вверх
Сегодня: 17.12.18
8.png

Наш человек из Грузии…

 

 

– Алексей Викторович, в качестве кого и почему вы ездили в Грузию? У такой «продвинутой» в демократическом смысле организации как «ГОЛОС» не хватило людей в Грузии, которая тоже с недавних пор известна своей любовью к демократии?

 

– Начнем с того, что в декабре 2012 года в Варшаве была создана «Международная платформа для демократических выборов» (EPDE). Ее цель как раз – международное наблюдение за выборами в государствах Центральной и Восточной Европы. Туда вошли организации из Германии, Польши, Норвегии, ряд неправительственных организаций бывшего Советского Союза: молдавская, украинская, белорусская, армянская. Соответственно, вошла туда и ассоциация в защиту прав избирателей «ГОЛОС». Для того чтобы лучше анализировать ситуации во время выборов, изучать избирательное законодательство этих стран, понимать механизмы, находить нечто общее в избирательных процессах, представители «Платформы» теперь и ездят друг к другу на выборы с наблюдением. 8 человек из России в рамках этого проекта посетили Грузию, где 27 октября состоялись выборы Президента страны. Надо сказать, в чём уникальность этих выборов… Это были выборы четвертого по счету президента, но предыдущие три главы государства всегда приходили к власти на фоне гражданских войн. Выборы 2013 года были первыми по-настоящему демократическими. Они состоялись на мирном фоне, не было военных конфликтов.

 

 

– А много ли в Грузии вообще иностранцев из Европы и американцев?

– Это всё мифы. На самом деле в Грузии американцев очень мало, хотя там работают несколько серьезных американских неправительственных институтов. В чём заслуга Саакашвили, так это в том, что он подключил в своё время договор с NDI (Национальный Демократический Институт) и 20% всех школьников выпускного класса отправлял на год учиться в Америку. К чему это привело? Да к тому, что нынешняя грузинская молодежь, совсем порой молодые ребята, очень хорошо говорят на английском языке. Мне кажется, это очень хороший проект. Поэтому молодежь, собственно, хорошо относится к Америке, хотя об этом проекте мало кто знает: кроме тех, кто занят в проекте, это еще лишь небольшая часть специалистов, экспертов. И «настоящие» грузины (т.е. те, кому за…) по-прежнему, как в советские времена, не очень хорошо продолжают относиться к американцам. К нам, русским, они относятся намного, намного лучше. Поэтому говорить, что американцы ходят по улицам, «как медведи по Сибири», разгуливают и чувствуют себя хозяевами жизни, не приходится. Нет этого! За те 4 дня, что я был в Грузии, мне удалось встретить только одного американца, да и то он не американец, а грузин, который 20 лет жил в Америке, а сейчас вернулся на историческую родину. В тамошней прессе читал, что были представители американских организаций.



 

– Что в Грузии вас напрягло или разочаровало (в бытовом или каком-то еще смысле)?

– Разочаровала меня людская бедность. Скажу честно, я не предполагал такого! У меня почему-то не складывалось впечатления, что Грузия настолько бедна. Страна ведь красивая, тамошний климат позволяет выращивать за год не один урожай фруктов и овощей, развиваться, поддерживать сельское хозяйство на высоком уровне. Но пока очевидно, что жители этого государства не готовы к тому, чтобы всем этим заниматься. Я не знаю причин плохого состояния грузинской экономики… Может быть, это последствия всех минувших войн. Может быть, сказывается какая-то усталость, апатия или даже элемент лености людей в связи с накопившимися проблемами. А может, власть не смогла или не захотела найти мотивацию для людей и механизмы, способы организовать всё, как надо. СМИ ведь рассказывали о том, что страна в период правления Михаила Саакашвили поднимается с колен, что все растет прям как на дрожжах, но я, признаюсь, этого совершенно не увидел.

 

 

– Ну а что-нибудь все-таки порадовало?

– Что меня действительно порадовало в Грузии – там не забыт русский язык и очень хорошее отношение к русскоговорящим. За время пребывания я встретил множество людей, которые выражали свою симпатию к России, услышал огромное количество добрых слов симпатии в адрес нашей страны. События 2008 года, война между нами – все это, похоже, практически не повлияло на отношение обычных людей. Это была война между Путиным и Саакашвили. Простые люди, народы здесь ни при чем. И это все, конечно, не может не радовать. Люди понимают, что высокая политика – это высокая политика, а человеческие отношения… Они должны сохраняться! И ещё один момент, который меня удивил в Грузии: я встречал много людей, которые очень хорошо относятся к Президенту России Владимиру Путину!



– Да вы что? Страшное же дело!

– А вы вот не иронизируйте! Для меня вообще понятно стало, что личность Путина на постсоветском пространстве может быть темой для хорошего отдельного, специального исследования. Вот если бы сейчас были выборы Президента Украины, в которых имел бы возможность участвовать Владимир Владимирович, то он спокойно вышел бы во второй тур. Да-да! Путина уважают в Литве, его любят в Беларуси, во всех государствах Центральной Азии. У него очень высокие рейтинги. Почему – надо, безусловно, разбираться в этом подробнее. Но безусловно, что одна из причин – более высокий уровень жизни в нашей стране. В Грузии, во всяком случае, Путина уважают потому, что грузины, живущие в России, постоянно говорят своим родственникам, соплеменникам о том, что Россия – это богатая страна исключительно благодаря Путину. То, что спорно для многих россиян, для грузин представляется бесспорным.



– Но так ли, как утверждает большая часть российских СМИ, рядовые грузины не любят сейчас Саакашвили?

– Думаю, что так. Саакашвили предложил в президенты своего кандидата Давида Бакрадзе, который занял в итоге второе место, за него проголосовало всего 20%. Это реальный рейтинг партии Саакашвили. Но если бы сам Михаил Николаевич имел возможность пойти на выборы, он набрал бы меньше голосов. Среди грузин много разговоров о том, что Саакашвили их обманул. На него возлагались очень большие надежды: будет и экономическое процветание, и развитые демократические институты. Один таксист мне рассказывал об отношении обычных людей: когда Саакашвили пришел к власти, он сказал американцам: дайте нам денег – и мы построим счастливую демократию. А что получилось? Деньги у американцев он взял, но демократию и счастье так и не построил. И общество, естественно, недовольно. Более того, общественное мнение фактически готово к тому, что Саакашвили посадят. Несколько раз слышал, что, если будет какой-то судебный процесс против Саакашвили, то общество изначально будет не на стороне бывшего президента.



– Как вам понравились собственно выборы: организация процесса, активность избирателей и прочее?

– Со стороны выборов мне понравились некоторые вещи, которых нет в России. Пытался сравнивать именно процесс выборов в России и процесс выборов в Грузии. Первое, что бросилось в глаза у них: очень слабая, неактивная рекламная кампания. Баннеры в Тбилиси были только у Нино Бурджанадзе, а все остальные кандидаты ограничились исключительно плакатами формата А4 (стандартный листок бумаги. – Прим. редакции). Даже за победителя Георгия Маргвелашвили (а за ним стоял олигарх, нынешний премьер Бидзина Иванишвили) не было большой рекламы. Хотя сын премьера 17-летний Бера – известный в молодежной среде певец – давал бесплатный концерт в центре Тбилиси. Там, наверное, тысяч 20 собралось. Вся площадь была заполнена молодыми ребятами. И хотя это были совсем не избиратели, а подростки 15–17 лет, которые пришли на концерт оттянуться, но впечатление это произвело и на избирателей. Интересный такой случай рассказывали… Когда строили эту сцену, то на три дня перегородили центральную улицу Тбилиси. При Саакашвили об этом и подумать не смели такое, вой был бы страшный всяких общественников. А новые правители, ещё не успев толком прийти к власти, уже не просто подумали, но и легко приняли решение.

 

– А как иначе? Новые времена – новые нравы…

– Интересны в Грузии некоторые технологии с точки зрения избирательного процесса. Первое: там нельзя проголосовать два раза, и причина проста. Когда вы заходите на избирательный участок, вас сразу маркируют специальной жидкостью, которая в течение суток с пальца не снимается, и когда вы приходите на другой участок, вас сразу фонариком просвечивают – проверяют. Мы, как наблюдатели, пробовали, и у нас некоторые ребята мазнули себе просто для проверки. Так вот: пятно сразу обнаруживается. Во-вторых, члены избирательной комиссии одеты в специальные накидки (спецформу), это означает, что на участке сразу видно, есть посторонние или нет. Члены комиссии в накидках, наблюдатели с бэйджами – все очевидно. И нет там никаких председателей сельсовета, учителей. В Грузии даже полиции запрещен вход на избирательный участок! Она может вести свои наблюдательные процессы только ВОЗЛЕ участка. А еще один интересный момент, с которым я столкнулся первый раз, связан с прозрачными урнами. Собственно, такие урны я уже видел в Украине, но в Грузии к этому добавлено то, что когда избиратель проголосовал, он кладет бюллетень в специальный конверт. И только потом бросает в урну, чтобы не было видно, за кого он проголосовал. Отличная идея! Хотя при подсчете голосов это, конечно, притормаживает процесс. Потому что бюллетень из конверта еще нужно достать.



– Но что там, на ваш взгляд, самое важное? Из положительного?

– Самый важный момент, который можно использовать в российской избирательной системе, так как он лишает почвы для больших фальсификаций, – жеребьевка. У них она проводится регулярно. Никто из членов участковых избирательных комиссий заранее не знает, чем будет заниматься в день голосования. Все они приходят утром на участок и кидают жребий, который определяет их обязанности: кто стоит возле входа с фонариком, кто стоит возле избирательной урны, а кто считает голоса. При этом не вся комиссия считает, а выбираются три человека – вот они и считают. И, допустим, на участке, где я был – в городе Рустави, председатель комиссии не попал в это число считающих. Он просто спокойненько сидел и смотрел за дисциплиной. Как и с кем желающим что-то сфабриковать договариваться? Со всей комиссией? Это нереально, даже у нас, наверное.



– А как у них с явкой?

– Явка нынче была не очень высокой. Если в 2012 году парламент выбрали 64%, то сейчас почти на 20% меньше. Но поскольку порога явки в Грузии не существует, выборы всё равно состоялись.

 

 

– А вы поняли, чего конкретно ждут от новой власти люди?

– Прежде всего – это надежды. И прежде всего на то, что вырастут зарплаты, пенсии. При пенсии примерно в 100 долларов зарплата там составляет в среднем 200–250 долларов. Вторая надежда – на улучшение взаимоотношений с Россией: у многих грузин здесь проживают родственники, друзья. Если русские могут ездить в Грузию без визы, то вот для грузин для въезда в Россию нужны визы. Грузинам труднее от проблем между нашими странами, чем нам. Скажем, грузины, живущие в России, не имели возможности проголосовать на территории нашей страны: нет посольства – нет выборов. По неофициальным данным, в России живет около миллиона грузин, и проголосуй они – это, наверное, могло как-то повлиять на общие итоги выборов. Хотя, конечно, Саакашвили это точно не помогло бы. Скорее, наоборот, – только усилило бы его поражение!



– Ну а чему-то новому вы реально научились в Грузии? Хотя бы… готовить лобио или петь грузинские песни?

– Ха-ха-ха! Нет, ничему ТАКОМУ я как раз не научился. Но я пил настоящее грузинское вино… Почерпнул, так сказать, новых знаний и ощущений. Это зачитывается?



 

– Зачет. Бесспорно! Научиться пить хорошее вино, научиться чувствовать его вкус…

– Тем более что мне удалось продегустировать самое модное сейчас грузинское вино «Гордость Грузии», его выпустили меньше тысячи бутылок и пока не экспортируют. Наш отель находился в исторической части Тбилиси, и за углом был потрясающий винный погреб, в котором мы не могли не поучаствовать в дегустациях… И я немного научился, как мне кажется, понимать толк в грузинском вине, хотя по-прежнему предпочитаю более крепкие напитки.



 

– Словом, поездка удалась?

– Удалась. Лишь одно обстоятельство ее омрачило. У меня российские таможенники вытащили бутылочку «Хванчкары» из багажа, доказав, что не только в Грузии имеются бедные, не наевшиеся и не напившиеся досыта люди. В нашей стране они тоже есть.



 

– Несчастненькие… Акцию, что ли, организовать в помощь российской таможне? Пособираем всем миром продукты питания и одежку какую-нибудь…

– Да-да. Сейчас вот тоже разрыдаюсь!

 

 

Ольга Фомина

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

-Нельзя сказать, что "Иркутские кулуары" мы воспринимаем, как единственный источник информации, но то, что он заставляет взглянуть на привычные события под другим углом, это да. Это журнал, который интересно именно читать, а не привычно пролистывать, как многие современные издания. Не всегда мнения авторов созвучны твоему собственному ощущению, но определенно, позволяют увидеть многое из того, мимо чего сами бы прошли не останавливаясь. Бесспорно, "Иркутские кулуары" удачное продолжение телевизионного проекта "В кулуарах", который придумал и талантливо реализовал Андрей Фомин.

 

Андрей Хоменко, профессор, ректор ИрГУПС