вверх
Сегодня: 19.09.20
13.png

Интересно жить интересно. Мария Тощева

В ее жизни были крутые повороты и резкие изменения. Она всегда с прической и в тонусе. Ее голос завораживает, а способность экспериментировать восхищает. Она дружит со студентами и с теми, кому за 70. Считает, что жизнь для того дана, чтобы заплывать далеко.

– И как же я рада, что родилась женщиной!!! Каждое утро – выбираешь платье, помаду, туфли! Ну это ли не счастье?


Это у Маши от бабушки, Марии Николаевны Карпенко. У нее было плотное сопрано, и прическа – всегда в порядке! На вопрос, что тебе подарить, бабуля и в 86 отвечала: платье с кружевами. А из пижам всегда предпочитала шелковые. Она училась в Новосибирском мединституте, а по вечерам бегала в оперный театр – и все оперы знала. По распределению с сестрой попала в Иркутск. Работала начмедом в железнодорожной клинике. Но любовь к музыке осталась навсегда. Она и внучку свою удивляла музыкальной эрудицией.


– Сижу, например, учу, а бабушка говорит: ну что там можно учить – и называет акт, героя оперы и вдобавок еще напевает его партию, – вспоминает Маша и добавляет, – у меня очень хорошая семья, мой генетический код удачен. Со всех сторон.


Да, тут и не поспоришь! Иначе откуда взяться такому отношению к жизни, такой настойчивости, гибкости и мудрости, какие есть у Маши? Сейчас она преподает академическое пение в иркутском областном музыкальном колледже им. Фредерика Шопена. И прямо чувствует в себе педагогический дар. Но кроме этого у неё ведь дар вокалистки, и еще дар – благодарной ученицы. Она окончила в Иркутске областную школу искусств, потом училище искусств – по двум отделениям: теории музыки и академического пения. А потом поехала в Москву, поступила без всяких протекций и даже без предварительных консультаций – потому что не знала, что их надо бы получить!!! – в Музыкально-педагогический институт им. Ипполитова-Иванова и там тоже получила два диплома, два высших образования: музыковедческое и вокальное. И продолжает учиться до сих пор!


– Не зря говорят: век живи – век учись! Если ты считаешь, что достиг всего, то начался регресс. И каждый раз, когда я сталкиваюсь с новым материалом, я задаю себе вопрос: а умею ли я петь? Езжу заниматься к моему педагогу в Москву – и это бесконечно новое. Мы с ней все время на связи. Заслуженная артистка РФ, заслуженная артистка Республики Коми Вера Николаевна Небольсина – один из фартов в моей жизни. Примечательно, когда я училась в Москве, до нее у меня уже было два педагога. Помню, сижу в институте, идет женщина, и я думаю – вот идет мой новый педагог. Я даже не знала, что она вокалистка, но вот эта связь осталась на годы, это человек совершенно удивительной способности учить, удивительного кругозора, она знает все – поэзию, живопись, у нее прекрасная семья с большими музыкальными традициями. Ее свекор на протяжении 40 лет был главным дирижером Большого театра. Василий Небольсин, ее муж – в прошлом дирижер Большого театра. Раньше же ездили по всем театрам России, и Вера Николаевна тоже, она пела везде: и в Новосибирске, и в Коми, и в Перми, и в Екатеринбурге – опыт выступлений на разных площадках у нее просто огромный. И, да, с Верой в свое время у меня был очень сложный период обучения. Много сил на это уходило. Да и по две сессии каждый семестр в институте сдавать тоже было непросто. Но сожаления сейчас нет никакого, только благодарность – педагогам и судьбе, потому что все это мне в результате в жизни сгодилось.


Был в биографии Марии Тощевой и такой период, когда она не пела. Хотя мне в это трудно поверить – кажется, она пела всегда!


– Да, да, был. Я работала, учила детей, у меня сформировался собственный достаточно успешный коллектив – студия эстрадного вокала в кадетском корпусе в Москве. Все дети были обладателями гранта Президента РФ по поддержке творческих детей. Мы ездили на гастроли, пели с Ренатом Ибрагимовым и другими известными исполнителями, выступали на самых больших площадках – и в Кремлевском дворце, и в Барвихе Люксорари холл. Потом я там стала замдиректора, а потом так случилось, что уехала сюда, в Иркутск, но ни о чем не жалею. Вообще, в какие-то моменты жизни кажется – страшно. Но не надо пугаться, надо заплывать – и увидишь, что все, оказывается, очень хорошо получается! Хотя мои самые главные моменты еще идут ко мне, но в жизни уже были предельно крутые повороты, за которыми подчас было неизвестно что. Но так интересно жить!


– Судя по всему, ты не боишься экспериментировать, Маша?!
– Боюсь! Но экспериментирую! Не так давно путешествовали по Криту, а там есть бездонное озеро. Мне говорят: ты будешь плавать? Я говорю: нет! А сама посмотрела-посмотрела, потом, бочком-бочком и – прыгнула! И по скалам лазила, хоть и боялась поначалу!


– Я помню, как ты на нашем концерте легко вошла в образ, легко в себе совместила разные ипостаси. Мы ведь нескольким людям с классическим вокалом делали предложение спеть что-то современное. Но согласилась только ты! Почему? (Это я спрашиваю Машу про тот концерт, при подготовке которого мы, собственно, и познакомились. В 2014 году на нас с мужем, Андреем Фоминым, что-то нашло, а точнее, кто-то – и это была Марина Соколова, тут должны быть кучи смайликов, со своей идеей совместить на одной сцене симфонический оркестр и рок-музыку. Тогда для Иркутска это было новаторством – симфонические оркестры у нас еще не играли рок! Да чтобы с приглашенными из других городов вокалистами-музыкантами-группами, когда репетиций минимум – вот был экстрим! Но мы пошли на все, конечно, даже не подозревая, сколько подводных камней нас ожидает на этом пути, и организовали в Музыкальном театре концерт «Рок. Классика. Возвращение», где Маша Тощева просто потрясла нас своей энергетикой и харизмой. Помню еще, на галерке сидели ее студенты, пришли посмотреть на препода в необычном образе…)
– Да, в омут с головой! Решающим был момент, когда я пришла на репетицию в музтеатр, увидела «Аттракцион Воронова» – и внезапным для себя образом решила: да, я буду это делать! Я буду в этом участвовать!!! Классическая музыка все же предполагает определенные реверансы – всегда, это традиция, нарушать которую ты не имеешь права, если ты не Анна Нетребко. А здесь был другой уровень эмоций, это был ураган! Живаго, как говорят музыканты, настоящее, норрррмальное состояние, энергетика, профессионализм, иное состояние души! И этот концерт в моей жизни стал событием: те ощущения, которые я тогда почувствовала на сцене, я все еще помню, с теми друзьями, которых я приобрела, тот же «Аттракцион Воронова» – мы встретились, по сути дела, всего один раз – и мы до сих пор общаемся. Я очень ценю эти отношения. Ценю этих ребят, они прекрасной души люди – во-первых, во-вторых – реальные профессионалы. Слышала, что Сергей Ананин, лидер группы, недавно ушел из жизни – это, конечно, потеря, это утрата.


– Это очень больно! Очень! Но, кстати, когда смотришь на аттракционщиков, на тебя, кажется, что все легко и просто – петь энергично, мелодично, гармонично. Это действительно так? Легко ли научиться петь?

– Нууууу, как сказать? Особенно меня раздражает, когда открываешь Инстаграмм, а оттуда говорят: сейчас я тебя научу петь! За 2 месяца! Или за 4 дня я поставлю тебе голос. Двух дней в неделю не достаточно для занятий вокалом! Да не достаточно этого, поверьте! Надо заниматься каждый день, пять дней в неделю, а лучше семь – это бесконечный процесс! И по-другому невозможно, это же мышечные навыки, а мышечные навыки не прививаются быстро. Мы же заставляем работать те мышцы, которые у нас не работают в разговорной речи. Поэтому нужно понемногу и часто. И первый период обучения очень долгий. Я мало верю в быстрый результат. Это фактически невозможно. Ребенок приходит, и мы начинаем заниматься с ним самыми элементарными вещами. Хотя, конечно, ему сразу хочется спеть арию Каварадосси.


– А многим ли сейчас хочется петь, как Лепс?

– Многим. Но я толерантна в своих взглядах и считаю, что все должно быть. На нашей эстраде есть разные примеры – и хорошие, и не очень. И кому-то из слушателей нужен Лепс, кому-то Стас Михайлов. Меня трясет, например, от шансона. Эти песни «за жизнь» для меня катастрофичны. Хотя шансон шансону рознь. Разные люди – и разные потребности. Но мне кажется, общее состояние запроса на что-то более качественное – возрастает. Парадокс: сейчас все и всех учат петь – но и потребность в качеств музыке растет.


– Да, удивительно. А ты что-то знаешь про свою фамилию, интересовалась ее происхождением?

– Фамилия Тощева пришла ко мне с отцовой стороны, это самая распространенная болгарская фамилия. Они не признаются, откуда она пошла, непонятно, каким образом они здесь оказались, как из Болгарии попали в эту Сибирь. Но дед отца жил в Чите, был кандидатом наук, занимался генеалогией. Конечно, в эти страшные 30-е годы его в чем только ни обвиняли! В Чите обвинили в создании террористической группировки, он в первый раз сел, бабушке сказали покинуть Читу в 24 часа. Бабушка ехала на каком-то обозе с детьми, они поселились на берегу Байкала, деда амнистировали. Во второй раз его посадили за поджог Ангарского моста.


– Но как его можно поджечь?

– Не знаю! Причем этот дед даже не повышал ни на кого голоса, не мог, настолько был интеллигентным человеком. Его выпустили, было такое удачное стечение обстоятельств. Он вышел – и открыл здесь, в Иркутске, первую ветеринарную клинику.


– Серьезно?

 – Да, это сделал мой дед, Александр Тощев! Все люди со стороны отца любят природу, животных, черпают в этом красоту, вдохновение, подпитываются. Отец у меня обладает абсолютным слухом, хорошо поет. Если приходит на концерт, то может спросить, например, что там фаготист – неважно себя чувствовал? Спрашиваю: папа, почему ты так считаешь? А он слышит абсолютно все тонкости, до долей, до нюансов. Папа самый строгий критик. Самоучка на гитаре.


– Тебя критикует?
– Естественно!


– Он как-то профессионально связан с музыкой?
– Нет, он инженер, но сам научился играть на гитаре. Мама – кандидат философских наук, а дядя – доктор философских наук. Мама окончила наш музыкально-педагогический колледж, она была одной из первых, кто разрабатывал программу по мировой художественной культуре, и так она на этой стезе и работает. Я убеждена в том, что каждому человеку дан свой путь во всех областях – в творчестве, науке, в жизни, в личной жизни, в здоровье, в своем теле. Везде у каждого свой путь, и вехи этого пути как заложены, так и должны быть.


– Как держишь себя в форме?
– У меня был период, когда я очень сильно поправилась. Я перешла на правильное питание – не ела сладкого, заменила его на яблоко или другой фрукт. Прекрасно выдерживала, поняла, что полноту мне дает картошка, молоко и крахмалистые вещи, им 100% – нет. Стала есть каши, а раньше их вообще не ела. И сейчас без каши не представляю свое утро!


– А для голоса что-то специальное употребляешь?
– Сало! Без хлеба!! Ты не поправляешься, получаешь все необходимые аминокислоты, и оно очень мягкое. Надо мной все смеются: что можно Маше подарить на день рождения? Сало!


– Ой как здорово! А можно ли назвать тебя фартовой, удачливой?
– У каждого человека есть свои фарты. Вопрос в том, как ты их оцениваешь. Замечаешь ли, что сейчас, в данный момент происходит какое-то чудо. Если ты найдешь в себе силы заметить, что это чудо, каким бы оно ни было сложным, странным – тогда да. Я очень удачлива, и мне очень много приходится работать!


Конечно, я поинтересовалась у специалистов, что может означать эта фамилия, Тощева? И услышала две версии. По одной из них старинная фамилия Тощев произошла от прозвания Тощий, которое являлось именем-оберегом. Охранительные имена были широко распространены на всей территории Древней Руси, считалось, что нет лучшей защиты для ребёнка от какой-либо напасти, чем имя-талисман, оберегающее его. Поэтому, называя отпрыска Тощим, родители верили, что все негативные свойства уже взяло на себя его имя, а наследнику достанутся только положительные качества – богатство, изобилие, здоровье. Принятие семьей личного прозвания предка как своего наследственного имени означает, что родоначальник фамилии Тощевых являлся большим авторитетом для домочадцев, а также известным и уважаемым человеком в родном поселении. А еще одна версия такова: начало фамилии Тощев берет от тюркского «тош» – камень. Вот так поворот! Я присматривалась к Маше, анализировала ее, пыталась почувствовать – ну что же от камня в этой красивой, озорной, энергичной, целеустремленной молодой женщине? Что? Что? И поняла: Мария Тощева действительно из породы камней. Да, да! Драгоценных!!!

 

 

Бабушка Мария Николаевна Карпенко

 

Маша с братом Сашей

 

Папа Андрей Александрович

 

Юность

 

С Верой Николаевной Небольсиной во время учебы в институте

 

Мария Андреевна на концерте Рок. Классика. Возвращение

 

Кадеты

 

Дед Евгений Александрович Смирнов, 89 лет, последний его день рождения

 

Встречаем семьей 2019 год. Мама, папа, мама снохи Натальи, я с кошкой Люсей, вверхъу брат Саша, брат  мамы Алексей, Наталья, жена Алексея

 

 

 

Светлана Фомина, фото из архива героини публикации

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ВСЕГДА ЧИТАЮ ЖУРНАЛ С УДОВОЛЬСТВИЕМ, ПОРАЖАЮСЬ СМЕЛОСТИ СУЖДЕНИЙ. ЖЕЛАЮ БОЛЕЕ ГЛУБОКОГО АНАЛИЗА ЯВЛЕНИЙ И БОЛЬШЕ ЗАДИРИСТОСТИ

 Николай Куцый, профессор, доктор технических наук