вверх
Сегодня: 23.07.18
5.png

Королева сцены

К 120-летию Аллы Константиновны Тарасовой,величайшей русской актрисы, «прекрасной королеве в незримой короне»

 

«Сколько надо отваги,
Чтоб играть на века…»
(Борис Пастернак)

 

Когда-то Алле Константиновне Тарасовой Борис Пастернак, который вообще-то не был человеком театральным, посвятил великое множество восхищенных строк. Поэт был поражен не только ее талантом, но еще, как он отмечал, и тем, что она «играет с большим благородством и изяществом». И до сих пор никому не удалось превзойти Аллу Константиновну ни талантом, ни мастерством, ни глубоким проникновением в образ, а более всего неповторимой душевной чистотой – свойством, так пленившим в ней Станиславского.

 

А.К. Тарасова, потрет работы Александра Герасимова


А.К. Тарасова родилась в феврале 1898 г. в Киеве, в семье профессора медицинского факультета Киевского университета Константина Прокофьевича (1865–1931) и Леониллы Николаевны (1870–1966) Тарасовых. С 1906 по 1910 годы училась в Киево-Печерской женской гимназии. А в 1912 году свершилось чудо: в Киев на гастроли приехал МХТ – знаменитый Московский художественный! По такому случаю семья абонировала ложу. «Открылся занавес, – вспоминала потом Алла Константиновна, – и мы почувствовали живое, трепетное дыхание «Вишневого сада». В тот же момент я услыхала за своей спиной, как щелкнул замок маминой сумочки, и мама вынула носовой платок. Да и меня охватило необычайное волнение от всего увиденного и услышанного со сцены. Я впервые увидела Станиславского, Книппер-Чехову, Москвина, Кореневу, Лилину – всех корифеев Московского Художественного театра. Глядя на все это, я еще сильнее ощутила огромное желание быть актрисой – и только актрисой МХТ, играть Аню в «Вишневом саде». Все мои мысли и чувства подчинились призыву: «В Москву, в Москву!» – как говорит Ирина в «Трех сестрах»».

 


Так была определена цель жизни. Отец не препятствовал Алле, просил только тщательно все обдумать, убедиться в своих способностях. Едва исполнилось Алле шестнадцать лет, как она стала посещать лекции в Народном университете. А сам Владимир Немирович-Данченко «благословил» её стать ученицей Школы драматического искусства при МХТ, которая в 1916 году была преобразована во вторую Студию МХТ. Так мечта стала превращаться в явь.
Первые шаги на большой сцене 17-летняя Тарасова сделала опять-таки в Киеве: приехав на каникулы в родной город, сыграла в популярном летнем театре Купеческого сада (теперь Крещатый парк) в любительской постановке «Звездного мальчика» Оскара Уайльда.
А потом настало время играть и у самого К.С. Станиславского: в 1916 году, в 18 лет, она дебютирует на сцене МХТа, и, как тогда писали, буквально поражает зрителей умением «играть одним движением лица, передавая самые интимные переживания наболевшей души, стоя молча у стола». Критики уловили черты неповторимой индивидуальности актрисы, впоследствии сумевшей воплотить на сцене идеал русской женщины во всей его цельности и духовной высоте.
В годы гражданской войны, с 1919 по 1922 годы, Тарасова гастролировала с труппой артистов МХТ – «Качаловской группой» – в Одессе и городах Западной Европы. Некоторое время жила в США. А с 1925-го и до конца своей жизни Алла Тарасова служила в труппе МХАТа.
В ранней юности она много общалась с «мхатовскими стариками», благоговела перед ними. В начале 1930-х годов ее мужем стал великий актер МХАТ Иван Михайлович Москвин, и этот брак длился около десяти лет.

 



Тарасова, продолжательница традиций, связанных с именем М.Н. Ермоловой, играла с Качаловым, Книппер-Чеховой, Леонидовым. Станиславский был ее партнером в «Дяде Ване», она считалась лучшей Соней в том старом спектакле, о котором слагали легенды. Уже вернувшись из эмиграции, она постепенно выходила на авансцену Времени – и вскоре стала сценическим олицетворением женской красоты и всепоглощающих чувств.
Настоящий творческий взлет Тарасовой произошел в 1933 г. с выходом на сцену МХАТа в роли Негиной («Таланты и поклонники» А.Н. Островского). Впервые в полную силу прозвучала истинная тема актрисы – трагическая драма любви, принесенной в жертву искусству сцены и высокому призванию.
Свое творческое становление Алла Константиновна связывала с опытом совместной работы с К.С. Станиславским. Ее вторым учителем был В.И. Немирович-Данченко. МХАТ был ее вечной любовью и смыслом существования. С ее именем связан не только триумф МХАТа 1930-х годов, но и слава первой актрисы страны.
Самые значительные художественные творения Тарасовой – центральные женские образы в классическом русском репертуаре: Татьяна Луговая («Враги» А.М. Горького), Анна Каренина (по роману Л.Н. Толстого), Маша («Три сестры» А.П. Чехова,), в пьесах А.Н. Островского «Последняя жертва» – Юлия Тугина, Негина – в «Талантах и поклонниках», Кручинина – в «Без вины виноватых». Созданные ею образы объединяли чистота и внутреннее достоинство, вера в прекрасные силы жизни и самого человека – и эта вера высвечивала лучшее в душе героинь Тарасовой, отталкивая черты приземленности, расчетливости, ограниченности. Отрицательные характеры и характеры вялые, неопределенные актрисе не удавались. Идеальность ее сценических образов не была внешней – она была проникнута искренним убеждением актрисы в их выстраданной правоте и невозможности жить в масштабах бытовых, «низких истин». Ее героини жили своей жизнью – глубокой и затаенной.

 


Премьеру спектакля «Анна Каренина», фаворита 1937 г., впервые в истории советского государства отметили сообщением ТАСС. Критика восхищалась Тарасовой. В Анне актрисе был важен подвиг любви, трагически не вписавшейся в жесткие жизненные реалии. Защищая право своей героини на большое чувство, Тарасова исключает для нее возможность компромисса. Она играла Анну с нерассуждающей страстностью, восхищая зрителей красотой и благородством, внутренней силой, женственностью и жертвенностью, женской пленительностью Карениной.
Успех актриса имела огромный. Попасть на спектакль было невозможно, зрители простаивали ночами в очередях у театральной кассы. «Это было одно из тех ярких художественных впечатлений, которые остаются на всю жизнь и ради которых стоит жить на свете», – писал актрисе спустя 20 лет знаменитый русский пианист А.Б. Гольденвейзер. Парадоксально, но спустя 50 лет именно эту «Анну Каренину» будут судить за то, что премьеру впервые в истории советского государства отметили сообщением ТАСС, за то, что спектакль любил Сталин, якобы использовавший успех театра в своих политических целях! Отряхнув от пыли времени эмигрантскую критическую статью 1937 года времен гастролей театра в Париже, в 1990-е годы опубликовали конъюнктурную статью, резко критикующую тот спектакль. Ничего удивительного – театральный мир полон завистников, а уж в наши дурной славы 90-е и вовсе «молодая демократия» пыталась утвердить «моду на комиссарш» (фильм «Комиссар» режиссера Аскольдова более 20 лет «пролежал на полке») – которую, безусловно незабываемо сыграла Н. Мордюкова, но образ той комиссарши навязывался нам как ментальность, суть русской женщины. И во все творчество Тарасовой, во все созданные ею образы, образно говоря, бросались и камни, и комья грязи. К тому же ей ставилось в вину то, что она была любимой актрисой Сталина. Ну а в чем же была вина перед страной поругаемых в 90-е Тарасовой и Орловой – в том, что вождь умел ценить таланты, благоволил им?

Кстати, Сталин сыграл роль и в судьбе любимой актрисы. После расставания с Москвиным в годы войны на фронте Алла Константиновна встретилась с генерал-майором авиации Александром Семеновичем Прониным. Они полюбили друг друга. Но «Он всё время был на фронте. Я к нему летала, но теперь война кончилась… раза два в неделю я с ним говорю лично по прямому проводу… Получаю от него букеты роз каждую неделю самолетом. Так что романтики очень много, а это замечательно» (А.К. Тарасова: документы, воспоминания, 1978.)
Однако высшее военное и партийное руководство не давало разрешения Пронину оставить семью и жениться на А.К. Тарасовой. Тогда на одном из приемов в Кремле в 1945 году она обратилась с просьбой к самому Сталину. Товарищ Сталин не мог отказать любимой актрисе – дал разрешение на брак. Но поставил почти драконовские условия: во-первых, генерал должен был продолжать заботиться о двух своих сыновьях от первого брака, а во-вторых, должен был оставить военную службу. Мужчина в самом расцвете лет – 43 года, безмерно любящий свое дело, должен был оставить его ради любимой женщины. А.С. Пронин оказался настоящим рыцарем – покинул ряды доблестной Советской Армии ради Прекрасной Дамы и перешел на преподавательскую работу. Они прожили счастливо 30 лет…
И только спустя годы стало известно, что как бы ни была она «обласкана» режимом, ей приходилось жить в тех же жестких рамках того времени и многое скрывать. В этом смысле исключений не было ни для кого. А ее брат Евгений когда-то в армии генерала Деникина работал в контрразведке. Да и о любимой сестре Лене Тарасова писала кратко: «Жила она во Франции, связи с семьей потеряны».
Но когда в страшном 1937 году Алла Тарасова приехала на гастроли со МХАТом в Париж, она отыскала телефон сестры и позвонила ей. Поскольку встретиться они не могли, то договорились пройти по разным сторонам одной улицы. Позднее, вспоминая то время, Алла Константиновна скажет: «Это было больно и ужасно. Так мы прошли три раза. Я шла, глотая слезы. Сердце разрывалось на части. Я боялась слежки… и вдруг кто-нибудь узнает, что муж Леночки в гражданскую войну воевал на стороне белых»… И была еще одна личная тайна, свято охраняемая от посторонних. Алла Константиновна была глубоко верующим человеком. Молилась, а икону прятала в шкафу. На протяжении всей жизни читала молитвы перед завтраком, обедом и ужином, как положено по церковным правилам. Она вынуждена была вступить в партию, но до конца дней замаливала этот грех…

Спектакли «Анна Каренина» и «Враги» в 30-х годах прошлого века не только поддержали славу МХАТа, но и определили новую эпоху – это время называли возрождением Художественного театра, хотя он и оставался прежним по сути: строгий реализм с лучшими традициями прошлого и с новой культурой. Стиль актерской игры – освобожденный от штампов и отживших наслоений. В этом «новом» Художественном театре Тарасовой было уготовано первое место. Ее Татьяна Луговая в горьковских «Врагах» была абсолютным совершенством. Даже неугомонные критики творчества Тарасовой вынуждены были умолкнуть. В ее независимой манере держать себя была особенная красота прекрасной ироничной женщины, сознающей и свою женскую власть, и свою человеческую беспомощность.
Тарасовские женщины по природе своей совсем не страдалицы. Они умеют радоваться, смеяться и мечтать, искренне и жертвенно любить, обладая необыкновенной жизнестойкостью. Тарасова оттеняла и другие их качества: веру в человеческую чистоту и порядочность, искреннюю убежденность в благородстве людей, сохранившуюся даже вопреки их настоящим поступкам.
В кино с особой силой раскрылись театральные качества актрисы, о которых сказал кинокритик того времени: «То, что делает Тарасова, по природе своей кинематографично. Она умеет быть выразительной без слов и до слов…».
Лауреат Государственных премий СССР (1941, 1946, 1947, 1949 — за театральную работу; 1948 — за роль Елены Ивановны Кручининой в фильме-спектакле «Без вины виноватые»), народная артистка СССР (1937) Алла Константиновна Тарасова навсегда остается в истории русского театра. Она, как никто кроме нее, умела воплощать женскую силу, чистоту и красоту чувств, чего так не хватает нам всем в нынешней жизни.
Умерла великая русская актриса 5 апреля 1973 года, похоронили ее не на Новодевичьем кладбище, как бы положенном ей по рангу, а на Введенском, рядом с матерью, которую она боготворила и которая прожила с ней вместе всю жизнь.
Опыт Тарасовой и ее непревзойденное мастерство вновь станут востребованными тогда, когда на сценические подмостки театров и в кинематограф вернутся цельные образы русских женщин – одухотворенных, любящих, жертвующих во имя любви.

***
Очень, очень жаль, что наше телевидение, вытащив из затхлых закутков кучу старых, пустопорожних фильмов вроде «Дайте жалобную книгу» и пр., упорно делает вид, что не было в нашем кинематографе «Без вины виноватых», «Талантов и поклонников», «Анны Карениной»… – кинолент с участием Тарасовой. Выросло целое поколение, которое совершенно не знает ее имени – непревзойденной, величайшей русской актрисы Аллы Константиновны Тарасовой, «прекрасной королевы в незримой короне».
 


 

Подготовила Галина Костина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

"ЛЮБОПЫТНЫЙ У ВАС ЖУРНАЛ. ГОСТИ ИНТЕРЕСНЫЕ, СУЖДЕНИЯ, УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ, С КОТОРЫМИ Я, КОНЕЧНО, РЕДКО СОГЛАШАЮСЬ, НО ДЕЛО ДАЖЕ НЕ В ЭТОМ... ОНИ ДАЮТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОДИСКУТИРОВАТЬ! А ТАК, ЧТОБЫ ОТКРОВЕННО ЧТО-ТО НЕ НРАВИЛОСЬ, - НЕТУ ТАКОГО."

Вячеслав Дормидонов, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты Иркутской области

Архив новостей

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Мысли напрокат

i34.jpg