вверх
Сегодня: 13.12.17
2.png

Нерпу – на волю смерти! НАШ ОПРОС

Ситуация повторяется: на Байкале снова зафиксирована массовая гибель нерп, похожие случаи уже имели место быть. На этот раз причиной падежа животных стало инфекционное кишечное заболевание – энтерит. Многие твердят, что всему виной плохая экология, однако есть и подводные камни: ученые предполагают, что смерть и болезнь – следствие вмешательства самой природы, которой приходится самостоятельно контролировать численность эндемика.

 

По предварительным подсчетам, в акватории Байкала сейчас обитает около 132 тысяч голов тюленя, что значительно выше оптимальных значений в 80–90 тысяч.

 

В результате этого «Госрыбцентр» предложил Министерству природных ресурсов РФ возобновить промышленную добычу байкальской нерпы, которая не ведется уже 10 лет. Об этом на пресс-конференции рассказал директор Байкальского филиала «Госрыбцентра» Владимир Петерфельд.

 

Мы решили обратиться к жителям нашей страны, неравнодушным к судьбе Байкала и его обитателям, и узнать их отношение к сложившейся ситуации и новой инициативе.

 

Елена Андриевская, зоолог, основатель некоммерческого партнерства «Центр реабилитации морских млекопитающих Ленинградской области», г. Санкт-Петербург:

 

 

– Ограничение численности животных – одна из мер управления популяциями, препятствующая возникновению панзоотий (необычайно широкое распространение инфекционной болезни животных, охватывающее страну, группу стран, континент. – Прим. ред.) и подрыву кормовой базы. Всегда таким решениям должны предшествовать очень серьезные комплексные научные исследования.

 

При отстрелах нерп на Ладоге в советское время работали специальные команды стрелков. Индивидуальная добыча была запрещена. Если будет принято решение о лимитировании численности животных, то нужно идти именно по такому пути и не передавать отстрел в руки охотников. Такую стрельбу будет потом очень сложно остановить.

 

Виктор Некрасов, предприниматель:

 

 

– Выход из ситуации заключается там, где его видят специалисты – биологи Лимнологического института. Если они говорят, что решение в контроле численности нерп путем промышленной добычи, – значит, нужно организовывать добычу нерпы. А если они считают, что добыча нерпы в данный момент вредна, – значит, добыча не нужна. Мнение «всезнающей» общественности значение имеет, но не решающее.

 

Что касается браконьерства, то оно будет существовать независимо от того, что решат ученые. Вопрос браконьерства – это задача охраны водных ресурсов, а не научная задача.

 

В прошлом уже происходила массовая гибель нерп на Байкале – в 1980-м и 2000-м годах. В каждом случае ученые из Лимнологического института выявили причину гибели животных. В этот раз они утверждают, что причина – естественная регуляция численности животных. У меня нет причин им не доверять.

 

Елена Занозина, логопед, участник Большой Байкальской тропы, г. Москва:

 

 

– Я против охоты на нерп. Еды – вагон, и химическая промышленность делает замечательные материалы. Незачем убивать животных.

 

О чем вообще речь, какой контроль? Вы посмотрите, о каких количествах ведется разговор! Какая норма? Разница – 50 тысяч голов. Это не то что копейки – это вообще ничто! Сравните хотя бы с количеством людей…

 

Что за норма такая для Байкала? Можно ли и нужно ли их переселить (а то они, как яйца в одной корзине), что за энтерит, как смерть нерп от энтерита влияет на весь остальной биоциноз? Скученность, или загрязнение, или естественное процветание микроорганизмов?

 

Владилен Выдрин, гид активного туризма, г. Улан-Удэ:

 

 

 

– Сейчас популяция нерпы велика, как никогда раньше, однако в искусственной регуляции нерпа не нуждается. Байкал сам вполне способен регулировать численность этого эндемика.

 

Вообще, советую обратить внимание на численность баклана на Байкале. Вот это действительно масштабное бедствие.

 

Нынешние болезни нерпы связываю не только с их численностью, но и со сложившейся негативной обстановкой в плане экологии озера. Байкал меняется под влиянием человека – и, увы, не в лучшую сторону: от попадания инородных для Байкала видов водорослей, развития в связи с повышенными температурами спирогиры, неконтролируемыми сливами, из-за распространения баклана (весьма серьезно) и возросшей антропогенной нагрузки.

 

Я бы баклана, который распространился по вине человека, и неконтролируемые сливы с повышенной антропогенной нагрузкой поставил на одно место по степени важности проблем.

 

Всегда местные рыбаки старались истребить баклана и служили как бы «регуляторами» численности. К примеру, во время войны яйца баклана собирали и ели, а птенцов просто сталкивали со скал, в результате чего этой птицы не стало вовсе. Примерно 10 лет назад бывший заместитель Забайкальского национального парка завез пять пар на остров Бакланий, что в Чивыркуйском заливе. Птицы были привезены с озер Читинской области. Ввиду хорошего приплода + многие из пернатых решили переселиться с теми, что появились на Байкале, с каждым годом все больше и больше стало их прилетать. Сейчас его столько много, что весной небо черное! Проблема в том, что один баклан съедает около 3–4 кг рыбы в сутки. Охотятся эти птицы стайно и загоняют косяки рыб на удобные для лова места, к примеру, во время нереста омуля. Все эти многотысячные стаи сбиваются в устье рек и не дают пройти рыбе на нерест, буквально выбивая ее.

 

Изначально баклан расселился по Чивыркуйскому заливу на острове Бакланьем, после он занял остров Малый Колтыгей. Сейчас его гнездовья обнаружены глубоко в тайге, на устьях многих рек.

 

Там, где гнездится баклан, даже трава не растет, а все деревья, как говорят, становятся белыми, будто скелеты: отмирают от изобилия испражнений птиц. Сам по себе баклан во всем мире считается сорной птицей. Самое интересное, что первоначально при его завозе он был краснокнижным в Бурятии, так как исчез когда-то и его вроде как «восстанавливали». Позже его исключили из Красной книги и разрешили охоту.

 

Стоит отметить, что множество гнездовий баклана находятся в заповедных местах, где охота запрещена. Да и, к слову, в еду он непригоден, вот и выходит, что единственное, что остановит баклана, – это, вероятно, отсутствие рыбы в Байкале, а точнее – крайне низкая ее популяция.

 

Сейчас, если идешь на катере по Чивыркуйскому заливу и смотришь в эхолот, то рыб нет... Разве что подвиды омуля, редкие довольно, их тоже уже несколько лет рыбаки не встречали. С иркутской стороны Баклана меньше, я, по крайней мере, в этом году особо не наблюдал.

 

Елизавета Осипова, кандидат технических наук, доцент кафедры «Автоматизированных систем» ИрНИТУ:

 

 

– Для меня нерпы – это «байкальские дельфины». Они так похожи на человека по своему разуму, что при разговоре о промышленной добыче нерпы лично у меня пробегает холодок по спине.

 

 

Думаю, что природа сама в состоянии регулировать численность байкальской нерпы. И сделает это лучше человека – так, что популяция только оздоровится. А все разговоры о том, что надо как-то ей помогать в этом, – от лукавого.

 

Алексей Творогов, специалист по связям с общественностью Иркутской областной юношеской библиотеки им. И.П. Уткина:

 

 

– Я считаю, что возобновление промышленной добычи байкальской нерпы абсолютно нормальный процесс. Но хочу особо подчеркнуть, что основной целью должно стать не получение прибыли, а контролируемое сокращение популяции. У нерпы нет естественных врагов, она стоит на вершине пищевой цепочки в озере. И если мы не хотим дожидаться мора среди нерп или других проявлений естественного сокращения популяции, которые могут для человека быть не особо приятными и приемлемыми, мы должны взять на себя эту функцию. На мой взгляд, промысел нерпы, но еще раз подчеркиваю – строго контролируемый, может стать, пока действует запрет на вылов омуля, хорошей заменой для заработка проживающих на берегах озера населения и малочисленных народов.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва, руководитель экспедиции Международного дендрологического общества:

 

 

 

– Инициатива добычи нерпы – это не столько новая инициатива, сколько историческая традиция. Популяция нерпы проходит через ряд естественных природных многолетних подъемов и спадов – циклов развития. Местные жители – охотники на нерпу этим занимались сотни лет, аккуратно поддерживая устойчивую численность популяции, не истощая её. Сейчас ученые-байкаловеды ведут мониторинг численности нерпы, поэтому дают научно обоснованные прогнозы и рекомендации о возможных переделах/квотах отстрела, чтобы сохранять популяцию здоровой и развивающейся. Если нерпа слишком сильно размножилась – включаются естественные природные механизмы регулирования ее численности типа известной модели Лотки-Вольтерры. Поэтому следует прислушиваться к оценкам и рекомендациям ученых, а также опытных охотников, проживающих в поселках на берегу Байкала, которые традиционно вели промысел нерпы. Судя по публикациям, в настоящее время популяция нерпы обильна, поэтому контролируемый (не браконьерский) отстрел следует разрешить настоящим местным жителям, образ жизни и традиции которых были всегда связаны с нерпой.

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Хорошо, что есть такой журнал, который нам помогает задуматься, обращает внимание на то, что в рутине мы стараемся не замечать, – да потому, что жить так проще, наверное... Иногда даже думаешь: вот что этим энтузиастам, этой Переломовой, Фомину и их журналистам больше всех надо, что ли? Ведь это такой труд, сколько времени, сил и нервов уходит на создание журнала. Остается сказать спасибо и пожелать развития и творческой бдительности к нелюбимому гламуру и пафосу.

Валентина Савватеева, стилист, имидж-дизайнер, директор Модельно-Имиджевой Студии NEW LOOK

Архив новостей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мысли напрокат

14641994_1143244245753345_2651012371811557823_n.jpg