вверх
Сегодня: 25.09.18
3.png

Миры Ивана Вычугжанина

Позвонила Анжела Базарон: «Приходите в музей Рогаля! Там открывается выставка моего покойного мужа. После пожара в мастерской я сломала ногу и хожу с палочкой». Так много информации за один звонок. Мы, конечно, пошли…

 


Говорят, бывают случаи, когда после ухода художника выставку его работ успевают  собрать на сороковины. Здесь прошло три с половиной года. И то, что выставка вообще состоялась, –  большая радость для друзей, и близких, и родных.

 



Друзья говорили тепло. О том, что работы Ивана Вычугжанина – это, скорей, объекты. Объекты, которые пытаются вырваться из формы. И стремятся от персонального к этнико-космическому. Ведь Иркутск это котёл, где сплавляются азиатская и европейская культуры, в работах Ивана этот сплав как раз и присутствует. Как присутствует в работах Турунова и Намдакова. И если Турунов – мастер экспромта, а у Намдакова мифологизированное, во многом придуманное, формообразование, то работы Вычугжанина, особенно его декоративно-прикладное творчество, хороши тем, что, взяв статуэтку онгона, украшение в руки, надев на шею, начинаешь ощущать что-то ещё, что-то тёплое и живое.  

 



Брат Александр вспоминал, что Ваня с детства дружил со стамеской, с ножами и постоянно что-то строгал, вытёсывал – орнамент ли, фигурки. И он поставил над собой эксперимент максимальной честности, искал себя в живописи, батике, акварели. И успокоился, когда нашёл, нащупал тему пришедших духов. Он делал то, что защищало людей, даже если люди об этом не думали. И каждый раз мощно прорывался к сущностной дороге, в конце, похоже, исчерпав себя. Ему нужно было или самому становиться шаманом, или уходить в свет, что он и сделал. Но то, что Анжела и друзья продлили его жизнь лет на десять, – это точно! «Давайте беречь друг друга». Так называлась песня, которую исполнила Анна Петрова. 

 

 

 



Анжела Базарон рассказала, как они с Иваном были во Флоренции, где проходила выставка Вычугжанина в рамках проекта «Русские дни в Италии», и там ему все говорили: «Вы гений!». Он знал, что он успешен. Я спросила Анжелу, а что из всей этой экспозиции ей нравится больше всего? Железное ожерелье, которое муж делал для неё, она надевает его иногда, онгоны-защитники и его подарок ей, «Человек-птица». «Многое уже продали. Ваня считал, что свои работы не нужно собирать, они должны уходить в мир».

 

Светлана Фомина, фото автора

Иркутские кулуары

Комментарии  

#3 Светлана Фомина 29.11.2017 12:42
И поёт она очень красиво! И мощно)
Цитировать
#2 Ксения Павленко 27.11.2017 22:47
Какое у Анны красивое платьЕ!
Цитировать
#1 Анжела Базарон 25.11.2017 12:31
Все замечательно, Светлана. Добавлю лишь, что выставка будет до 17 декабря.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Как называется журнал? "Иркутские кулуары"? Не знаю, никогда его не читал.

 

Сергей Якимов, юрист