вверх
Сегодня: 27.03.17
13.png

«Новый Сталин» придет по стопам Путина?

Что будет, если недостаточно легитимный путинский преемник получит в свое распоряжение вполне  отлаженную репрессивную машину?

 

6 марта Президент РФ Владимир Путин подписал закон, вносящий поправки в Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс, в соответствии с которыми ограничивается число оперативных и следственных мероприятий, требующих участия понятых, и вводится процедура сокращенного дознания. Как сообщает Интерфакс, процедура будет применяться, когда «уголовное дело не представляет правовой и фактической сложности, причастность лица к совершению преступления не вызывает сомнения, а само это лицо признаёт свою вину».

Прочитал – и подумалось, а следующим шагом будет что? Неужели отмена презумпции невиновности? По искреннему и неудержимому желанию обвиняемого, естественно.

 В этой связи хочется порассуждать вот на какую тему: где граница между «Сталиным лайт», как иногда называют Владимира Владимировича, и «Сталиным стронг», т.е. полновесным тираном? Можно придумать много лакмусовых бумажек, показателей состоявшегося перехода, но я решил остановиться на трех не вполне традиционных, типологически неверных, но показательных.

 

Первый – это анекдоты. С одной стороны, сегодня мы можем рассказывать анекдоты про Путина сколько угодно. Но лично я не стал бы считать это надежным показателем того, что мы застрахованы от тоталитаризма сталинского типа. Поскольку неизвестно, как действовал бы вождь, окажись он в тех же условиях (внешне- и внутриполитических), что Путин. Понятно, что тогда анекдоты были не сами по себе – они работали на то, чтобы как можно больше получить дешевой рабочей силы в виде зеков. И анекдоты, и закон о трех колосках, и все остальное по сути было лишь поводом к эдакой трудовой мобилизации. Путин имеет запасы дешевой рабочей силы в виде гастарбайтеров, вполне достаточные для его скромных планов. Ведь он и не ставит столь же масштабные созидательные задачи, как Сталин, типа глобальной индустриализации, строительства городов, каналов и т.д. И Сталин сегодня мог бы обойтись другими способами завинчивания гаек. И скорее всего, он использовал бы для этого не идеологические инструменты, а экономические. Которыми в свое время он не мог пользоваться из-за отсутствия права частной собственности.

 

Возьмем другой возможный показатель: при Сталине чиновники не ложились спать, пока «хозяин» не ляжет. Было это повсеместно, даже если чиновник жил совершенно в другом часовом поясе. От чего это шло: Сталину жизненно важно было замкнуть всю власть на себя – ведь он вылез, как прыщ на пустом месте, раздув значение доселе не столь важной должности Генерального секретаря ЦК КПСС. Своей «незаменимостью» И. В. обеспечивал себе легитимность. Сегодня у Путина есть другие инструменты для поддержания легитимности, в частности выигранные выборы. Хотя считается, кто конкурентов у Путина нет, он не незаменим. Хотя бы потому, что президентом был Медведев, и сегодня мы можем обсуждать кандидатуры преемников, и, скорее всего, преемник на самом деле будет. Но сможет ли он обеспечить себе легитимность по-путински? Вот в чем вопрос.

 

Существует, пожалуй, и ещё один показатель: страхом или нет обеспечивается лояльность общества действующей власти. Да, лояльность режиму Путина и вертикали во многом обеспечивается страхом. Только не перед президентом, а перед террористами. Именно этим страхом, как принято считать, продавливается у нас любое завинчивание гаек. Но и во времена Сталина страх был не перед вождем. Его-то люди как раз любили, если бы тогда делались рейтинги, он бы честно набирал свои огромные проценты. Страх был перед системой.

 

По моей версии, когда страх пред системой выйдет на первый план и затмит собой всяких террористов, когда те же полицейские и вообще силовики начнут достаточно массово попадать в жернова созданной ими же системы и ужаснутся этому монстру – тогда и наступит эпоха под названием «Сталин стронг». Наступит ли сия эпоха при Путине? Кто знает... А вот после него, когда в руках недостаточно легитимного приемника окажется великолепно отлаженный репрессивый механизм, вероятность такого сценария повышается в разы.  Разве не так?

 

А теперь вернемся к поправкам в Уголовный кодекс. С их принятием, как я понимаю, обвинение теоретически не очень-то зависит от полицейских. При определенном раскладе они могут отдыхать, т.е. лишаются возможности влиять на ход расследования. Что, в общем-то, в свете всего вышесказанного, мягко говоря, симптоматично.

 

Возможно, существуют другие более наглядные показатели сталинского метода управления, с которыми я в силу своего филологического образования и здоровой аполитичности не знаком. Все изложенное является моим частным мнением. И я был бы рад оказаться неправым в своих рассуждениях.

 

Артём Световостоков



Комментарии  

#1 stal in 07.03.2013 16:41
все может быть.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер

Архив новостей

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Мысли напрокат

OWBKSHnOvAM.jpg