вверх
Сегодня: 22.11.19
3.png

Ёрды дают Добро

Прошедший со мной Крым и «индо-рым» друг Стас приехал как раз перед очередными Ёрд-играми. Перекусив поутру рисом, прыгнув в третий троллейбус, оказались за городом и стали искать авто на Ольхон. Оказалось, что это не так просто — уехать вдвоём днём от окраины города автостопом. В этот раз нас от Баяндая привезли уж прямо на Ёрды. Оказалось, что машин раза в три меньше, чем на предыдущих играх доброй воли. Самые нетерпеливые начали шаманить уже при самых первых признаках костюмированных артистов, делая с ними сэлфи ещё до начала открытия Ёрд.



В прошлые Ёрды ко мне прибыла шаманка из Тувы Урана с тремя детьми. Все остались довольны. Она провела сильный обряд. Её пищу приняли духи – так сказал старый шаман, бывший шеф их организации. Помню, как встретил Урану с её большими квадратными чемоданами, тремя детьми. Семь, пять – мальчикам, три года – младшей дочери, её она вылечила от ДЦП сама, своими силами. Шок был от того, как они вначале стали «дуреть» и драться подушками у меня на диване. Думал, что с ума сойду от мельтешения тел, криков, возни. Но не прошло и трёх лет, как сам стал вдруг отцом троих сыновей и, когда могу, сижу с младшим сыном… остальные уже в социуме днём.
Но вернёмся к Ёрдам, на которые и приехала Урана ради обмена энергиями с нашими широтами, для проведения одного шаманского обряда там. Ради мира и благополучия. Также не забыть её обряд на одной окраине Иркутска – как ради чистоты эксперимента ходил под крутой берег Ангары за ковшом воды, как трясло при этом и как терялся при, казалось, несложном действии. Речка Анга протяженностью 90 километров протекает по Прибайкальскому национальному парку. В переводе с бурятского топоним Анга значит «пасть» или же «расщелина». Неглубокая и тёплая Анга рассекает по ущелью все окрестные горные хребты и выносит свои воды в Байкал. Это место зимой необитаемо. Зато летом село Усть-Анга оживает. Это единственная деревня во всей Иркутской области, где жители ведут традиционный кочевой образ жизни. Просто в другой деревне, где они зимуют, вовсе нет пастбищ для скота – а тут есть. Отсутствующий статус населенного пункта Усть-Анги с лихвой навёрстывается солнечным или дождливым байкальским летом у пастбищ в дни дружбы народов – всенародных азиатских гуляний у священной горы Ёрд.


Гора Ёрд сложена громадными гранитными плитами, словно выросшими из земли, как менгир (простейший мегалит в виде вертикальной грубо обработанной каменной глыбы. –  Ред.). Несколько веков назад возникла традиция устраивать у подножия горы многодневные яркие международные праздники, на которые прибывали бурятские, монгольские, якутские рода. Во время праздника хозяину священной горы подносили жертвы, в его честь проводили служения.


Передо мной сидит Василий Дункай – удэгейский шаман, принявший посвящение более десяти лет назад. Он поджар и улыбчив, носит косицы, как самый настоящий индеец. Из дальних краёв Дерсу Узала и не могло выйти иного типажа, как верный друг Байкала странник Василий Дункай.


— Сейчас я угощу вас чаем, – сказал он и тут же принес пять стаканов монгольского зелёного чая. Напротив нас сидят женщины-бизнесвумен. Они тоже странницы. Отложив свои бизнесы, живут в теплых странах. А мы с дядей Васей бороздим исключительно наши северные широты в поисках мест силы, возможностей активно сотрудничать и помогать всем того желающим встречным. Им всё интересно – то потенциальная клиентура и моих информационных потуг, и его энерготрафика.


Василий Дункай поясняет, что всех представителей его народности удэге в свое время из малых сел переселили в большой укрупнённый поселок Бикин на Дальнем Востоке. А при перестройке появилась потребность у народа в связи с силами природы и высшими энергиями – пришаманил. Произошло это по настоянию его духовного учителя и ради сохранения своего малого этноса. Василий Дункай — частый гость прибайкальских широт из-за своей коммуникабельности и лёгкости. Он общается с любыми людьми играючи и мило отвечает на любые вопросы. Как психолог и гуру в одном лице. На Ёрдынский слёт он приехал потусоваться и повидать старых знакомых друзей.
А вот сегодня заехал ко мне на Ольхон в гости мой давний друг Геннадий Тугулов. Житель села Ялга пришёл во двор деревенского домика с супругой Оксаной. Этот шаман уже пенсионного возраста, но он так же прост и добр, как и Василий. В прошлом атеист и сельский механизатор, ныне Геннадий помогает всем желающим обрести смысл жизни и набраться энергии от природы.


— Никакой вербовки в шаманизм мы не практикуем, – без обиняков заявил друг мой дед Гена. И сказал мне, чтобы я, как и прочие, благодарил своего покровителя в русской православной церкви. Другое дело, все люди в больших городах, живущие там безвылазно, очень быстро озлобляются. И добавил: — Прям как собаки! Но это лишь от общей напряжённости, неумения жить в гармонии с природой. «Прилипший» к деньгам теряет свою же силу и новые возможности. Купаться в роскоши нельзя, иначе потеряешь возможность любить, а значит – делать добро и помогать любым людям.


Далее Гена рассказал, что является тринадцатым шаманом в своем роду. Самым сильным был его дед Туугул. Стать самим собой, нести светлое и доброе людям, научиться управлять заложенными в себе силами и энергиями – вот чему учит байкальский шаманизм. Никакой мистики – практика! Это легко проверить в простом общении с ним – он легко узнает ваши проблемы и даст дельный совет. Главное – безотказность и незлобивость. Нравственная этика – вот что важнее всего. И честность. И чуткость. И тогда духи мест силы сами тебе помогут. А их в нашей стране множество.


И ещё об одном удивительном человеке хотелось мне рассказать читателям. В селе Ирхидей жил удивительной доброты и простоты человек Игорь Олзоев. Был он председателем шаманской организации «Бургэд». Ездил к нему в гости на три дня. Вместе со всей его семьёй косили сено… Стояли удивительно прозрачные осенние дни. Ехал с поля вместе с его братом-силовиком из Бурятии и сыном-подростком, мечтающим стать актёром, на высоченной скирде и кайфовал. Грузовой мобиль советской эпохи еле-еле ехал с такой копной просёлочными тропами к селу. Потом сидели за ужином и говорили тихо и мирно о всякой нелепости, формирующей жизнь. А утром я вышел к ручью у дома Олзоевых – и как в детство попал. Кругом долину окружали сопки, зеленела трава, журчал ручей. Казалось, не было тех моих тридцати нелепых лет, отданных суете… И ныне, когда есть возможность побыть наедине с людьми силы в местах света, я сажусь на коня. Скачу, как призрак в ночи, ради возможности вновь ощутить, каким простым и ясным все является.


Теперь мы со Стасом приехали, как в первый раз на поле чудес. Нам есть с чем сравнить: в Туве такой слёт посещали. Но было всё гораздо скромнее в плане зрелища, хотя – избыток шаманов. Тут не так много народу, как в 2017-м году, но зато атмосфера доброжелательная и простые отношения. Сразу включаюсь – леплю глиняную чашку у женщины из Заларей. Она мило общается и предлагает её забрать с собой. Что и забываю сделать. Мы идём на речку Ангу и сидим там, пока не надоест. Пьём чай и вспоминаем наши походы по Крыму, Индии, Туве и Алтаю. Жизнь снова нас сводит. Масса ассоциаций. Тем более, Стас решает съездить сквозь мою родину – казахстанские степи.


Странные дружбы. Странные мои попутчики. Кругом психи. Детдомовцы. Пожилые иностранки. Самопальные художники. С кем и куда и каким образом я только не ездил… Кругом наш дурдом. Просто одному побег из психушки скучно совершать. Но всегда найдутся весёлые соучастники…


Как же, как я завожу себе друзей? Да просто выхожу на дорогу, иногда лишь собрав вещмешок, голосую, сажусь, говорю, что я еду очень далеко (а это всегда правда!), и люди, не сразу поверив, но всё же убедившись – это я, реальность, начинают сначала сопя слушать, потом что-то спрашивать, потом удивляться тому, что много знаю, а ещё удивительнее – то и тех, что, по их мнению, знать не могу…
В итоге впечатляю их настолько, что если не в дом меня приводят – точно дают свой тел. И просят звонить всегда – когда буду проезжать мимо. Клоуны нужны везде. Где нет своего цирка… Думаю, такая их нестандартная реакция на явно бескомпромиссного психа, идущего своим путём в том, что, во-первых, мне очень завидуют – моей не ждущей никаких благ и бонусов решимости, потом они вспоминают своё детство и понимают – ведь это может быть и их игра, когда мир точно весь, весь сойдёт с ума и отправится автостопом в самых различных направлениях после Апокалипсиса. И такой бесценный опыт, как мой, пригодится им, когда они захотят совершить свой побег из своего шоу Хренка, когда рискнут поехать в гости к нигерийскому Кинг-Богу или просто погулять. Это вам не этнические подарки, не фастфудное обслуживание и не риелторское нагибалово, а просто настоящий бесконечный вояж сквозь города, сквозь людей, вглубь зачитанных вами книг.


Но если вы не читаете, не общаетесь с новыми людьми, не любите чужие большие города и даже снять новое жилье не желаете, вам не по карману, стараетесь не есть в кафешках,– познакомьтесь со мною – я всё это включаю в себе. Всё это и многое другое я практикую постоянно. Я иду сквозь… Я иду в даль. Я просто призрак всех ваших надежд. Я и шаман, и чукча, я и жилец трущоб, и писатель. Кто-то же должен жить по-настоящему? Или только у всех и у каждого одна тупая куцая функция? Нет, не согласен я (говорю, как Шариков), потому что во мне всё ещё бьётся собачье сердце – к стыду всех, кто привык только любить то, что им приятно, делать то, за что им точно заплатят, есть то, что им кажется самым простым, смотреть телевизор – где их программируют каждую минутку…


Мы находим приют у шамана Бориса. Он с не менее солидным другом из Еланцов с лёгкостью и радостью приютили нас в казённом шатре. Мы едим бурятскую пищу – баранину и жертвенную молочную еду, пьём много чая у костра… Мачта о приюте в степи, лелеемая с детства, тут находит своё невероятное и яркое воплощение – у Ёрд. К нам приходит не менее заслуженный странник, чем мы, – Юрий Лыхин с сыном. На велосипедах он объехал полмира: Японию, Штаты, Кавказ, Среднюю Азию, собирается осенью в Молдавию ещё. Пою их с сыном шаманским чаем и очень прошу дать наконец подробное интервью после всего. Он с улыбкой соглашается и даже ещё записывает целительские советы Стаса по очищению на бумагу. Потом вереницей потянулись женщины на приём к шаману Геннадию. Он никому не отказал, хотя видно было – очень устал. Стас тоже страстный любитель шаманов, и Гена его тоже принял и ответил на всё сакральное… Стасу полегчало. Ответы лежат, как правило, на поверхности, каждый их знает, не признавая.


В этот раз нас от Баяндая привезли уж прямо на Ёрды. Оказалось, что машин раза в три меньше, чем на предыдущих играх доброй воли. Самые нетерпеливые начали шаманить уже при самых первых признаках костюмированных артистов, делая с ними сэлфи ещё до начала открытия Ёрд.


Три дня и две ночи мы провели в самой дружелюбной, расслабляющей и доверительной среде. Что было у сцены – мы слышали и частично видели, но самое главное же не шоу –  общение. Ими Ёрды, несмотря на то, что они проводятся практически без рекламы и завлечения, собирают стойкий костяк своих тусовщиков и преданных новых поклонников. Выезжают в основном своими машинами, стоят своими общинами. Только мы, кажется, всюду находим себе дом и друзей. И это великое влияние дружбы – всецело заслуга как самого комплекса горы Ёрд, так и организаторов.

 

Михаил Юровский

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

МНЕ НРАВИТСЯ «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» ОТСУТСТВИЕМ НАЗИДАТЕЛЬНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТЬЮ САМОСТОЯТЕЛЬНО СФОРМИРОВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ, И ЕЩЁ УМЕНИЕМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ ОСВЕЩАТЬ ПРИВЫЧНОЕ

Татьяна Медведева, медиатор