вверх
Сегодня: 23.04.18
3.png

Коррупция металла. НАШ ОПРОС

9 декабря во всем мире отмечался Международный день борьбы с коррупцией. Отметили его и в России. Как полагается – отчетами о проделанной работе. Генеральный прокурор Юрий Чайка заявил, что ущерб от коррупционных преступлений за 2015–2017 годы превысил 148 миллиардов рублей. 11 миллиардов из них было возвращено добровольно, еще было изъято и арестовано имущество на сумму более 78 миллиардов рублей. А председатель следственного комитета России Александр Бастрыкин озвучил статистику, согласно которой наиболее подвержены коррупции в России правоохранители, муниципальные чиновники, а также врачи, учителя и военные.


И все бы ничего. Значит, работают люди. Жалко только, что коррупции  подвержены лучшие люди страны: её совесть, её человеческий металл - правоохрантели, учителя, врачи, военные. И не очень непонятно, откуда у врачей, учителей взялось имущество на миллиарды рублей. С каких таких взяток? И как быть с федеральными чиновниками? Неужели не берут? Может, они просто неприкасаемые? Недаром столько шума вокруг дела Алексея Улюкаева. Думали мы думали – и решили спросить у наших читателей, корректно ли, по их мнению, ставить в один ряд с взяточниками-чиновниками взяточников-учителей и взяточников-врачей, какой вид коррупции наиболее вреден для общества – государственный или, если можно так выразиться, «бытовой»? Ну, и заодно – в каких сферах, по их ощущениям коррупции больше?

 


Дмитрий Юдин, член Молодежной избирательной комиссии Иркутской области, один из организаторов проекта «Коррупции.NET»:

 


Я считаю, что нельзя субъективно относиться к различного рода проявлениям коррупции, рассуждая о том, кто перед тобой: чиновник или учитель. Закон для всех един, и действующее законодательство предусматривает срок или размер наказания за совершенное преступление исходя, в том числе, из размера взятки.


Конечно же коррупция недопустима в любом виде, но коррупция в системе государственной службы всё же более опасна, так как в этом случае затрагиваются интересы публичного характера. Такая коррупция оказывает негативное воздействие на развитие государства - в первую очередь в социально-экономической сфере, а также приводит к нарушению взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов зарождающегося гражданского общества.


Чтобы ответить на вопрос, где коррупция «развита» больше всего, конечно же можно обратиться к статистические данным об ее уровне. Но, по моему мнению, они не отражают достоверной картины коррупционных преступлений. В наше время коррупция приобретает новые формы (большинство из них имеет латентный характер). На взгляд обывателя, коррупция «процветает» в государственных органах и ведомствах: бросаются в глаза внушительные суммы взяток и «откатов», замысловатость преступных схем, они вызывают большой резонанс в обществе. Но давайте посмотрим правде в глаза: рядовой гражданин нашей страны постоянно сталкивается со всевозможными проявлениями коррупции на бытовом уровне: при обращении в больницу, ЖКХ, образовательные организации, полицию. И здесь уже действуют принципы «меньше, но чаще» и «почему им можно, а нам нельзя?».

 

Михаил Новиков, председатель Молодежного парламента Ангарского городского округа:

 


Конечно, сравнивать их нельзя, но подчас гораздо проще засудить врача и учителя, нежели чиновника либо полицейского. Несмотря на то, что коррупционные скандалы в этих сферах случаются с завидной регулярностью, дел, связанных с работниками бюджетной сферы, по моему мнению, в разы больше, поскольку зачастую они не обсуждаются в публичном пространстве.


С точки зрения обычного рядового россиянина, опасна бытовая коррупция, так как с ней человек сталкивается в своей обычной жизни. Формируется негативное общественное мнение, что может привести к самым непредсказуемым последствиям.


По моему мнению, коррупция «развита» больше всего в сфере образования, начиная с дошкольного, где зачастую без денег не устроить ребенка в детский сад, продолжая школой, где система «добровольных пожертвований» поставлена на поток, вузы иногда также сотрясают коррупционные скандалы.

 

Александра Антохина, исполнительный директор Иркутского регионального отделения Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы»:

 


Сравнивать двух конкретных людей в таком случае не совсем корректно, но и закрывать глаза на проблемы с коррупцией в сферах образования или здравоохранения тоже не стоит. Наказание должно быть сопоставимо размеру вреда, причиненного государству. Основной мерой должна стать конфискация суммы взятки, возвращение денежных средств обратно в государственную казну. Тюремное заключение должно быть более применимо в отношении особо крупных размеров взяток. В отношении сумм в размере менее МРОТ рациональнее использовать другую меру ответственности – лишение права занимать определенную должность.


Любая коррупция вредна для общества, поскольку не дает государству полноценно использовать все существующие ресурсы.
По моему мнению, коррупция «развита» больше всего, возможно, в контрольных органах, органах, занимающихся выдачей различных разрешений и лицензий.

 

Артём Световостоков, журналист:


Конечно, закон суров, на то он и закон. Однако, на мой взгляд, все же существует некая избирательность. Якобы коррупция свойственна только работникам бюджетной сферы. При этом драть три шкуры со своих соотечественников любят многие. Просто так, за здорово живешь, за исполнение элементарных своих обязанностей и предоставление элементарных услуг.


Почему-то, когда автоледи на абсолютно исправной машине приезжает поменять масло, а её «разводят» на замену колодок, техжидкостей и прочего, – это нормальный бизнес. Когда менеджер рекламной конторы находит крупного клиента за откат руководителю пиар-отдела этой компании – это тоже нормальный бизнес. А когда вам, не дай Бог, надо сделать операцию, и врач говорит: «Мы вам можем сделать операцию с использованием отечественных материалов, а можем – с помощью импортных, но надо будет заплатить энную сумму» – это коррупция. И когда воспитатель в детском саду говорит: «Надо скинуться на новое ковровое покрытия для группы» – это тоже в ряде случаев трактуется как коррупция. Мне кажется, что учителя, медики и воспитатели в детских садах – в нашем обществе эдакие козлы отпущения. И, конечно, ставить их в один ряд с чиновниками, которые откровенно торгуют государственными интересами, нельзя. Даже если просто исходить из суммы ущерба в денежном выражении.


Ущерб от «бытовой» коррупции несопоставим с ущербом от государственной, хотя и более осязаем для большинства населения.


На мой взгляд, коррупции больше там, где больше денег и власти, то есть в высших эшелонах власти.

  

Оксана Богданова, журналист:

 


Любая коррупция вредна, на мой взгляд. Но у меня нет оптимизма по поводу того, что ее удастся искоренить в нашем обществе. Всё это пустая болтовня. Если сегодня удобно решать вопросы путем дачи взятки, то люди будут их давать. Насильно толкать будут – лишь бы вопрос решился!
Но я за справедливость. Уж если судьям, чиновникам, правоохранителям и прочим должностным лицам поднимают зарплату до небес лишь бы они не были заинтересованы во взятках, то пусть то же самое проделывают с врачами и учителями. А если судить за взятки – то всех одинаково.
Но, как я уже говорила, оптимизма у меня в этом вопросе нет. Скорее небо на землю упадет, чем в нашем современном мире взятки давать и брать станет не выгодно.

 

Никита Недаболюк, председатель Клуба политологов ИГУ, член РОО «Клуб Публичной Политики»:

 



При такой постановке вопроса мы как будто бы делим коррупцию на «хорошую» и «плохую», «справедливую» и «несправедливую». И крупный чиновник, который в результате сговора и за небольшой «подарочек» обеспечивает фирме победу в конкурсе на строительство детсада, и учитель, который вымогает у родителей взятку за хорошую оценку в аттестате у ребёнка, должны отвечать перед законом. Коррупция в принципе вредна для общества. Только масштабы негативного влияния разные. От действий чиновника, из-за которых, например, была построена некачественная дорога, вреда, конечно, больше.

Другой вопрос – почему учителя или врачи берут взятки? Или вынуждают граждан давать им взятки. Маленькая зарплата, нелегкие условия труда способствуют развитию коррупции в учительской или врачебной среде. Но это не является оправданием для коррупции.

На мой взгляд, в отношении коррупции нужно проводить политику «нулевой терпимости» и неотвратимости наказания. За взяточничество крупный чиновник не должен отделаться «условкой» или вовсе избежать наказания. Судить его стоит по всей строгости закона.

Какая коррупция более опасна для общества? Государственная. БОльшие масштабы вреда. К тому же если взятки начинает брать власть, то и обычные граждане не гнушаются их давать/брать, часто оправдывая этим свои действия.

Где коррупция «развита» больше всего? На этот вопрос сложно ответить объективно. Размах коррупции трудно измерить. Обычные соцопросы ничем не помогут – мало кто признается, что он брал/давал взятки. Остаётся лишь смотреть статистику по тому, скольких людей осудили за коррупцию, но эта статистика необъективна, потому что значительные масштабы взяточничества скрыты в тени. Кто-то умудряется «договориться», чтобы его не наказали, чьи-то коррупционные действия и вовсе остаются незамеченными для закона.



Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

- Для меня «Иркутские кулуары» не такие уж иркутские. Некоторые статьи журнала посвящены вопросам, которые подчас трудно отнести к городской или, скажем, областной тематике. Однако это позволяет расширять сознание. И, если в других изданиях я какие-то статьи могу просто пролистнуть, в вашем журнале я читаю всё от конца до начала. 

Елизавета Осипова, кандидат технических наук, преподаватель.

Архив новостей

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Мысли напрокат

nd1.jpg