вверх
Сегодня: 14.12.17
16.png

Новый взгляд на пожар в Ангасолке

 

 

 

 

 

Дом-гостиница

 

Вначале загорелся трехэтажный дом-гостиница, который принадлежал предпринимателю Анатолию Головкову. Сам Головков в это время находился в доме – он приехал на Байкал, чтобы проконтролировать ход работ по благоустройству гостиницы.

 

– В первую очередь я строил этот дом для себя, – рассказывает Анатолий Васильевич. – Гостиницей его можно назвать условно, хотя в нем достаточно часто останавливались туристы. У меня было заветное желание – перебраться на Байкал, как только я выйду на пенсию, поэтому строил с любовью и старался, чтобы дом получился максимально комфортным для моей большой семьи. Этим летом ко мне в Ангасолку приехали повидаться почти все родственники – двадцать человек! Разве можно одновременно разместить в городской квартире такое количество близких и дорогих тебе людей?

 

Часто на Байкал к Головкову приезжали отдохнуть друзья. В доме гостеприимно принимали своих и чужих.

 

Благоустройство дома происходило постепенно. В 2010 году в доме была проведена качественная электропроводка, но старый поселковый трансформатор не соответствовал необходимым требованиям, а местная администрация ссылалась на нехватку средств для приобретения нового оборудования. В итоге общими усилиями была куплена новая трансформаторная подстанция. Часть денег выделили сотрудники Иркутской региональной общественной организации «Рериховское культурное творческое объединение», другую часть – руководители альпинистской базы, которая находится в поселке. Большую часть суммы заплатил Головков.

 

 

 

 

Еще до установки подстанции к дому проложили электрокабель, который проходил по столбам через двор местного егеря Сергея Анчутина. Буквально сразу сосед перерубил кабель, который шел от его столба. Свои действия он аргументировал так: «У вас будет слишком мощное энергопотребление, если кабель упадет ко мне во двор, может произойти несчастный случай». Спорить с соседом не стали и прорыли рядом стометровую траншею, в которую заложили новый кабель.

 

В прошлом году в гостинице меняли электросчетчики. Месяца три назад хозяин дома вызывал сотрудников энергосбытовой компании, чтобы они проверили схему учета электроэнергии и выяснили: почему за расход электроэнергии стали приходить «приличные» счета? Среди работников компании был сотрудник, который лично устанавливал новый счетчик и пломбировал его в 2012 году, он же тогда осуществил подключение дома к трансформатору. Он и обнаружил, что номер пломбы не совпадает с номером пломбы, установленной им в 2012 году. При осмотре трансформаторной подстанции специалисты констатировали: нулевой провод, что шел на дом, был обрезан. Об этом был составлен соответствующий акт. Сотрудники компании тогда сказали, что это сделал знающий человек и что жильцам дома сильно повезло: при отсутствии нулевой фазы в любое время могло произойти возгорание. Спасла дом только качественная электропроводка и выполненный контур заземления.

 

В понедельник, 22 октября, Анатолий Головков приехал на Байкал, где хотел остаться надолго: он планировал сделать рядом с домом зимнюю теплицу. Почти целый год поленницей было заложено окно, через которое в дом подавались дрова с заднего двора. Через это же окно можно было легко попасть в дом незамеченным, поскольку это помещение находилось в хозяйственном блоке и изолированно от жилой части дома. За два дня до пожара поленницу разобрали, расчистив место под теплицу. Об «окошке для дров» в поселке знали немногие. Возможно, это очередное совпадение, но пожар произошел именно тогда, когда к этому окну был открыт доступ, и в дом можно было проникнуть незамеченным.

 

Запах кондитерских изделий…

 

В гостинице постоянно проживали супруги Федоровы: Ольга Алексеевна и Николай Геннадьевич – они присматривали за хозяйством и занимались расселением туристов.

 

22 октября в 5:37 утра Ольга Федорова проснулась от сильного запаха кондитерских изделий. Она разбудила мужа, который предположил, что запах нанесло с улицы, и пошел проверять. Спустившись на первый этаж, он увидел: помещение бассейна охвачено огнем. «Горим!» – закричал мужчина и бросился тушить огонь с помощью огнетушителя. Жена тут же принесла ему еще два огнетушителя и побежала будить Анатолия Головкова. Огонь настолько быстро распространялся по помещению, что через две минуты Головков спускался со второго этажа через густой дым и пламя. Минут через пять все поняли: тушить пожар своими силами бесполезно, нужно срочно спасаться самим. Мужчины выбежали на улицу, а Ольга Алексеевна в это время находилась на втором этаже в своей комнате и собирала необходимые вещи. Выйти обратно в коридор она уже не смогла – огонь преградил ей путь к выходу. Пришлось прыгать со второго этажа. Буквально тут же пламя ворвалось в комнату.

 

Как потом пояснили сотрудники МЧС, запах кондитерских изделий появляется при горении изоспана – материала, который применяется в качестве паробарьера для защиты стен. Изоспаном была покрыта вся поверхность стен и потолка в помещении бассейна, где и находился источник пожара.

 

Пламя быстро распространялось по зданию… Была большая вероятность, что оно перекинется на соседние дома. Чтобы предотвратить беду, Головков и Федоровы стали будить соседей. Первым делом они постучались в дом соседа, который жил в соседнем дворе, – егеря Сергея Анчутина. В ворота к нему стучались очень долго, прежде чем он их открыл.

 

– Прошло от силы минут десять после обнаружения пожара, – вспоминает Анатолий Головков. – За это время мы успели разбудить рериховцев, руководителя альпинистской базы – Александра Артеменко и местного жителя Сливкина, а затем вновь вернулись к Сергею. Хотели хоть чем-то помочь ему. Когда вошли в дом, то обратили внимание: в комнате, ближайшей к выходу, лежали большие тюки с вещами. Казалось, Сергей был обескуражен тем, что мы это увидели. Он сказал крепкое словцо в наш адрес, вытолкал нас за дверь и стал выносить тюки на улицу самостоятельно. Вещей было столько, что днем после пожара Анчутин наполнил ими полный шестикубовый кузов грузовика. И когда он успел столько собрать? Нам времени хватило только на то, чтобы одеться, взять документы и самые необходимые вещи – оставаться дольше в горящем доме было просто опасно.

 

 

 

Сотрудники МЧС поинтересовались, чьи это тюки, и были очень удивлены, что за короткое время удалось собрать и вынести так много вещей. На следующий день эти вещи егерь переправил на своей лодке в Слюдянку, где у него находится квартира. Это видели и другие жители Ангасолки.

 

Пожар пытались тушить своими силами, но все было бесполезно. В то утро из пади в сторону Байкала дул сильный ветер, и огонь практически одновременно с пылающего здания гостиницы перекинулся на здание культурного центра Рерихов и на дом местного егеря. Из музея культурного центра успели вынести только две картины – все остальное сгорело. И хотя большинство работ – это копии картин Рерихов, но была и целая выставка оригинальных картин иркутского художника Черкашина. В целом урон был нанесен колоссальный – ведь центр создавался годами, постепенно.

 

Быстро добраться в Ангасолку можно только по Байкалу или по железной дороге. Когда наконец-то прибыл пожарный поезд, а было это в 7:30 утра, три дома были полностью охвачены огнем.

 

Позже в разговоре с сотрудниками МЧС, которые прибыли на место пожара, Анатолий Головков упомянул, что самым первым он разбудил соседа Сергея. Когда это же самое он сказал при встрече с телевизионными корреспондентами, то Сергей Анчутин незамедлительно отреагировал: «Вы меня с кем-то путаете! Меня разбудила жена!». Этой же версии он придерживался и при встрече с другими корреспондентами, что и было напечатано в «Восточно-Сибирской правде» от 28 октября (статья Елены Постновой «Наследие в огне»).

 

Неисправная электропроводка или поджог?

 

Осознание всего произошедшего пришло к Анатолию Головкову и супругам Федоровым позже, когда они вечером, 22 октября, шли по лесу к автомобильной трассе Култукского тракта. Они сопоставили все факты и восстановили последовательность событий. После всего услышанного и у меня возник вопрос: «А так ли все просто и однозначно в этой истории с пожаром?». Сразу хочу предупредить – у меня не было цели кого-то оклеветать или, напротив, обелить. Я старалась опираться лишь на голые факты. Именно поэтому очень многое, о чем рассказали мне участники этих событий, осталось «за кадром». Есть вещи, о которых нельзя заявлять публично, не имея на то соответствующих доказательств.

 

– Зачем нашему егерю нужно было вводить в заблуждение дознавателей МЧС и корреспондентов? – недоумевает Ольга Федорова. – Ведь о том, что на момент пожара в доме находился только Сергей Анчутин и его взрослый сын Владимир, в поселке знали многие. Здесь не так много народу и вся жизнь на виду.

 

В тот день ни невестки Анчутина с годовалым сыном Ваней, ни жены Сергея – Лилии, на которую он постоянно ссылался, в поселке не было. Это готовы подтвердить и другие жители поселка. Жена егеря работала в магазине, расположенном в их доме, но именно в тот день магазин был закрыт. В поселке не очень хорошая сотовая связь – поговорить по телефону можно только в определенных местах. В течение дня Лилия Анчутина несколько раз выходит из дома и разговаривает по сотовому телефону на улице, где ее хорошо видно из дома Головкова. В тот день она не выходила разговаривать по телефону и не гуляла с внуком, как она это делала обычно. С первых минут возникновения пожара и до отъезда пожарного поезда в 17:30 их никто не видел.

 

В той же «Восточно-Сибирской правде» появилась информация о том, что вывод о наиболее вероятной причине пожара – коротком замыкании электропроводки – «…был сделан из объяснения собственника помещения, с которого начался пожар». Анатолий Головков утверждает, что лично он такого объяснения не давал…

 

Очевидцы этой истории все больше склоняются к версии поджога. Иначе как тогда объяснить, что пожар начался от стены, где не было никакой электропроводки? В помещении бассейна велась реконструкция, и проводку там прокладывать не собирались. Да и сладкий запах кондитерских изделий, который почувствовали супруги Федоровы, подтверждает – очаг возгорания находился в бассейне, поверхность стен которого была покрыта изоспаном. Кроме того, пожар начался ночью, под утро, когда все крепко спят и потребление электроэнергии минимально. Тем не менее в качестве главной версии причин возгорания, которая указывалась в СМИ, на первый план выдвигалась «неисправная электропроводка».

 

 

 

– У дознавателей из МЧС своя схема, по которой они работают, – говорит Анатолий Головков. – Мы, в свою очередь, ответили на все вопросы, которые нам задавали, и очень надеемся на объективность и профессионализм сотрудников МЧС.

 

Майор Евгений Панасюк, старший дознаватель Отдела надзорной деятельности по Слюдянскому району УНД ГУ МЧС России по Иркутской области, так комментирует эту ситуацию:

 

– В материале дела указано, откуда начался пожар. Мы обязаны рассмотреть все возможные версии, в том числе неисправную электропроводку и поджог. Пока рано делать какие-либо выводы о причине возгорания. Точное заключение будет только после экспертизы.

 

 

Мария Лаврова

Иркутские кулуары. Фото из архива автора.

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер

Архив новостей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мысли напрокат

1396852882_demki-19.jpg