вверх
Сегодня: 22.10.18
6.png

Поездка на Сундуки

Как только я услышал из уст шаманки Ураны это слово – Сундуки, усмехнулся. Ну, дескать, где уж только ни таскался, ну вот ещё и Сундуки какие-то… Но делать нечего – поехать за три тысячи километров именно на Сундуки пришлось. Плот мой был вновь ненадёжен, плывём. Хоть как-то продвинуться в этом вопросе помогли жизненные обстоятельства моего друга Ильи… Не буду говорить, какие, ехали мы срочно – на следующий же день после звонка Уране в Туву.

 

 

Вот только техосмотр его машины занял полдня. Иначе мы б выдвинулись утром, а так уж ближе к вечеру только. Ночь вся в пути (а спим по полчаса), бежим вслед за Солнцем на Запад – на закат. Красноярск проходим по Красрабу (проспект в честь газеты «Красноярский Рабочий», в разговорной речи «Красраб». – Ред.) – гиперпроспекту, потом через Дивногорск и далее на Абакан. Там у Новосёлово поворот на оз. и пос. Ширу – и вот мы на стоянке… ждать пришлось почти сутки. Долго объяснять, почему. Но всё обошлось, мы чешем на Сундуки – по рытвинам, колдобинам.

 

И вот мы в болотистой низине, массы комаров, какие-то машины рядом из понаехавших на слёт… Ну мы, чтоб долго не думать, сразу берём перекус и идём в гору. Ощущения потрясающие. Сама кладка – как из красных кирпичей, перерастающая в циклопические менгиры, – этажами уходящие ввысь. Казалось бы – и дома прошлого, и брустверы настоящего, и нереально-красивый памятник. А внизу начинались особые красоты, и захватывало дух: озерца, каналы – всё под тонкой кожей лугов. Дальше обзора больше – на десятки километров.

 

 

 

 

 

 

 

А шпиль под названием Сундук особенный – как скала Шаманка на Ольхоне: энергетика так и хлещет. Выход земной коры. Пласты из бездны. Сидишь тут и понимаешь как всё относительно. На гребешке застывшей лавы. Как всё призрачно. Но уходить почему-то не хотелось. Миг над бездной вечности завораживал и окрылял. Человек всё же много чувствует – если поместить его в особые условия и если ему это стоило усилий ещё. И так сидим мы и никуда уходить не хотим. Илюха говорит: останусь тут жить. Куплю избу рядом. И правда: весь мир как на ладони, шли-то мы далеко не на Эверест – 20 минут хода вверх всего.

 

 

Так мы провели два дня. То тасовались среди комаров и жары. То восходили на Книгу Жизни. Так именно и называется второй скальник из подковообразного пласта породы. Экскурсовод говорит: «Если ехать с той стороны, то видна скульптура – как будто человек читает книгу. А эта плита – вон, гляньте, – как сама книга вашей Жизни. И правда, задремав, вытянувшись там после пекла, так и вышло – как всё во сне вновь увидел. И туристы, идущие вниз и вверх, чем не остановочные люди? Те, кто ждёт своего транспорта – или уже не ждёт и решился сам пешком пару остановок пройтись? Или просто ушедшие от забот, как мы? У одного даже на футболке в тему надпись была тиснута: «Кто понял жизнь – ушёл с работы!». Всё, как пазл, сходилось, объясняло нам наше тут присутствие. И встреченный Хранитель Владимир Жабин – точь-в-точь, как хранитель Библиотеки из «Белого солнца пустыни», расстрелянный вмиг Абдуллой, – с такой же седенькой бородкой и в очёчках. Что он говорил, осталось загадкой для нас обоих. Я, как чел без в/о, и Илья как бы и с ним – мы почти не поняли винегрет из эзотерическо-медицинских терминов, которыми сыпал профессор Жабин, подкрепляя свои слова ссылками на некую учёную братву, о которой мы и не слыхали… Из принципа вот возьму и переведу на русский учёный монолог о литосферах и гиперборействе эпох. Но послушать живого Хранителя, конечно, надо было, чтобы понять своё ничтожество и наивность. Однако место тут такое, что неравнодушных и случайных людей здесь не бывает в принципе. Ведь ещё 30 лет назад место было это непроходимо даже для лошадей – топи и болота кругом, гиблые повсюду. И вот оно открылось: эпоха засух и брошенных ещё при советах массовых мелиораций.

 

 

 

 

Пили чай и пытались понять, но любое объяснение нам казалось приукрашенным заблуждением, хотя учёного человека даже перебивать не хотелось. На вопрос он хоть отвечал, но очень туманно. Ещё немного, и казалось, сами всё поймём – точнее, прочувствуем. И опять встречались явно ёмкие редкие научные термины, о которых чёрт свою депутатскую программу сломал, – и… приходилось уж всё начинать сначала (не перебивать и не спрашивать же, «что конкретно вы имели в виду»). Тишина. Место само всё объясняло, не надо даже было оглядываться на него – всё кругом имело смылосилу. 

 

 

Михаил Юровский

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


"Иркутские кулуары" - уникальный случай соединения анархо-хулиганского стиля с серьезной содержательностью и ненавязчивой, то есть не переходящей в гламур, глянцевостью. В кулуары обычно тихонько заглядывают. А тут нечто особенное - журнал не заглядывает в кулуары иркутской жизни, а нагло вваливается туда. И не для того, чтобы тихонько поподглядывать, а для того, чтобы громко поорать.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук