вверх
Сегодня: 24.10.20
14.png

Индия! Вот так встреча!!!

Писатель и журналист Михаил Юровский заканчивает книгу об Индии. В ней вся подноготная, вся правда, в ней великолепная и ужасная Индия без фильтров и прикрас. Единственный фильтр – восприятие автора. И вот, если вам интересно, мы публикуем несколько зарисовок из этой книги, которая готовится к изданию в Москве.


...Приняв решение обходить базары стороной и уж точно не жить на них сутками, я начал напитываться новой надеждой, что есть другая Индия: не торговая, не продажная Индия! И поскольку идти мне всё равно было некуда, решил выбрать того, кто мне тут более всего симпатичен, и сопроводить его по мере сил до самого последнего мига, пока это возможно. Выбор пал на симпатичную одинокую девушку в обычных штанах и клетчатой рубашке. Она ехала с отсутствующим видом, в одиночестве и явно не по проторенному маршруту. Выйдя за ней, понял, что она и сама толком не знает точное место назначения, поскольку спрашивала прохожих. В толчее и духоте, которые опять обрушились на меня на улице, хоть какая-то живая душа, тоже чего-то ищущая, показалась мне настоящим подарком судьбы.


Мне повезло, что она не стала нанимать рикшу, иначе б оторвалась от меня. Шла пешком, достаточно долго. И пришла в храм Шивы. Это показалось мне добрым знаком – благодати. Пока она делала подношения, молилась, осмотрелся и тоже попросил Шиву принять меня. Просто посидеть в тиши и иной атмосфере умиротворения оказалось уж гораздо полезней.


Атмосфера храма навевала покой и такое успокоение, которого не хватало все эти недели. Невольно закрыв глаза, начав медитировать в позе лотоса, словно провалился внутрь себя. Не было боли потерь, ни муки расставаний, ни странного удела ищущего неизвестно чего. Через какое-то время, придя в себя, я уловил на себе внимательный взгляд служителя. Он мне покровительственно кивнул и протянул еду. Прасад! Индо-мир стал ближе и роднее.


Такое блаженство приятия я испытал только в Бали. Будучи и там первый день и не имея саронга — это то, чем обматывают чресла жрецы и прихожане, – получил и там свой прасад. Вообще прасад – это гораздо больше, чем еда. Это пища, предложенная Богу. И тот, кто её вкушает, удостаивается особой милости и благости. Предлагают встречным, гостям дома. Много раз, бывая на посиделках кришнаитов уж после возвращения из Индии, убеждался: в этом ритуале, правда, много мистического благолепия. Ни с чем не сравнимая лёгкость, независимо от того, сколько ты съел, и невероятная атмосфера радостного благополучия.

 


 Вкусив шиваистский прасад, отдал дань признательности Шиве, поклонившись богу и пятясь задом, пошёл дальше. Конечно, девушки уж и след простыл, но это было и хорошо. Оставалось потратить оставшуюся половину дня на выход из большого города. Посетив все самые крупные три города Индии – Мумбай, мельком Бангалор и вот теперь слоняясь по Нью-Дели, увидел я его самым маленьким и просторным. Никаких угнетающих высоток. Нет километровых трущоб — по крайней мере, в центре. За столицей следят — тут убирают. Найти здесь привычный супермаркет — очень сложно. Наверное, в особых районах лишь. А так, пожалуйста, — разложенные на тряпочке нехитрые индийские закуски, точнее, судя по сладости и остроте их, — очень хитрые. Но наесться таким деликатесьем очень сложно.


Пекло стало невыносимым. Сами индусы после обеда стараются по улицам не слоняться. Весь вымок от пота, и искать место, где бы просто пересидеть пекло, надо было уже давно. По привычке ища некоего напарника, я наткнулся на нищего изгоя и сел рядом с ним же. Он был не против. Их отстранённости может позавидовать любой актёр. Он просто сидел. А мне надо было что-то думать, делать, изображать. Он же просто сидел и ждал своего…


 Когда мне показалось, что чего мы тут так тупо сидим, он вдруг извлёк из ниоткуда свирель и заиграл такую чудесную мелодию, что я просто растаял. Просто нирвана. Тихо, но так проникновенно он сыграл три мелодии. И опять ушёл в транс. И был тут просто счастлив. Хотя никто ничего не подал ни ему, ни мне, мы сидели молча – расслаблялись. Только остановившись, примкнув к кому-то из здесь живущих всегда, смог вдруг ощутить пульс Индии, её трепет, тепло, её мудрость – и успокоение со слезами раскаяния снизошло. Оглядываясь по сторонам, не мог понять, как, за что можно ненавидеть ту теплынь и негу!!

 

 


***
Наконец с толпой взобравшись в слипер, смог прийти в себя. Отпустило. В поезде я встретил Таню — она сто раз была в Индии и подтвердила, что в Индии действительно женщин мало. Хотя в мире мальчиков и девочек должно рождаться поровну. Девочек растить труднее, на приданое к тому же нужно большую сумму денег, хотя и мужчинам тоже на это приходится тратиться — но не столь капитально. Многим индианкам современные технологии помогают решить вопрос кардинально. Они просто идут все на УЗИ, узнают, и если мальчик – его оставляют, если девочка — прерывают беременность.


Для многих индусов знакомство с белой женщиной – путёвка в большую жизнь, и они там вправду считают щедрых русских невероятно богатыми людьми – после англичан, конечно. Был случай: знакомый работал в аэропорту и помогал сдавать чемоданы с большим перевесом за определённую мзду. Так вот, однажды он вправду просто так попросил сверх того ещё тысячу долларов себе на чай.

 


Толпы одиноких парней – частое зрелище на пляже. Смелые и наглые подходят к белым девушкам и просят фото на память. Но сразу же набегают человек 20 – и все фоткаются. Потом эти фотки по фейсбуку гуляют со странными подписями на хинди – жесть!


На пляжах обычно многолюдно, потому и спокойно. Домогаются только продавцы фруктов, шарфов, украшений и всякой сладости. Но на пляже главные перцы – хозяева шейков, кафе, в которых ты заказываешь еду, пиво, напитки, и сидишь там спокойно в комфортабельном шезлонге под зонтиком. Поэтому поход на пляж – сначала выбор пляжа, а потом выбор шейка. Если ты сидишь в приличном шейке, то никто приставать не будет. Работники сами отгоняют нудных продавцов. И сами они не подходят, а стоят в стороне и на тебя издали жалобно смотрят. Но есть одно волшебное слово: мака-нака! Это типа «ничё не надо!». Сразу понимают и отстают. В шейках везде разная атмосфера: если приветливый хозяин и хорошая кухня – там много иностранцев, англичан, а пьют они, как собаки: совести-то нету – вот и заливают… Пьют много пива и немцы – и сорят деньгами. Но никто ими так не сорит, как русские, – вот индусы и думают, что мы круче американцев. Простенькие шейки– это где кухня так себе, готовят долго и могут принести не то даже. Сами индийцы очень редко сидят в шейках – в основном это приезжие из интер-Мумбая, где живут люди всех этносов и народностей. Жители Севера Индии вполне состоятельны и многие не бывали даже на чёрном юге, им до фонаря и отдых на Гоа или в Керале. На пляже индийцы ходят толпами, мочат ноги, поскольку плавать не умеют. Смельчаки заходят по пояс, редко купаются в привычном смысле, то есть плещутся и плавают всерьёз, учитывая сильную волну на море, особенно откатную, – она всех валит с ног, как лассо.


Однажды при мне парень и девушка, видно, в порыве влюбленности очень хотели острых ощущений и зашли далеко от берега, всего через 10 минут – их ещё никто не успел даже потерять – тела обоих выбросило на берег… Так было печально – в прекрасную солнечную погоду. Вот этот пляж Бага, который обожают индийцы и гуляют по нему. Интерес индийского мужского населения к женскому полу повышенный – они хотят всех. Вечером после 19:00 заходить в море нельзя – шезлонги собирают и выставляют столики у моря. Где-то проводятся Бич Парти – то пляжные вечеринки, дискотеки по-нашему, то есть в целом всё мирно и спокойно, если ходишь в один шейк – тебя знают и ценят как своего и всегда присмотрят за вещами, позаботятся хоть о чем. Но если быть шатуном – то жесть.


От себя замечу: по Бали уже – среднестатистические индусы считают дружбу с белым большой удачей. Но только не забывай: им деньги твои нужны гораздо больше, чем тебе. Я раз был в семье на Бали – там я помедитировал на семейном капище, дал чуть денег. Так потом этот парень мне на полном серьёзе пару раз звонил даже не в ватсапе и просто так просил денег только потому, что я произвёл впечатление полумиллионера из белой зоны.
В таком состоянии ума вся Индия кажется ужасной – ничего тебе тут так не будет, всё не то, но стоит только каким-то чудодейственным образом расслабиться, прийти в себя, тут случается чудо: и каждый закуток, и приятная тень, добрая улыбка, неспешный разговор – всё это вдруг приобретает поистине ублажающее, прямо мистическое доброе назначение.


Такая метаморфоза восприятия случилась со мной при встрече с соотечественницей Таней – внешне очень похожая на Блаватскую, в некой накидке-шарфе через голову, она, облокотившись на щёку, могла долго многозначительно молчать и слушать твоё сердце. Говорила сестра Татьяна также завораживающе убедительно, речитативно-вкрадчиво…


Вот что мне надо было найти – немного женской умиротворяющей энергетики. Оказалось, она астролог, составляет натальные карты прямо «на коленке», только дай ей свои данные. Я, конечно, не преминул всё о себе узнать. Оказалось – да, это переломный этап жизни, дальше будет лучше и, если пройду испытания, полегче. В общем, верной дорогой идёте.


– Таня, может, вместе поедем на Гангу посмотреть?


– Ну уж нет, чего я там не видела? Мне в Бенгалию!


Такие вот встречи в пути бывают. Напроситься с Таней в Бенгалию, куда ускользнул наш Садху-призрак, не рискнул сразу так, но телефон взял и, мало ли, – мог бы и доехать. Человек не может ничего приобрести, кроме того, что его формирует. Встречающиеся люди на жизненном пути – как зеркало, их отношение к тебе, каждый, кто способен вдруг перевернуть твои мысли и представления о самом себе, как оладьи на сковородке, есть веха основополагающая в круговороте существ разумных и маловразумительных вокруг тебя. Даже если мы попадаем в рай, мы тут же начинаем искать ад, ибо ум нуждается в изменениях. Он не может жить в неизменении, потому что он жаждет новых курьёзов, нового возбуждения. Когда бы ни мелькнула новая реальность перед нами – разум против, он отговаривает и разубеждает. Это сделало всех нас несчастными и раздражительными.

 


Наконец всеми способами я попал-таки в Варанси – город священный для трёх религий: индуизма, буддизма и джайнизма. И сразу к ночи оказался на таком действе, как массовые ритуалы. Это когда воздают славу богам, поют мантры и действия местных священников олицетворяют поклон сразу пяти основным элементам: огню, воде, земле, воздуху, эфиру.


Атмосферно всё это выглядело насыщенно смыслом и теплом людских сердец. О духоте думать уж не приходилось. Никакого дискомфорта – только лишь энергия умиротворения. Этому городку не менее трёх тысяч лет, и, по некоторым оценкам, он считается самым древним поселением. Молодые жрецы, стоя на помостах в белых одеждах, вращали чадящими благовониями, и рядом звучали горны из природных огромных ракушек. Здесь собираются люди со всей Индии, чтобы почтить память богов. Церемония Аарти – ежевечернее славление богов. Люди собираются кто на ступенях перед рекой, кто с лодок – все готовы пасть ниц и испытать священный трепет перед лицом славы вечных богов.


После окончания церемонии люди встают на ноги и идут к реке, чтобы спустить по Ганге ритуальные венки со свечами, а также усыпать воды реки лепестками живых цветков...

 

 


***
Был лишь шестой час утра – спать не хотелось. Атмосфера приподнятости и яркости происходящего зашкаливала. С русскими кришнаитами я напросился покататься на лодке. Масса будто старых знакомых встретилась вдруг вновь. Эффект дежавю феноменален.


Мой друг Серёга из Омска, которого тут встретил, попутно рассказывал, как раз в жизни вырвался из дому – и сразу попал в Непал, а потом уже доехал до Варанаси.


– Расскажи, кто надумал тебя туда вдруг позвать?


– Тут вдруг меня позвать надумала девочка. Хотя конечно же не вдруг: это история, уже тянувшаяся около двух лет. Проводится у нас в городе фестиваль «Май ЧАЙ», в 2015-м году позвали меня туда, и вот одна из трех девчонок, с которыми я оказался в компании, впоследствии позвала меня в Непал. Тут небольшое отступление: девочка работала в банке, позже ее пригласили в автономку на Алтай, далее в Непал и после последнего она уже стала работать гидом в Непале и прочих странах. Так что, видимо, виной всему чай. Звала она меня, как было объявлено, ранее года два. Сперва не срослось из-за отсутствующего у меня загранпаспорта, потом были смены работодателей и учительский йожный тренинг, а этой осенью звезды выстроились в благоприятной конфигурации – и путешествие состоялось.


– Насколько знаю, программисты – убеждённые домоседы...


– Ну, мне и в Омске хорошо, а искать где-то еще более хорошо в моей парадигме не есть хорошо. Так вот, первое мое самостоятельное путешествие состоялось на Алтай не по собственной инициативе, а родительской: съезди куда-нибудь в отпуск – сказали они. Так как опыта не было, решил недалеко выехать, вот и поехал на Алтай. Далее последовали командировки в разные города России, их сложно себе представить путешествиями, по большей части – конечно же работа, но все равно дорога и экскурсии значительно расширяли и обогащали впечатлениями рабочую составляющую. Собственно, к чему так много букв в этом абзаце… а к тому, что мне для принятия решения нужна какая-то цель или задача, которую необходимо решить: если есть таковая – то решиться очень просто. Главное в людях – мотивация, а не бюджет. А бюджет важен конечно же обывателям и наёмникам. На мой взгляд, не следует разделять на главное и не главное, а людей на обывателей, ищущих, упаривающихся и т.д. Важно оценивать свои силы и возможности адекватно ситуации. Если поездка в Гималаи, то это по умолчанию недешево и тяжело в плане физической нагрузки, и не важно, кто ты и какова твоя мотивация и задачи. Другими словами, есть некоторый довольно высокий порог вхождения.


– И какие впечатления от гор, вы там спонтанно ходили?


– Горы – это такие большие штуки и всегда со снегом, то есть если летом снега на горе нет, то это не гора, а холм. Так вот в Гималаях холмов много и много гор. Ходили по классическому маршруту вокруг Аннапурны. С некоторыми изменениями в первый день ехали на джипе и в последний. Сейчас идти пешком начало, и окончание совсем стало бессмысленно, много транспорта и пыли, из-за последней наслаждаться красотой не получится – от слова совсем.


– Отели бронировали? Из чего складывался день и туры?


– У нас была девочка-гид, у которой все было там схвачено. По большей части отели, транспорт были забронированы, но Непал – это Непал: это горы, ситуация может меняться одномоментно. Туристов много, а возможностей обеспечить их потребности не всегда хватает, хотя непальцы стараются заработать, поэтому за большие деньги все будет, но качество будет не очень в любом случае. День складывался очень просто: с утра встаешь, завтракаешь, складываешь рюкзак, одеваешься, идешь до обеда, поели и снова идешь до вечера. Иногда шли до обеда, и иногда был выходной с целью акклиматизации и восстановления. Хотя день отдыха – это тоже не совсем отдых, а просто меньше километраж и без рюкзака. В Браге удалось посетить 600-летнюю гомпу и озеро Гангапурна. Попытка искупнуться была провалена: очень глубокий ил – проваливаешься в метре от берега по колено, дальше не пошел, только омылся. Вода хоть и из ледника Гангапурны, но само озеро неглубокое и поэтому прогревается. В гомпе были интересные ощущения и впечатления, хоть не было монахов, но место очень наработанное. Красоты особой, как и в большинстве буддистских храмов, не было, были интересные маски, очень похожие на шаманские. Да и вообще Непал это такая страна, которая находится между Китаем, Индией, Пакистаном – и поэтому в культурно-национальном плане является парадоксальным синтезом для пришельцев.


– А задачи у вас какие-то были?


 – Изначально была задача осмотреть парк Аннапурны, проверить свои физические кондиции в горах, пройти со своим рюкзаком перевал Торонг-Ла на высоте 5416-м. Вот это все в самом лучшем виде было исполнено. На фоне гор, нет, даже – ГОР, встречи с людьми или какими-то сооружениями выглядят не так значительно. Удалось побывать в Верхнем Писанге на вечерней службе в красивом буддийском храме, было очень здорово, и состояние чистоты после, но храм расположен напротив лика Аннапурны – и по сравнению с ним мои ощущения от храма и службы несопоставимы по масштабу. Именно поэтому практически не фотографировал людей. Самые большие города Непала – это Катманду и Покхара. В Покхаре мы провели вечер, ночь и утро. Это такой местный Сочи, город у озера, курорт с соответствующей расслабленной атмосферой. А Катманду – большой муравейник, люди и пыль. В целом Непал довольно однообразен, это дорога, возле которой живут люди, и горы. Может сложиться впечатление, что и у них, как у нас, жизнь проходит дома у дороги, но у них жизнь фактически у дороги. Едят, моются, стирают, сушат одежду прямо у дороги, на глазах у проезжающих. Есть, конечно, и деревни в отдалении, но основная жизнь происходит у дороги. Обязательного среднего образования нет, поэтому слова – это просто слова, не для понятий, диалоги примитивны, какого-то глубокого общения с местными не выйдет, да оно и не нужно, там эта простота к месту, и ты проникаешься простыми смыслами без надуманностей. Туристов очень много, в начале трека они равномерно распределены по маршруту, но чем ближе к перевалу, тем концентрация их увеличивается. Через перевал с нами шли, наверное, человек 300 – из разных стран, больше немцев и французов, но также много израильтян и русских. Были даже немолодые велосипедисты, которые большую часть времени тащили своих коней на себе и только после перевала на двухчасовом спуске ехали на них. Сам пробежался перед ними и полностью это не мог наблюдать, но заключительный момент их спуска даже запечатлел на фото. Из культурных объектов больше всего понравилась самая большая ступа в Катманду Боднатх высотой 40 метров, построена в V веке. Пока идешь к ней, на пути встречаются в основном небольшие индуистские храмы, да даже не совсем храмы – это нечто больше похожее на алтари, куда постоянно приносят подношения. Очень много храмов Ганеши, но когда приходишь к ступе, это совсем другие масштабы и ощущения, да и построены они для разных задач и целей. Если изображения и храмы Ганеши призваны устранять препятствия, давать знания и богатство, то буддистские сооружения – для освобождения. Под перевалом Торонг-Ла на высоте 3800 метров располагается Муктинатх, который является священным местом для индуистов и буддистов. Индуисты называют это место Мукти Кшетра – «место спасения души». Это место является одной из 51 Шакти питх (центр поклонения Шакти, рекомендую почитать на эту тему, довольно интересная история с расчленением Шакти). Буддисты называют его Чумиг Гьяца, что по-тибетски значит «сто священных вод». Это место является одной из 108 дивья-дешам. Здесь, в начале XIX века индуисты освятили храм Вишну и назвали его Муктинатх — Господь Освобождения. Напротив храма Муктинатх располагаются две кунды (то есть пруда). Считается, что паломник, принимающий омовение в этом пруду, смывает с себя негативную карму. Вокруг храма выстроена стена, из которой выходят 108 источников и которую называют «Муктидхара». Говорится, что, омывшись под этими источниками, вы достигнете освобождения. Все бы хорошо, но паломников – как у нас на Крещение, с утра до вечера они идут, их привозят на мотоциклах, вертолетах и лошадях, и на руках тоже несут людей, которые уже одной ногой в могиле. В общем, на всякий случай тоже омылся, так как не исключаю присутствия негативной кармы у себя. Из животных больше всего запомнились яки, они были активнее и сообразительнее большинства прочих, а также им было плевать на мороз, ледяную воду и солнце. Собаки, быки, лошади и немногочисленные кошки всегда находились в какой-то прострации – то ли медитировали, а может, тупили. Хотя есть подозрение, что они просто вели ночную жизнь, но проверить не удалось.

Михаил Юровский

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Хорошо, что есть такой журнал, который нам помогает задуматься, обращает внимание на то, что в рутине мы стараемся не замечать, – да потому, что жить так проще, наверное... Иногда даже думаешь: вот что этим энтузиастам, этой Переломовой, Фомину и их журналистам больше всех надо, что ли? Ведь это такой труд, сколько времени, сил и нервов уходит на создание журнала. Остается сказать спасибо и пожелать развития и творческой бдительности к нелюбимому гламуру и пафосу.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер, директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK