рассказывал братишка: «все дриснули в разные стороны!». Конкретно кавалеры мгновенно, рефлекторно вспомнив армейские навыки (ой, спасибо товарищу старшине!) разом упали, вжались в землю, змейкой на раз-два выбросили тела вперед, вскочили и… только их и видели! И всё это в момент! 

 

Так трое парней, прошедших через жесткую дедовщину, боевые учения и где-то даже через мучения, «дембельнувшихся» всего несколько месяцев назад, но уже повстречавших своих подруг и вкушавших очарование зарождения любви, эти трое друзей враз потерпели полное фиаско, потеряли все «ориентиры» – от победного вопля захлебывающегося от того же нежного чувства кота. 

 

 

Велика же дурная сила голливудского «искусства», натянувшего зрительские нервы до такого напряжения, что вот-вот коротнет. И ведь еще как «коротнуло»! Компания «рассредоточилась» по опушке и дальше в лес так широко, что, исчерпавший  кроссом силы и наконец остановившийся братик сколько ни прислушивался к тишине, её ничто не нарушало. Надежды, что где-то поблизости окажется «друг мой, третье мое плечо», не оставалось. Домой пришлось всем добираться в индивидуальном порядке. С той самой поры мой младший брат не любил и не смотрел ужастиков.

 

Есть такая английская пословица: «Настоящий джентльмен – это человек, который, наступив в темноте на кошку, назовет её кошкой». Как бы ни назвал братишка того кота, но джентльменством он в тот вечер не блеснул, да и не он один. (Смайл)

 

Галина Костина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Как называется журнал? "Иркутские кулуары"? Не знаю, никогда его не читал.

 

Сергей Якимов, юрист

Архив новостей

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Мысли напрокат

14344734_1102486263122066_1533998651895541425_n.jpg